Интернет-издание «Зеркало» запустило рубрику «По закону», в которой читателям при необходимости будет дана бесплатная юридическая консультация. Рубрика преследует цель устранить правовую безграмотность среди населения и расширить практику обращения граждан за помощью к правоведам. Никакого самосуда…

Поскольку автор этой статьи 23 года занимался освещением криминальных событий и проблем, связанных с попиранием прав человека, то не понаслышке знаком с неприятными ситуациями, в которые часто попадают журналисты, критикующие действия чиновников и пишущие о различных правонарушениях. Разумеется, критика и распространение негативной информации неоднозначно воспринимаются со стороны субъектов правонарушения. В итоге журналистов, часто необоснованно, пытаются привлечь к ответственности за так называемое оскорбление чести, достоинства и деловой репутации (сама не раз оказывалась в такой ситуации).

Однако проблема в том, что далеко не каждый журналист в Азербайджане осознает, насколько тонок и безнадежен правовой лед, на который он ступает в своих публикациях, каким осторожным и точным надо быть во имя безопасности своей и редакции.

Было бы полезно систематически проводить семинары для журналистов, где на конкретных текстах анализировались бы оптимальные с точки зрения риска стратегии работы журналиста над текстом и типичные ошибки. Еще 10 лет назад такая практика в стране существовала. При помощи семинаров журналисты совершенствовали свои профессиональные навыки. К сожалению, сегодня работники СМИ предоставлены сами себе, а речевой беспорядок, который наблюдается на информационных сайтах, говорит о том, что давно назрела необходимость научить журналистов не только грамотно выражать свои мысли, но и парировать возникшие претензии при необходимости.

Я хочу, чтобы эта статья и последующие стали для начинающих журналистов своего рода учебным пособием.

Проникновение в журналистскую среду (в том числе на телеканалы и в радиоэфиры) огромного числа непрофессионалов и случайных людей, монополия в массовой коммуникации электронных СМИ, деофициализация ТВ и радио, появление вида прессы, который на Западе называют «таблоидами» – все это расшатало нормы языка массовой коммуникации. Если раньше существовали правила написания статей, то сейчас при наличии такого обилия жанров и «нравственного плюрализма» особенно актуально умение подбирать правильные слова и выражения.

Ведь журналистские проколы и нарушения чаще всего вызваны не злонамеренностью автора, а легкомысленным, небрежным обращением с языком, низким профессиональным уровнем публикатора, неспособностью найти юридически безупречную форму выражения мысли и ее эмоциональной окраски.

Однако проблема не только в профессионализме. Понятия и термины в правовых нормах должны трактоваться, пониматься однозначно, адекватно смысловому содержанию и точно соответствовать намерению и воле законодателя.

В этой сфере не все обстоит так благополучно. Даже комментарии к законам не спасают положение. Много затруднений возникает при использовании «оценочных» терминов. Например, «неприличная форма» оскорбления, в котором так часто обвиняют журналистов.

В уголовном и гражданском законодательстве есть несколько типичных журналистских правонарушений: унижение чести и достоинства и деловой репутации, оскорбление, клевета, распространение материалов противоправного содержания и другие. Юристы знают, что для правильной квалификации правонарушения важно уметь отличить факт от мнения в текстах СМИ.

Но что должны знать журналисты?

За высказанные идеи и мнения, оценочные суждения публикатор не несет ответственности, ибо по Конституции АР каждый имеет право на свободу самовыражения, свободу мнений и убеждений, за исключением случаев, когда их распространение прямо запрещено законом.

Поэтому идеи, мнения, оценки не могут быть опровергнуты по решению суда, как несоответствующие действительности. На практике же, по делам о защите чести и достоинства и деловой репутации нередко приходится встречаться с подменой предмета спора.

Вместо того, чтобы добиться от СМИ публикации ответа истца, суды обязывают опровергнуть высказанные оценки и мнения, выплатив компенсацию за моральный вред. Идеи же не опровержимы, а оспоримы!

Поэтому многочисленные дела по искам общественных деятелей и организаций, обиженных оценкой, принципиально неверно разрешены в пользу истцов. Очень важно для журналистской и юридической практики разработать исследование проблем соотношения факта и мнения в текстах СМИ.

