Не референдум, а «neverendum»  — Мэтью Брайза о статусе Нагорного Карабаха

# представляет часть размещенного в Youtube интервью американской журналистки Джоан Лисоски с аналитиком Атлантического совета, экс-послом США в Азербайджане, бывшим сопредседателем Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайзой, посвященного Московскому соглашению, подписанному президентами Азербайджана и России Ильхамом Алиевым и Владимиром Путиным и премьер-министром Армении Николом Пашиняном:

 

— Встреча лидеров Азербайджана, Армении и России в Москве, как ожидалось, должна была быть посвящена ситуации в Карабахе, однако, на ней обсуждались в большей степени проблемы экономики и транспортной инфраструктуры в регионе, в том числе организации железнодорожного сообщения Армении с Россией. Это была первая после завершения военных действий встреча лидеров Азербайджана и Армении, правда Алиев и Пашинян не обнялись и не обменялись рукопожатием. Как бы вы оценили эту встречу и в чем ее значение?

— Конечно, эта встреча представляет огромную важность. Кстати говоря, были и объятия. И, мне кажется, объятия между Владимиром Путиным и Ильхамом Алиевым были более эмоциональными, на лице российского лидера можно было заметить даже улыбку. И мне кажется, что после этого он был вынужден обнять и Пашиняна, даже похлопал его по плечу.

Главы государств в ходе переговоров, исходя из пунктов, в частности 9 пункта, Трехстороннего соглашения от 10 ноября по разблокированию транспортной инфраструктуры, сфокусировали свое внимание на конкретных планах по дальнейшим совместным действиям. Замечу, что эти переговоры касались только коммуникаций между Азербайджаном и Арменией, про Турцию даже не упоминалось. Это важный момент, который стоит отметить, и не только потому, что Турция страна НАТО. А еще и потому, что Путин в результате этих переговоров зацементировал доминирование России в Азербайджане и продемонстрировал, что за штурвалом находится он, в том числе при реализации инфраструктурных проектов.

Итоговое соглашение предусматривает создание рабочей группы на уровне заместителей председателей правительств для решения вытекающих из соглашения проблем с указанием сроков предоставления для утверждения перечня и графика реализации мероприятий по восстановлению имеющихся и сооружению новых объектов транспортной инфраструктуры, необходимых для международных перевозок через Азербайджан и Армению. Все проекты должны быть согласованы и утверждены всеми тремя государствами, а это означает, что Москва имеет право «вето». Турция же осталась вне игры. Между тем, Запад рассматривал Анкару в этих процессах как контрсилу против миротворческих сил России. Теперь же, роль Турции в инфраструктурных проектах заморожена Россией. А ведь среди турецких инвесторов есть большой интерес к этому коридору. В Турции шли активные обсуждения относительно усилий по примирению Азербайджана и Армении, совместных энергетических проектов, информационных технологий, газопровода. Кстати, про газопровод даже не упоминается, поскольку Россия против него. Обсуждаются только магистрали и железнодорожные сообщения.

Вместе с тем, считаю, что эта встреча была достаточна результативной – обговорены коммуникации, Россия заняла позицию ведущей страны, Турция пока отстранена, а говорить о Франции и США вообще не приходится.

— Путин говорит, что война закончена, Алиев – что конфликт завершен, Пашинян же утверждает обратное и говорит, что есть вопросы, требующие неотложного решения. Как считаете, такая позиция Пашиняна может оказать сопротивление процессу?

— Не думаю. Пашинян пытается защитить лично себя и свое политическое будущее – вспомним хотя бы попытку покушения на его жизнь, совершенную некоторое время назад. Пашинян имел в виду, что в Трехстороннем соглашении о прекращении огня от 10 ноября 2020 года ничего не говорилось о статусе Нагорного Карабаха.

