«Опасные игры»: чем закончится французско-турецкий раздор в Ливии?

Ливийский конфликт является вторым, после сирийского, фронтом  консолидации разных стран и создания блоков по принципу геополитических интересов. Данный конфликт, как и сирийский, делит страны на тех, кто поддерживает маршала Хафтара и тех, кто поддерживает официально признанное ООН  государство.

Если в Сирии Турция и Франция были по разные стороны баррикады, причем Франция была не на стороне официального Дамаска, а на стороне курдских террористических формирований, которые угрожают турецкой государственности, то сейчас официальный Париж на стороне другого террориста в официальном мундире — Хафтара.  И если французы закрывали глаза на действия Анкары на севере Сирии, то ситуация в Средиземноморье и растущая  роль Турции в этом регионе напрямую бьют по интересам Парижа.

Недавно президент Франции Эмманюэль Макрон,  говоря о ситуации в Ливии, сказал: «Турция играет опасную игру в Ливии, и я говорил об этом президенту Эрдогану».

Проблема возникла тогда, когда Франция обвинила турецких военных в агрессивном поведении в Средиземном море при попытке французов досмотреть грузовое судно, направлявшееся в Ливию под охраной турецких ВМФ.

Турция обвинения отвергла, ссылаясь на то, что французский корабль совершал опасные маневры. Официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын заявил в интервью французскому агентству AFP, что поддержка Парижем сил Хафтара угрожает безопасности НАТО.

Он также назвал инцидент между фрегатами Турции и Франции у побережья Ливии демонстрацией «смерти мозга» НАТО.

«Когда я смотрю на то, что было сделано на прошлой неделе под командованием НАТО у берегов Ливии, я считаю это недопустимым. И я отсылаю вас к заявлениям, которые были сделаны мной в конце прошлого года, — о «смерти мозга» НАТО. Я думаю, что это одна из лучших демонстраций», — заявил Макрон.

В свою очередь глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу обвинил Францию в «опасных играх и лицемерии» в Ливии, а также в манипуляциях политикой Египта.

Он отметил, что СБ ООН поддерживает Правительство национального согласия (ПНС) Ливии, а Франция – член СБ ООН, при этом выступает на другой стороне конфликта. По его словам, это «лицемерие».

«Все видят, что настоящая Франция играет в опасную игру», — подчеркнул он. Таким образом, он «вернул» президенту Франции Эмманюэлю Макрону его слова об «опасных играх» Турции в Ливии.

Комментируя ситуацию вокруг турецко-французских отношений, политолог Яшар Ниязбаев сказал, что отношения Турции и Франции действительно в последнее время значительно ухудшились, когда Макрон впервые озвучил мысль о «смерти мозга» НАТО.

«Тогда Эрдоган первым отреагировал на это и сказал, что «смерть мозга» произошла не у НАТО, а у самого Макрона. Это совпало именно с тем моментом, когда Турция начала операцию «Источник мира» на востоке Евфрата. Данная перепалка произошла из-за того, французы поддерживали сирийских курдов и в этом регионе находились французские военные инструкторы и даже военные базы. Поэтому французы не хотели, чтобы Эрдоган проводил эту военную операцию.  С тех пор отношения сильно были испорчены», — сказал эксперт.

Аналитик также добавил, что сейчас позиции Турции и Франции разнятся в Ливии.

«Официальный Париж поддерживает Хафтара, а военные победы Турции в Ливии сильно мешают  планам французов в Ливии. На сегодня Франция охраняет берега Ливии и мешает Турции транспортировать в эту страну военные грузы. Даже был инцидент, когда Франция захватила турецкий корабль после того, как он выгрузился, и отправила его в Италию.  Поэтому сегодня можно говорить с уверенностью:  между странами — серьезный конфликт», — отметил аналитик.

По его словам,  МИД Франции сделало заявления и пригрозило санкциями, Греция также просит у ЕС санкции в отношении Турции.

«Но не у всех стран позиции в этом вопросе совпадают, и Германии и Италии невыгодно вводить санкции против Турции. В  ЕС, как известно, все принципиальные вопросы в руках у немцев. Но большой вопрос будет ли  ЕС выступать как единый блок, или отдельные страны будут принимать отдельные от ЕС решения. На сегодня пока есть ограничения только в вопросе бурения на шельфе вокруг Кипра», — сказал он.

Главная проблема между Парижем и Анкарой – это столкновение геополитических интересов, Турция пытается увеличить свое влияние в восточном Средиземноморье, а также пытается найти возможность добывать  здесь нефть и газ, что противоречит интересам французов.

«Турция пытается заставить такие страны как Франция, Греция, Египет и Израиль считаться со своим присутствием в восточном Средиземноморье. Об этом говорят все официальные лица Турции, утверждая, что без нее невозможно  решить какие-то проблемы в регионе», — сказал он.

Аналитик также добавил, что в этой связи визит главы МИД Италии в Турцию является хорошим знаком.

«Италия не поддерживает антитурецкие заявления некоторых европейских страны, что также является положительным знаком. Можно считать, что Италия выступает на стороне Турции, либо же пытается сыграть миротворческую роль в этом конфликте», — резюмировал он.

 

| 2020-06-26T18:16:02+04:00 26 июня 2020, 19:00|12345 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
|