Более сложным является понятие «деловая репутация». За защитой деловой репутации обращаются в суд госорганы, должностные лица, общественные организации и отдельные граждане, которые не осуществляют коммерческой, предпринимательской деятельности. Тогда как понятие деловой репутации в гражданском-правовом смысле применимо только к физическим и юридическим лицам, участвующим в деловом обороте.

Важно знать, что государственные и муниципальные органы, осуществляя властные и управленческие функции и общественные объединения, выполняя уставные задачи, не являются участниками гражданского оборота и не являются носителями деловой репутации и потому не могут требовать ее судебной защиты. Потому что честь, достоинство и деловая репутация – это личные блага, защищаемые в индивидуальном порядке. Законодательство не предусматривает защиты нематериальных благ каких-либо общностей и групп.

Если обнародованные сведения не соответствуют действительности, то у истца возникает право требования опровержения без тяжких последствий для редакции и журналиста, которые предусмотрены в случаях унижения чести, достоинства и деловой репутации.

Что касается такого правового понятия, как компенсация морального вреда, нанесенного распространением неверных порочащих сведений, то журналистам следует знать, что закон недвусмысленно определяет понятие морального вреда, как причинение физических и нравственных страданий.

Следовательно, юридическое лицо — образование искусственное сознанием не обладает, испытывать какие-либо мучения не способно. Однако на практике руководители разного рода юридических лиц (ведомств, местной администрации, правоохранительных органов, общественных организаций) предъявляют и даже выигрывают иски о защите чести и достоинства и деловой репутации (каковых они не имеют), добиваясь не только опровержения сведений, но и компенсации морального вреда. Это абсурдно, но тем не менее не перестает быть фактом.

Моральный вред, в отличие от материального, не исчисляется в объеме понесенных убытков, а компенсируется в порядке «утешения». 

Неспособные испытывать физические и нравственные страдания юридические лица не могут и не должны рассчитывать на их компенсацию.

Важнейшим способом смысловой защиты является осторожное, аккуратное и продуманное употребление ненормативной, инвективной (оскорбительной) лексики и фразеологии.

В обществе существует множество субкультурных образований (профессиональные, молодежные, криминальные), каждое из которых имеет свою систему символов и норм, стиль и манеру общения. Общественные деятели, официальные лица и пресса зачастую говорят и пишут, используя воровской жаргон и не стесняясь в выражениях. Когда границы между нормами речи размыты, очень сложно четко определить различие между нормами этикета, хамством и гражданским или уголовным правонарушением.

Из всего этого выделим один момент. Допустимо ли в СМИ обличать кого-либо в совершении преступления при отсутствии судебного признания данного лица виновным? Можно ли называть его преступником при наличии у журналиста данных о событиях и действиях такого рода?  Не нарушается ли при этом принцип презумпции невиновности?

При всей кардинальной важности этого демократического института даже в уголовном процессе презумпция невиновности не имеет абсолютного и неоспоримого значения (субъект преступления, не достигший возраста уголовной ответственности, исключается).

Во внепроцессуальных отношениях ссылка на принцип презумпции невиновности представляется неуместной и не может служить основанием для запрета СМИ сообщать сведения об известных им преступлениях и лицах, их совершивших, как общественно значимых событиях. Более того, это гражданский и профессиональный долг журналистов. Потому что такие сообщения СМИ, согласно УПК АР, являются поводом к возбуждению уголовного дела.

Разумеется, за достоверность таких сведений СМИ несут ответственность в уголовном и гражданском порядке.

Итак, презумпция невиновности не препятствует журналистскому расследованию и праву журналиста выражать свое мнение о выявленных противозаконных действиях и виновных лицах.

Чтобы минное поле превратилось в правовое, по которому не страшно ступать в поисках истины, каждый журналист должен быть немного юристом.

Бесплатную юридическую консультацию вы сможете получить, написав о проблеме на e-mail: [email protected] В условиях сохранения анонимности мы будем освещать проблемы обратившихся к нам читателей, чтобы граждане впредь не попадали в такие сложные ситуации и знали, как действовать.

image
(Пока оценок нет)