Сделаем экскурс в историю: в январе 2009 года Ильхам Алиев и тогдашний президент Армении Серж Саргсян неофициально договорились о принятии основных, базовых принципов Минской группы, т.е. были согласованы Мадридские принципы. Сейчас, после Второй Карабахской войны, соглашение достигнуто по тем же принципам, за единственным исключением — пункта о статусе Нагорного Карабаха. То есть, Азербайджан после своей победы уже не позволит провести там когда-либо референдум. Честно говоря, все эти годы никто из сопредседателей Минской группы, и даже сам армянский президент, не верили, что такой референдум когда-нибудь может состояться. По этому поводу у нас даже была шутка, что армяне называют это «референдумом», но это – «neverendum».

Так вот, эти же принципы лежат на столе и Пашиняна, и даже в ходе первого режима прекращения огня он поддержал базовые принципы, но потом отверг их. В октябре после освобождения Азербайджаном от оккупации территорий на границе с Ираном, Путин позвонил Алиеву, который вновь заявил о приверженности базовым принципам, но Пашинян не согласился, поскольку предусматривалось возвращение азербайджанцев в Шушу и на другие деоккупированные территории. Пашинян сказал, что это было бы для него суицидом. И продолжил войну, в итоге – потерпел сокрушительное поражение. Но ведь по закону жанра, проигравшая в войне сторона не может диктовать условия мира. И Алиев с Путиным сказали Пашиняну  — Мадридские принципы остаются в действии, но статуса Нагорный Карабах уже не получит.

По результату, Пашинян потерпел поражение по всем фронтам – большие потери в живой силе, разгром армии и техники, деоккупация территорий, да еще и окончательная потеря возможности получить статус. Лучше бы он согласился на мир раньше. Но если он перестанет требовать обсуждения статуса, его политическая карьера завершится в ту же минуту. Его в этом вопросе поддерживает Франция. Президент Ильхам Алиев жестко высказался на эту тему и во время визита сопредседателей в Баку, и даже сказал, что я вас не приглашал. То есть, Баку и Москва уже договорились относительно этого вопроса. Я же считаю, что конфликт завершен, Армения проиграла и находится под протекторатом России, Франция себя дискредитировала, США сейчас не до Карабаха, Россия же уже по факту присутствует в Азербайджане.

— Но Пашинян и Путин упомянули Минскую группу.  Продолжит ли она свою работу в регионе, оставила ли Москва ей какую-то часть работы?

— Сами сопредседатели считают, что им есть над чем работать, Путин просто прикрывается Минской группой, чтобы легитимизировать свое самостоятельное и единоличное участие, хотя все карты у него в руках, Пашинян же пытается затянуть процесс, в надежде на роль Франции и возможное включение США в процесс определения статуса. Минская группа еще может быть вовлечена в процессы вокруг миротворческой миссии, ее состава, продолжительности пребывания, но это всего лишь предположения на данном этапе.

— Президент Ильхам Алиев в одном из своих выступлений до отъезда в Москву отметил, что миротворческие силы в ряде случаев выходят за пределы своих полномочий, но на саммите об этом он не сказал. Почему?

— Это достаточно спекулятивный вопрос. Возможно, изменилось поведение российских миротворцев — к примеру, во время нарушения режима прекращения огня в Гадрутском направлении они продемонстрировали быструю реакцию, видно, что они обезоружили армянских военных, тем самым сняли напряженность. Пока видно одно, Россия не показывает стремления к оккупации. Не скажу, что Россия смогла заручиться доверием Алиева, но опасения в какой-то степени уменьшить смогла.

— Путин заявил о возвращении 48 тыс. армянских беженцев. Это большая цифра, свидетельствующая о том, что Россия в течение этих двух месяцев работала в режиме нон-стоп. Вернувшимся в Карабах армянам представляются большие льготы. Куда идет этот процесс? Почему они размещают только армян?

