Армянский Младич намерен вновь вернуться в большую политику: получится ли?

13:18 2021/06/16

Кочарян уже наступает на пятки Пашиняну, иногда даже опережает его. Он уже считает себя как бы фаворитом нынешней политической ситуации.

О чем будут говорить президенты Турции и США?

15:26 2021/06/14

Сейчас мы ожидаем от США поддержку ноябрьским и январским соглашениям, содействия таким вопросам, как открытие Зангезурского коридора и передача карт заминированных полей.

Сколько еще людей должно погибнуть, чтобы ООН заговорила об этом?

13:18 2021/06/12

Конечно, Азербайджан рано или поздно решит и проблему мин, обустроит Карабах, вернет туда настоящих хозяев этих прекрасных земель. Но для этого требуется время, и передача карт могла бы это ускорить.

Как и почему Байден расстроил Зеленского?

12:10 2021/06/10

Несмотря на то, что встреча президентов США и России состоится на следующей неделе, уже можно обозначить ее

Почему Меркель не стала Тэтчер?

13:01 2021/06/09

Между Меркель и Тэтчер много общего. Обе онипо специальности химики. Даже внешний вид у них несколько похож –  обе предпочитают стиль деловой женщины.

Близкий и далекий Иран: приход к власти настоящего реформатора исключается

10:19 2021/06/07

С самого начала исламской революции в Иране, ожидалось и ожидается, что в этой стране произойдет вторая революция–на этот раз анти-теократическая. Но, увы!

Что Байден намерен обсуждать с Путиным?..

13:30 2021/06/05

В свое время лидеры США и СССР между собой разделяли или пытались разделить почти всю планету на

Как Пашинян собрался хозяев менять

11:27 2021/06/04

По идее армянский министр должен понять, что в вопросах политики сесть на шпагат не такая уж простая затея, наоборот, весьма опасное занятие.

Почему Тер-Петросян не стал поддерживать Пашиняна?

14:01 2021/06/03

В современной Армении парадоксов предостаточно. И одним из примеров этого является метаморфоза в мышлении первого президента Армении.

«Осажденный» Минск…

14:00 2021/06/01

После того, как Киев покинул геополитическую плоскость России, Минск остается последней надеждой Москвы, ее опорой и последней геополитической крепостью.