Заявитель не дожил до рассмотрения своей жалобы Евросудом

Общеизвестно, что Европейский Суд по Правам Человека (ЕСПЧ) перегружен жалобами и потому вынужден рассматривать некоторые из них в приоритетном порядке. В таких «пожарных» случаях, коммуникация жалобы правительству может начаться буквально через несколько месяцев после ее регистрации Евросудом. Другим же жалобам приходится ждать рассмотрения годами.

И все бы ничего, но иным жалобщикам не хватает жизни, чтобы дождаться весточки из Страсбурга. К последним относился и Сабир Гараш оглы Халили, 1935 года рождения, которому при подаче жалобы в ЕСПЧ в декабре 2010 года было уже 75 лет. Отметим, что даже на начало 2019 года, средняя продолжительность жизни мужчин составляла 73 года, а 8 лет назад она была и того меньше. Вроде бы очевидно, что такие, отнюдь не многочисленные в практике Азербайджана случаи могли бы рассматриваться в ЕСПЧ чуть быстрее. Однако и через 8 лет желанная коммуникация так и не началась, и старик сдался и умер. Можно полагать, что бюрократы из Страсбурга едва ли опечалились по этому поводу, особенно узнав, что никто из наследников не собирается продолжать жалобу.

Впрочем, и остальные 6 недавних январских решений были выдержаны в основном на минорной ноте.

Так, дошло до решения дело шиитского богослова Джейхуна Джафарова, арестованного 10 марта 2015 г. по обвинению в госизмене в форме шпионажа и освобожденного под надзор полиции 30 сентября следующего года. В середине 2018 г.  уголовное дело и вовсе закрыли.

Дело это вызывало много толков, тем более что теолог подал жалобу в ЕСПЧ о нарушении статей 3 и 5 (запрет пыток и право на свободу) Европейской Конвенции по Правам Человека (ЕКПЧ). Однако до рассмотрения Евросудом дело не дошло. Летом прошлого года адвокат сообщил ЕСПЧ, что заявитель доволен тем, что он освобожден и его дело закрыто, и желает отозвать свою жалобу, что и было сделано Евросудом. Остается гадать, в чем была (и была ли?) вина теолога, что он провел за решеткой полтора года, но можно и просто порадоваться за него,  с учетом того тяжелого наказания, которое грозило по «изменнической» статье.

С предварительным следствием по уголовному делу, вернее, с его длительностью (статья 5-3 ЕКПЧ), была связана и жалоба «Этибар Гусейнов против Азербайджана». Тут заявитель получил некоторую денежную компенсацию. Как видно из опубликованного решения, заявителя удовлетворила предложенная правительством сумма компенсации морального ущерба в 3.900 евро и расходов по делу в 500 евро, и он отозвал свою жалобу.

Остальные дела, рассмотренные Пятой Секцией ЕСПЧ по делам против Азербайджана, традиционно касались разнообразных имущественных споров, причем во всех случаях Евросуд отказался рассматривать их по существу дела. Тем не менее, каждый из них поучителен для других заявителей в ЕСПЧ.

Так, жалоба «Xayal KFT против Азербайджана» была признана неприемлемой. В истории, которая тянулась с 1997 года, заявитель добился в 2001 г. от компании «Sabirabad-Pambıq» выплаты долга. Однако спустя полтора года на сцене появляется Министерство Экономического Развития, которому принадлежало 29% акций должника. В конечном счете, суд первой инстанции отменил свое решение и предписал заявителю вернуть выплаченные ему средства.

С правовой точки зрения процесс представлял патовую ситуацию, так как с обеих сторон были пропущены процессуальные сроки. Так, по старому законодательству (до 2000 г.) кредитор мог обратиться в суд за выплатой долга в течение всего 1 года. Должник в суде этот вопрос не поднял, и в суде в 2001 г. применили новое законодательство, невыгодное для ответчика. С другой стороны, МЭР, а вслед за ним и ответчик стали жаловаться на решение спустя годы после вступления его в силу, просрочив время для жалоб без уважительной причины.

Итак, с обеих сторон были пропущены сроки. Но оставался вопрос очевидной несправедливости нового решения местных судов. Долг все же оставался долгом, и он был возвращен кредитору при согласии обеих сторон. В общем, ЕСПЧ мог бы разобраться в ситуации, когда законность пошла в ущерб справедливости, и создать весьма интересный прецедент. Но проблема была в том, что заявитель и тут пропустил в своей жалобе 6-месячный срок, установленный Регламентом Евросуда.

