Русские хотят просто выяснить, какова будет реакция Баку и пределы допустимой «ползучей аннексии» – Пол Гобл

Прошло более месяца со дня подписания трехстороннего соглашения между Баку, Ереваном и Москвой о прекращении огня в Нагорном Карабахе и вводе российских миротворцев. Однако карабахская тематика все еще остается одной из самых важных вопросов информационного пространства, к нему вновь и вновь обращаются известные политологи со всего мира, тем более что нерешенных проблем осталось достаточно много, поскольку Большой мирный договор пока не разработан и не подписан. И вопрос с новыми, откорректированными по своему усмотрению, картами размещения миротворцев, опубликованными российским Минобороны 11 декабря, предполагающими произвольное расширение их зоны операции, одна из них. Естественно, что это вызвало у азербайджанской общественности и власти закономерное, вполне понятное и справедливое недовольство, и не осталось вне внимания даже зарубежных экспертов.

Свое видение ситуации вокруг идущих процессов в Нагорном Карабахе представил в интервью американской журналистке Джоан Лисоски известный американский политолог, специалист по постсоветскому пространству, бывший советник Госсекретаря США Пол Гобл.

# представляет часть размещенного в Youtube интервью с Полом Гоблом:

 

— Соглашение от 10 ноября остановило военные действия, но это все же пока еще не мирный договор. Разумеется, когда-то оно может стать основанием для разработки и подписания всеобъемлющего мирного соглашения. Пока же остаются открытыми многие вопросы, в том числе вопросы подконтрольности территорий. Поэтому попытки ползучей аннексии, продвижения вперед той или иной стороны все еще будут в расчете на реакцию противоположной стороны. Предполагаю, что в российской стороне есть силы, которые заинтересованы в проверке возможности продвижения от исходной точки, о которой стороны договорились по условиям соглашения от 10 ноября, чтобы увеличить зону оккупации. Азербайджан же не заинтересован в проведении каких-либо операций на местах дислокации своих военных. Ситуацию можно охарактеризовать как «проверку пульса». Ввиду того, что отсутствуют точные карты дислокации и размежевания сторон, координируемые, как правило, мирным договором, различные участники процесса будут продолжать совершать такие попытки. До той поры, пока не будет разработана карта, согласованная со всеми участниками договора от 10 ноября.

Эти процессы повышают риски для Баку. Надо знать, что российские миротворческие силы несут миссию расширения территории оккупации и сейчас пока проверяют реакцию азербайджанской стороны. Но называть провокацией это я бы не стал, поскольку это действие предполагает ответные шаги. Русские же хотят просто выяснить, какова будет реакция Баку и пределы допустимой «ползучей аннексии», проверяют лимит терпения азербайджанской стороны. Эти действия не предполагают военного противостояния, скорее всего вопросы относительно границ будут решаться на договорной основе.

Что касается Минской группы ОБСЕ, то она хотела бы стать площадкой для переговоров по подписанию будущего мирного договора, однако 44-дневная война за Карабах, ее итоги и заявления президента Ильхама Алиева на встрече с сопредседателями дают основание считать, что эта структура не имеет рычагов влияния на процесс. Я всегда был скептически настроен в отношении Минской группы, изначально считал, что конфликт имеет два решения – военное превосходство одной стороны, что мы увидели в процессе Второй Карабахской войны, или же интенсивные личные переговоры лидеров сторон конфликта. Минская же группа имеет значение в том плане, что процессы идут под эгидой и с благословения международной общественности. И не случайно, независимо от того, что происходило в ходе визита сопредседателей в Баку, а может даже именно поэтому, США, ЕС и ОБСЕ выразили поддержку Минской группе, поскольку опасаются усиления влияния России или Турции в отсутствие Франции, что поставит Армению в еще более слабое положение. Проблема в том, что сейчас Баку является принимающей решение стороной. Насколько далеко готов пойти Баку в своем отношении к Минской группе зависит от его отношений с Москвой. Армении в этой ситуации мало что остается.

