Без ожидания прорыва

В Украине кипят нешуточные страсти. По мере приближения даты встречи лидеров Украины, России, Франции и Германии в Париже в нормандском формате множатся комментарии, высказывания политиков и активизируется дипломатическая активность.

Президент Франции Эммануэль Макрон в Москве обсуждал предстоящий саммит и его возможные результаты. В Киев приехал министр иностранных дел Германии Хайко Мас. Судя по тому, что о приезде немецкого гостя стало известно только в воскресенье, визит носит экстренный характер. Проблем при разрешении кризиса на Донбассе достаточно много, а верная себе Москва их постоянно добавляет.

Наряду с проблемами военного и гуманитарного порядка, которые, так или иначе, но поддаются разрешению, основными все-таки остаются вопросы политические.

Интересно, что разночтения носят фундаментальный характер. В Москве хотят особого статуса оккупированной территории Донецкой и Луганской областей и закрепления его в конституции Украины. В то время как в минских протоколах говорится об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО). Почувствуйте разницу.

Нет никакого секрета в том, что Кремль хочет воткнуть ОРДЛО в тело Украины на правах конфедерации с тем, чтобы они и дальше управлялись из российской столицы, а содержала их Украина. Это даже больше, чем есть сейчас относительно Приднестровья. При этом Москва требует, чтобы Киев сначала изменил конституцию, признал назначенных Кремлем гауляйтеров в Донецке и Луганске, и все их марионеточные военные формирования и органы власти.

Отсюда следует следующая сопряженная проблема — выборы. Вроде бы все соглашаются, что они должны проходить по украинским законам. Однако в деталях, в которых скрывается черт, начинаются разногласия.

Во-первых, кто их будет проводить. Если украинская ЦИК, то как обеспечат свободную агитацию и деятельность украинских политических партий, СМИ и организаций контроля гражданского общества за избирательным процессом. В Украине к этому давно привыкли, а в России и тем более в оккупированных ОРДЛО об этом и слышать не хотят.

Во-вторых. На украинской территории не могут иметь место не предусмотренные законом вооруженные формирования и органы власти. Это имеет прямое отношение к безопасности при проведении выборов. Повадки местных боевиков всем хорошо известны. Киев требует их роспуска и полного контроля в обеспечении безопасности на выборах.

В-третьих. Контроль украинской армии и пограничников на границе с Россией как обязательный элемент безопасности. Москва не соглашается, так как это прервет подпитку боевиков с российской стороны и через несколько дней они просто разбегутся.

В-четвертых. В Москве настаивают на полной амнистии боевикам, так как принимать их у себя она не хочет. Киев же готов на амнистию только для тех, кто не участвовал в боях исключительно на индивидуальной основе.

Противоречия по этим и другим проблемам остаются и их разрешение весьма проблематично. Все это многим в Украине внушает подозрение, что три лидера будут давить на президента Владимира Зеленского, чтобы он ради мира согласился на российские условия. Другими словами, на капитуляцию Украины.

Добавим, что в определенной мере, общественные опасения используются оппозиционными политиками для атак на власть, обвинений ее в так называемой зраде (предательстве) и желании на этой основе увеличить свой политический капитал. Это дополнительно повышает общественную температуру.

Обозреватели в Киеве считают, что Мас приехал в Киев, чтобы убедить Зеленского в необходимости закрепить в конституции, в крайнем случае, в законодательстве, особый статус ОРДЛО. Скорее всего, так как его понимают в Москве.

Некоторые основания для этого есть, если вспомнить события недавнего прошлого. Еще в начале осени Киев не соглашался на реализацию формулы Штайнмайера. Германский министр выступил посредником между главой российского МИД Сергеем Лавровым и его украинским коллегой Вадимом Пристайко. После разговора последнего с Масом в середине сентября Украина согласилась на формулу Штайнмайера.

Не удивительно, что посредничество Маса вызывает в украинском обществе весьма настороженное отношение. Так и вспоминается «честный маклер» Бисмарк, как он себя называл, который на Берлинском конгрессе после Крымской войны фактически оказывал давление на российскую дипломатию в принятии условий Парижа и Лондона.

Путин и Меркель по телефону обсуждали подготовку к встрече в Париже. В московском сообщении говорилось, что стороны согласились с необходимостью закрепления особого статуса Донбасса в законодательстве Украины. И буквально на следующий день Хайко Мас приезжает в Киев.

В интервью РБК-Украина Пристайко рассказал, что выработано два подхода к итоговому документу встречи в Париже.

«Первый: давайте контролировать наши ожидания и не ставить слишком амбициозные задачи перед собой, чтобы потом, не найдя путь их выполнения, мы не говорили, что прогресс не достигнут, и мы даже откатились назад. Это осторожный подход, который зафиксирован в коротком коммюнике. Мы этот документ выписали, все четыре стороны на него согласились».

Есть подход прорыва, если о нем договорятся четыре лидера. «Оперативно будет подготовлен новый документ. Например, все четыре лидера придут к тому, что надо заканчивать с войной. И есть три‑четыре шага, которые надо сделать… Это — идеальный сценарий. Но сейчас наши ожидания основаны на минимально возможном варианте».

По мнению украинского министра иностранных дел в прорывном варианте лидеры примут стратегические решения, а тактические вопросы будут обсуждаться уже в Минске в рабочих группах. «Лидеры договорились, определили вот такие следующие направления. Теперь договаривайтесь в Минске, создайте подгруппы. Например, по передаче границы под контроль Украины. И в течение некоторого времени покажите нам решение, как этого добиться. Второе: в гуманитарной группе закончите до такого‑то и такого‑то времени обмен всех на всех. Решите существующие гуманитарные проблемы, подготовьтесь к возможному проведению выборов. Всем четырем подгруппам (по безопасности, политической, экономической и гуманитарной), думаю, будут даны направления, по которым они за определенный разумный период работы должны будут показать результат».

Что-то подсказывает, что прорыва в Париже не будет. По одной и очень простой причине — мир на Донбассе России не нужен. Поэтому нигде договориться не получится. Хоть в Париже, хоть в Минске. Невозможно договориться, если от вас требуют капитуляции вместо компромисса.

На одной из встреч с журналистами президент Зеленский сказал, что отвел на разрешение донбасского конфликта один год. Если не получится, то отходим в сторону, и пусть Россия с дорогими боевиками и террористами сама возится и делает что хочет. Причем, с дорогими в прямом и переносном смысле.

В 1930-х гг. по другому поводу украинский поэт Павло Тычина в своем стихотворении предлагал не оглядываться на соседей. В русском переводе эти строки звучат так:

И пускай себе, как знают,
С ума сходят, умирают, —
Нам свое творить…

Если в Париже не договорятся, то пора отгородиться от боевиков и заняться вплотную реформированием Украины, ее экономическим подъемом. Как говорила Маргарет Тэтчер, «Маркс и Спенсер» (известная сеть магазинов в Великобритании – авт.) победили Маркса и Энгельса.

В конце концов, ГДР присоединилась к ФРГ, а никак не наоборот.

| 2019-11-19T22:02:17+00:00 19 ноября 2019, 22:31|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|