Ералаш с нерабочими днями – последствия ожидаемы 

Объявив карантин, правительство не позаботилось внести ясность в вопрос с нерабочими днями, сообщил # юрист Акрам Гасанов.

Чтобы понять, о чем речь, начнем с красноречивого российского примера. Президент РФ Владимир Путин сообщил накануне, что объявленный впервые 25 марта период нерабочих дней завершается с 12 мая. И хотя недавнее выступление российского лидера приковало внимание азербайджанцев невиданной ими в собственной стране щедростью социальной поддержки  (единовременную помощь в размере 10 тыс. рублей (230 манатов) получат все российские семьи с детьми от 3 до 15 лет включительно), есть и другой существенный момент.

С 12 апреля единый период нерабочих дней для всех отраслей завершается. Но не завершается борьба с эпидемией, сказал Путин. Ранее в телеобращении 25 марта, посвященном борьбе с распространением COVID-19, президент РФ объявил нерабочей неделю с 30 марта по 5 апреля. 2 апреля Путин выступил с новым обращением к населению, продлив режим нерабочих дней до 30 апреля. О следующем продлении периода нерабочих дней Путин объявил 28 апреля. Он сообщил, что нерабочими с учетом обычных для начала майских праздников будут все дни вплоть до 11 мая. Все четко и ясно.

По свидетельству Акрама Гасанова, в нашей стране с этим полная неразбериха. Нерабочие дни закончились либо 31 марта, либо 5 апреля, говорит специалист в области права.

— Скажу для начала, что после праздника Новруз первый рабочий день приходился на 29 марта. Однако 25 марта правительство постановлением 113 установило, что с 29 по 5 апреля включительно считаются нерабочими, а первый рабочий день придется на 6 апреля. В тот же день я выступил с тем, что правительство неправомочно объявлять дополнительно нерабочие дни. Приняв это замечание, спустя шесть дней, 31 марта постановлением 122 Кабмин отменил постановление 113. Однако в новом нормативно-правовом акте про нерабочие дни ничего не сказано, но сообщается, что в период карантина применяется особый трудовой режим. Сначала до 20 апреля, после дату продлили до 4 мая, а потом до 31 мая.

Отличительная суть российского подхода от нашего в том, что трудиться могут только упомянутые в постановлении работники тех или иных сфер экономики, говорит Гасанов. Принимая во внимание замечание эксперта о недопустимости самовольного установления правительством нерабочих дней, Кабмин решил пойти другим путем – запретив на время карантина определенные виды деятельности. И это при том, что в заявлении эксперта вовсе не говорилось, что нерабочие дни в стране не нужны. В нем лишь указывалась необходимость решения вопроса в законной плоскости. Замечательно, что запрещая деятельность субъектов предпринимательства, правительство продолжает выходить за рамки своих полномочий, поскольку такое возможно только в условиях ЧП, вводимого главой государства с согласия Милли Меджлиса.

Что важно, в отличие от России, у нас не объявили нерабочие дни, продолжил собеседник. Постановка вопроса следующая — после 31 марта все дни, кроме выходных и официальных праздников – рабочие, но правительство запретило работать труженикам целого ряда сфер экономики. Есть выигравшие и проигравшие в результате такого подхода.

— В первую очередь это выгодно работодателям, в том числе и госструктурам, — говорит Гасанов. Ведь за выход на работу в нерабочие дни по закону нужно платить двойной оклад. А поскольку эти дни у нас не объявлены нерабочими, зарплаты в период карантина прежние. И это, пожалуй, первое обстоятельство, вытекающее из такого подхода правительства. По сути нам говорят, что дни вообще-то рабочие, но некоторые граждане не могут работать. Для сравнения, в России и прочих странах прошедшее время карантина официально считалось нерабочим.

Но вопрос здесь не только в экономии для работодателей. Возникают проблемы с расчетом сроков, поскольку люди ошибочно считают все дни карантина нерабочими. А значит, было правильно действовать по российскому сценарию – объявить эти дни нерабочими за исключением сотрудников отдельных сфер, отмечает юрист:

— В нашем законодательстве срок осуществления ряда действий связан с рабочими днями. Например, согласно Кодексу об административных правонарушениях (КоАП), сроки оплаты штрафа исчисляются в рабочих днях. И сейчас, вполне возможно, многие граждане не спешат с оплатой, считая текущие дни нерабочими, тогда как формально в масштабах страны это рабочие дни. Еще острее обстоит проблема со сроками, которые исчисляются в календарных днях. Например, это касается подачи жалоб на судебные акты и решения.

По закону, если срок истекает в нерабочий день, жалобу следует подать в первый же рабочий день. Т.е., несмотря на карантин, сроки действуют как обычно. Предположим, 13 апреля истекает срок подачи жалоб на судебные постановления, а гражданин считает, что это не так, поскольку карантин и все сидят дома. Многие так думают, и никто не дает им пояснений, что в стране продолжаются рабочие дни. Формально суды работают, хотя не проводят заседаний. Но еще большей проблемой является то, что своим постановлением 122 Кабмин отменил постановление 113, где 6 апреля – первый рабочий день.

Но вернемся к хронологии событий — 25 марта Кабмин объявил первым рабочим днем 29 марта, позже – 6 апреля, не поясняя, что будет с рабочими днями.

— Как минимум, 29, 30 и 31 марта люди на работу не вышли, а задним числом это менять нельзя. Но возникает вопрос, а первый рабочий день после этого какой? – вопрошает юрист. — Скажем, у кого-то истекал срок подачи жалоб на судебные постановления 21 марта. Мы знаем, это был нерабочий, праздничный день. И человек думал, что подаст жалобу 29 марта – в первый рабочий день. Но Кабмин перенес рабочий день на 6 апреля, потом 31 марта неожиданно взял и отменил это свое решение, не пояснив, когда же первый рабочий день – 1 или 6 апреля?

Еще хуже то. что последнее постановление от 31 марта не было сразу опубликовано. Кстати, на сайте Госреестра правовых актов нет постановлений правительства 113 и 122, хотя согласно конституционному закону «О нормативно-правовых актах», все такие решения, постановления Кабмина являются нормативно- правовыми актами и должны быть опубликованы в этом реестре.

Отсюда напрашивается печальный вывод – мы от России отстаем не только по уровню соцподдержки собственных граждан, но серьезно уступаем в элементарной правовой грамотности, подытожил Гасанов. Вроде бы, простой вопрос с рабочими днями, но даже его не смогли отрегулировать, обернув в ералаш.  И эта неразбериха обязательно даст о себе знать позже. Люди столкнутся с тем, что они, оказывается, просрочили многие сроки, думая, что в стране нерабочие дни.

| 2020-05-13T00:00:13+04:00 12 мая 2020, 22:55|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|