— Азербайджан не может вернуть своих беженцев на деоккупированные территории, пока не завершится процесс разминирования. Даже по подсчетам самого Азербайджана, на это потребуется порядка трех лет. Озвучивалась даже цифра в 15 лет. Т.е., есть технические причины. Что касается возвращения 48 тыс. армян, это очень хороший результат, поскольку тем самым обеспечивается мирный процесс и восстанавливается мирная жизнь. То есть, Азербайджан демонстрирует всему миру, что Пашинян и мировое армянство фактически клевещут на Баку, обвиняя его в т.н. геноциде армянского народа, и что намерения Азербайджана самые искренние. Я очень положительно расцениваю в этом смысле работу российской миротворческой миссии, конечно, хотелось бы, чтобы там были и миротворцы НАТО, США, но их, к сожалению, там нет, поэтому хорошо, что российские миротворцы находятся на этих территориях. И для Азербайджана тоже есть положительная сторона их пребывания там. Всем становится ясно, что Азербайджан не намерен мстить за Ходжалы, а заинтересован в мирном сосуществовании двух народов на этих землях, экономическом расцвете региона. Это месседж всему миру, подтверждающий вымыслы относительно азербайджанцев. Ведь азербайджанская армия могла бы пойти до победного конца, освободить весь Нагорный Карабах, однако она после освобождения Шуши остановилась всего в шаге от окончательной победы и полного разгрома армянской армии. Тем самым показав добрую волю и мудрость. Азербайджан нашел военное, политическое, экономическое решение проблемы и одержал блестящую дипломатическую победу.

— Нет ли опасений, что усиленно размещая в Нагорном Карабахе только армян, Россия изменит демографическую картину региона? И не усматриваются ли за этим процессом далекоидущие планы?

— Я бы удивился, если бы Россия не имела других планов. Вместе с тем, я точно знаю, что мои коллеги по Минской группе – Мерзляков и другие, да и Лавров, никогда не показывали намерений препятствовать возвращению азербайджанцев. Даже, наоборот, всегда настаивали на этом на встречах со всеми лидерами Армении. То есть это не ставилось под сомнение даже армянами. Так что, я не думаю, что Россия будет препятствовать, в то же время у нее, как и у любой другой державы, естественно, есть свои интересы, и это вполне объяснимо. Надо понимать, что Путин мастер игры. И на площадке, где он играет, есть несколько мячей. Он всегда сможет увести мяч своего соперника. Его задача сейчас установить мир в регионе, открыть коммуникации, инвестировать. Другой вопрос, что Путин хочет военного присутствия в регионе в проецировании на будущее. Задачи могут быть самые разные, вплоть до установления протектората России над Нагорным Карабахом, как в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии. Это и вопрос престижа, ведь Россия со времен самодержавия и СССР всегда имела империалистические цели. Кроме того, это дамоклов меч над страной пребывания, средство влияния и манипуляций. Это и месседж Грузии, да и всем остальным постсоветским государствам, Ирану и Турции, что «мы тут».

— Почему, все же, Турция отсутствовала на московском саммите?

— Так саммит созвал Путин, и он Эрдогана не пригласил. Это очень серьезный сигнал, свидетельствующий о том, что Путин играет мускулами перед турецким лидером. Он не отрицает, что Турция тоже в деле, но только тогда и там, где хочется ему, Путину. И Путин будет использовать это против Турции в самых разных ситуациях. Возможно, даже в вопросе С-400, ведь Вашингтон оказывает серьезное давление на Турцию, чтобы она не задействовала эти системы.

— В Баку на неофициальном уровне много говорилось о вероятности создания турецких военных баз на территории Азербайджана. Но на днях Минобороны Азербайджана опровергло эти слухи. Почему появилась необходимость делать публичное опровержение?

— Тут можно только строить предположения. Может, не хотелось раздражать Москву, или Турция опасается напряженности в отношениях с Россией, или другие столицы НАТО против. Но самый простой ответ – Москва не хочет.

| 2021-01-14T14:05:41+04:00 14 января 2021, 15:04|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 votes, average: 4,50 out of 5)
Loading...|