Минимум пользы и полный портфель токсичных долгов — в чем суть деятельности кредитных союзов?

На различные негативные моменты в деятельности кредитных союзов неоднократно указывали специалисты, но последнее заявление по поводу этих объединений, сделанное на уровне руководства Государственной службы по сельскохозяйственным проектам и управлению кредитами, удивило даже видавших виды специалистов.

Как выяснилось, примерно 80% кредитов, выданных посредством кредитных союзов, являются проблемными. Глава ведомства Мирза Алиев сообщил об этом в контексте намерений поддержать оздоровление упомянутых организаций, однако озвученные им цифры привлекли куда более пристальное внимание. «Раньше доля проблемных кредитов, выданных посредством кредитных союзов, достигала 92%», — добавил Алиев, констатируя позитив, но именно это обстоятельство вызвало новую волну обсуждений о сути деятельности таких образований.

Как выяснилось из нашей беседы с заместителем директора Русской экономической школы (RESH)UNEC, доктором экономических наук, профессором Эльшадом Мамедовым, кредитные союзы, во множестве действующие на территории Азербайджана, не имеют ничего общего с поддержкой бизнеса и стимулированием экономического роста.

«За многие годы своего существования данный институт показал неудовлетворительные результаты. Сегодня же сообщается, что доля проблемных долгов в общем кредитном портфеле кредитных союзов даже превышала 90%. Это серьезный негативный показатель. И это притом, что местные кредитные союзы  никак не способствовали росту деловой активности и развитию экономики. Микрокредиты, безусловно, нужны, но, во-первых, для развития реального сектора требуются длинные деньги. Кредитные же союзы имели небольшой уставный капитал, кредитовали под высокие проценты и на короткие сроки, что превышало уровень экономической рентабельности. В условиях отсутствия длинных дешевых денег формировать средний,  малый и тем более крупный бизнес невозможно», — считает собеседник.

Профессор констатирует проблему  институционального порядка, лежащую в основе формирования кредитных союзов, а также серьезные сомнения и вопросы к механизму формирования деятельности и регулированию кредитных союзов.

«Лица, непосредственно занимающиеся кредитными союзами, отмечают недостаток юристов в этой сфере, проблемы с регулированием деятельности этих организаций, законностью и главное — бесконтрольностью кредитных потоков. В таких условиях говорить об эффективной деятельности не приходится. Тот факт, что свыше 80% кредитного портфеля кредитных союзов составляют проблемные долги, говорит о серьезных проблемах. Думаю, что Палате контроля над финансовыми рынками и прочим институтам, регулирующим денежно-кредитную политику страны, необходимо ужесточить надзор над регулированием средств в этой сфере», — говорит ученый.

Серьезные показатели токсичных долгов, представленные в последних данных Государственной службы по сельскохозяйственным проектам и управлению кредитами, прокомментировал «Зеркало» банковский эксперт, член Коллегии адвокатов Акрам Гасанов. С его слов, для учреждения кредитного союза требуется одиннадцать членов, и речь идет о форме небанковской кредитной организации, основанной на членстве.

«В отличие от прочих кредитно-финансовых организаций, союзы могут кредитовать только своих членов. На практике они массово нарушают требование закона, и если  кому-то постороннему нужно выдать кредит, его формально оформляют как члена кредитного союза. Происходит множество злоупотреблений, о чем свидетельствуют приведенные данные о проблемных долгах. Организации действуют следующим образом — получают кредиты, якобы выдают их в кредит своим членам, а после долги не возвращаются», — со слов Гасанова, возникает вопрос, чем руководствуются кредитующие их государственные организации и проверяют ли законность деятельности кредитных союзов.

По данным собеседника, актуальная проблема организационно-правовой формы союзов. Почти все они создаются в форме обществ с ограниченной ответственностью, тогда как по факту являются потребительскими кооперативами. И это притом, что в мировой практике кредитные союзы являются кооперативами. В Азербайджане их регистрируют как общества с ограниченной ответственностью.  Дело в том, что участники ООО не отвечают за его долги, тогда как кооперативы, согласно нашему гражданскому кодексу, отвечают. Собеседник уверен, что именно по этой причине кредитные союзы создаются как ООО:

«Вот если бы они регистрировались как кооперативы, тогда  их члены несли полную ответственность, злоупотреблений было бы меньше, — к вопросу о том, как это происходит. — Допустим, действует кредитный союз в составе одиннадцати членов, и нужно выдать кредит постороннему. Оформляется формальное членство, берется откат, выдается кредит и деньги пропали. А ведь взяли кредит у государственного фонда, и тут уже возникает вопрос — как госфонд выдал деньги союзу? Это уже повод для расследования  правоохранительных органов, каким образом госструктуры выдают кредиты непонятным организациям, именуемым кредитными союзами? Когда же приходит время вернуть деньги государственной организации, союз ссылается на проблемный кредит — мол, у заемщика нет денег», — продолжил Гасанов.