Почему сроки играли с человеком такую злую шутку в течение двух десятилетий? Скорей всего потому, что рядом с ним не было грамотного юриста. Ведь и жалобу в ЕСПЧ руководитель компании подал и вел переписку тоже самостоятельно. Отметим, что это проблема не только этого человека, но и многих заявителей в ЕСПЧ, и остается только надеяться, что расширение рядов Коллегии Адвокатов как-то смягчит ее остроту.

В деле «Шахин Агаммадов против Азербайджана», заявитель из Шемахи взял в долг у двух кредиторов: частного банка и  Министерства труда и социальной защиты, причем в случае с министерством, предприниматель взял заем под свою мельницу. Спустя какое-то время, частный банк подал на должника в суд, требуя конфискации мельницы в счет долга. В течение нескольких лет, Верховный Суд принял два решения, из которых первое было в пользу заявителя, а более позднее — в пользу кредитора. Жалоба же, поданная в ЕСПЧ спустя 7 лет, касалась первого решения, а второе заявителем даже не комментировалось.

Жалоба, таким образом, касалась неисполнения решения, которое уже было отменено. ЕСПЧ счел, что при таких обстоятельствах, у заявителя не было исполняемого и окончательного решения в его пользу. Поэтому Евросуд счел такую жалобу неприемлемой и не стал ее рассматривать.

Попытка скрыть от Страсбурга часть истории была заранее обречена, т.к. в ходе коммуникации жалобы, правительство тоже предоставляет информацию по делу. Причем оно прямо обязано представить в ЕСПЧ копии всех решений по делу, даже тех, которые уже были приложены к жалобе заявителем. Это исключает не только неполноту документов, но и возможность их подделки (недавно за такое была пожизненно отстранена от ведения дел в Страсбурге украинская адвокатша).

В другом деле, «Екатерина Эльдерханова и другие против Азербайджана», заявители не угодили ЕСПЧ тем, что не отвечали на письма в процессе коммуникации. При этом почта ссылалась на то, что попытки доставить письмо были безуспешными, а заявители и их адвокат Дж.Г. не сообщили об изменении своего почтового адреса (как предписывают правила ЕСПЧ). В свете этого, Евросуд счел, что «заявители могут рассматриваться как не желающие дольше поддерживать свою жалобу», и исключил ее из списка на рассмотрение.

Похожая ситуация сложилась и в деле «Тахир Кязымов против Азербайджана». Здесь Евросуд смог списаться с адвокатом С.А., которая, однако, сообщила, что потеряла с жалобщиком связь. Естественно, что ЕСПЧ снял жалобу с рассмотрения с аналогичной формулировкой.

Такие случаи давно уже перестали быть единичными. Очевидные ляпы в жалобах, написанных без адвоката, потеря связи с ним заявителя и Евросуда, отказы заявителей от адвокатов, не урегулированность вопроса оплаты труда и т.д. В той или иной степени все эти ситуации поднимают парадоксальную проблему необходимости правовой помощи (включая бесплатной) гражданам Азербайджана со стороны властей при подаче ими жалоб в ЕСПЧ против собственного правительства.

Обратимся к нашей Конституции. Государство гарантирует защиту прав и свобод каждого (ст. 26, ч. II), в том числе в суде (ст. 60, ч. I). Причем каждый обладает правом на получение квалифицированной правовой помощи (ст. 61, ч. I), в предусмотренных законом случаях правовая помощь оказывается бесплатно, за счет государства (ст. 61, ч. I). При этом не оговаривается, что помощь будет гарантирована лишь в национальных судах. А решения ЕСПЧ, являясь признанным средством «защиты прав и свобод каждого», обязательны для исполнения, то есть влияют на защиту граждан в национальных судебных инстанциях.

Кроме того, согласно ст.34 ЕКПЧ, Азербайджан обязался «никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению» права на жалобу в ЕСПЧ. У нас понимают это обязательство исключительно как негативное, т.е. как отказ от создания прямых препятствий. Но может ли практически подать жалобу в ЕСПЧ старушка в доме престарелых, заброшенный семьей заключенный-бедолага, ребенок-беспризорник? Ведь в их случае «эффективному осуществлению» мешает не чиновник, а их материальное положение. Государство гарантирует малоимущим правовую помощь — и на деле оказывает ее, но в национальных судах. Хотя можно вспомнить и то, что сотни беженцев когда-то подали свои жалобы в Евросуд против Армении наверняка не без помощи государства, которое в данном случае действовало по букве и духу Конституции.

Так что остается надеяться, что реформы в системе адвокатуры коснутся и этой болезненной для нашего общества темы.

Эльдар Зейналов

 

| 2019-02-14T11:03:16+00:00 14 февраля 2019, 11:52|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|