Азербайджан остановил продвижение своей армии, хотя мог бы освободить от оккупации весь Карабах и полностью разгромить армянскую армию. Баку принял мудрое и верное решение, поскольку в противном случае Азербайджан был бы обвинен международной общественностью в военных преступлениях громадных масштабов. Азербайджан достиг своей цели, причем без ущерба для своей репутации.

Считаю, что переговоры будут, но предполагаю, что роль Минской группы значительно уменьшится. Учитывая расположение Азербайджана, можно думать, что без радикального изменения состава этой структуры, в частности включения Турции или еще какой-то другой страны, как того хотел бы Баку, Минская группа не сможет сохранить свою значимость, которой она обладала в течение 30 лет.

Относительно миротворцев — согласно международному праву, Россия как союзник одной из сторон конфликта не может участвовать в миротворческой операции в Карабахе. Но в то же время, Азербайджан как независимое суверенное государство имеет полное право приглашать войска любой страны – это может быть и Россия, и Турция. Но следует констатировать, что влияние России на Южном Кавказе уменьшилось в значительной степени. Москва хотела руками Баку устранить Пашиняна, но, как оказалось, появились опасения, что нынешнюю армянскую власть могут сменить реваншистские, желающие вооружиться до зубов, силы, причем не промосковские. Чего Москва категорически не хочет, новая война не в ее интересах. Поэтому пока Владимир Путин отложил свои планы по устранению Пашиняна. Кроме того, российский лидер в принципе против смены власти путем уличных протестов, и Лукашенко он продолжает поддерживать по этой причине.

В результате этой войны Москва окончательно потеряла доверие армянского народа, который считает, что Россия предала своего союзника, люди на улицах в большей степени обвиняют Москву, чем свою власть. Как оказалось, простые армяне настроены против России даже больше, чем сам независимо мыслящий премьер. Что стало для Кремля полной неожиданностью.

Что касается Турции, то она была главным поставщиком оружия, использованного Азербайджаном в этой войне. Большая политическая поддержка Азербайджана Турцией была одной из причин неучастия России в этой войне, поскольку была большая вероятность прямых боестолкновений между Анкарой и Москвой. То есть, хотя Турция и не участвовала напрямую в военной операции в Карабахе, она сыграла огромную политическую роль – Россия не могла позволить себе риск возникновения военного противостояния со страной НАТО. Позиция и поддержка Турции придала уверенности Азербайджану для проведения военной операции. Фактически, Турция удержала Россию от вмешательств в конфликт на стороне Армении.

Может ли внешняя политика Анкары оказать негативное влияние на Баку? Потенциальные риски для Азербайджана существуют. Потому что внешняя политика Турция иногда непредсказуема, в частности в своих отношениях с Москвой — то они друзья, то противники. И если какая-то страна, в данном случае Азербайджан, слишком близка с Турцией, она становится заложником ее отношений с третьей стороной.

Интерес представляет вопрос, полной ли победы добился Азербайджан по результатам этой войны. Международная общественность подтвердила, что следует придерживаться границ 1991 года. Но Азербайджан не смог получить контроль над всеми оккупированными территориями, российские миротворцы заняли определенные районы. Это, конечно же, победа Азербайджана, но она не полная. Покинувшие в свое время свои дома азербайджанцы в какое-то время поймут, что они не могут вернуться, и это может создать проблемы как для Баку, так и для Карабаха.

Еще один актуальный вопрос – это наказание сторонами конфликта своих военнослужащих за военные преступления в ходе военных действий. Азербайджан уже привлек четырех своих военных к ответственности, что вызвало однозначное одобрение со стороны международной общественности и правозащитников. Однако правительство Армении все еще не предприняло никаких шагов в этом направлении.

Азербайджан принял единственно верное решение, призвав к ответственности совершивших преступления военных. Очевидно, что обе стороны допустили неправомерные деяния, однако Азербайджан своевременно приступил к расследованию таких случаев. Армения же, вероятно, все еще находится под воздействием перенесенного в результате военного поражения шока, но поступив по примеру Баку, она могла бы оказаться в выигрыше и соблюсти свои интересы, прежде чем за это возьмется международный трибунал.

| 2020-12-22T18:42:29+04:00 22 декабря 2020, 20:24|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading...|