Таким образом, экономисты отмечают изначально дефектную практику регистрации фактически кооператива под видом общества с ограниченной ответственностью, с вытекающей отсюда «ограниченной ответственностью» членов союза. После же правонарушения нарастают снежным комом — при выдаче кредитов союзам по линии госструктур, а союзами — фиктивным членам.  «Это сплошные правонарушения, которые не контролировали в свое время ни Центробанк, ни Палата надзора финрынков, и сегодня не контролируется деятельность этих организаций», — по мнению специалиста, оздоровление в этом сегменте следует начать с пересмотра закона «О кредитных союзах» в сторону большей четкости и жесткости, а также правоприменения на уровне госструктур.

В настоящее время в Азербайджане действует около 70 кредитных союзов, они объединяют около 30 тысяч предпринимателей. В целом же показатели говорят о том, что таких объединений становится все меньше. За последние годы многие из них уже лишились лицензий, поскольку грешат нарушением законодательства и не выполняют требований единого надзорного органа финансового рынка. Специалисты считают эту тенденцию положительной, поскольку сегодня Палата надзора над финансовыми рынками, наконец, решает многолетнюю проблему, обусловленную самодеятельностью кредитно-финансовых кооперативов. Но, как показывает реальность, любое доброе начало несет в себе ложку дегтя. Долгожданное намерение Палаты по финансовому надзору навести порядок в этой сфере, и сопряженный с этим обстоятельством процесс ликвидации кредитных союзов чреват последствиями для граждан, оставивших здесь свои сбережения.

Но иного выхода у надзорной инстанции, по всей видимости, нет, поскольку в наследство от Центробанка Палата финансового надзора получила весомый сегмент рынка, живущего по своим правилам и действующего вразрез требованиям закона.  Почему кредитные союзы приняли такой массовый характер?  Ведь если приглядеться к статистике трехлетней давности, суммарный уставный капитал таких «кооперативов» достигал 23,11 млн манат, не менее впечатляют объемы активов на общую сумму в 59,98 млн манат. Отсюда можно сделать вывод, что кредитные союзы пользовались спросом.

При таком размахе деятельности этих организаций ЦБА пришлось пересмотреть отношение к данному сегменту рынка, и решением главного банка страны несколько лет назад были введены новые правила лицензирования кредитных союзов. Своим бурным цветением данный сегмент рынка во многом обязан бытовавшему долгое время мифу о том, что кредиты под проценты могут выдавать только банки и небанковские организации.

«Такой необоснованный подход поддерживался судебной властью, и отсюда следовало, что все остальные учреждения и частные лица призваны кредитовать безвозмездно, — объяснил эксперт. — Таким образом, получалось, что если кредитор, не являющийся банком или небанковской организацией, выдает средства под проценты, а заемщик не платит, и дело доходит до суда, суд выносит решение о компенсации первоначальной суммы долга без учета процентных ставок. При этом по действующему законодательству ссуду под проценты может выдать любое лицо, но при условии кредитования собственных средств. Ведь если средства под кредит берутся у третьих лиц, проще говоря, предметом сделки становятся «чужие» деньги, и мы имеем дело с банковской деятельностью».

В результате такой судебной практики кредитные союзы в нашей стране появлялись все эти годы как грибы после дождя. Желающие выдавать деньги в долг, заручившись хоть какой-то юридической поддержкой, не имея средств для банковской и небанковской деятельности, учреждали кредитные союзы. Как уже говорилось выше, кредитование в рамках таких кооперативов охватывало не только членов организаций, но и посторонних лиц.

«Все эти годы соответствующие инстанции закрывали глаза на имеющиеся правонарушения, — отметил эксперт. — Поворотным моментом в истории бурного расцвета местных кредитных союзов стала памятная конференция, прошедшая в Конституционном суде с участием судей КС, представителей Верховного суда, где я выступил с докладом о неоправданной судебной практике, по которой выходит, что никто, кроме банков и небанковских организаций, не может кредитовать под проценты. Судейское сообщество не признало свою ошибку непосредственно в ходе мероприятия, однако судебная практика резко изменилась, и сегодня наши суды защищают кредиторов, выдающих средства под процентные ставки».

Со слов банковского эксперта, при таком повороте событий кредитные союзы потеряли прежнюю актуальность и уже не представляют былой интерес для учредителей, тем более в условиях ужесточившихся последнее время требований надзорных инстанций. Однако неверно утверждать, что под давлением контрольных инстанций масса кредитных союзов бесследно уходит с рынка. В поисках менее обременительных условий эти организации меняют форму, подстраиваясь под сложившиеся реалии.

 

| 2018-12-19T22:21:02+00:00 19 декабря 2018, 21:48|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|