Как нам обустроить нашу внешнюю политику? 

В принципе, с самого начала была ясно, что проведение сбалансированной внешней политики не является самоцелью, это всего лишь один из способов и инструментов обеспечения и отстаивания национальных интересов и приоритетов.

Вдобавок, не стоит забывать такой известный факт, что национальные интересы также не являются статическими понятиями, по мере усиления, укрепления и роста государства меняются структура и приоритеты, в том числе, самих национальных интересов.

Если в первые годы независимости Азербайджана для нас доминантными и сверхважными задачами являлись обеспечение безопасности еще совсем молодого государства и вытекающие отсюда первостепенные цели, теперь уже этого не скажешь –например, мы уже являемся одними из ведущих «игроков» в области транзитной и энергетической политики не только в южно-кавказском регионе, но и даже в масштабах Европы.

В этом плане последние мысли, высказанные президентом республики Ильхамом Алиевым в его известном интервью, относительно нашей внешней политики, следует считать весьма знаковыми.

Во-первых, со слов президента стало ясно, что завершился сложный переходный период, стоящий перед внешней политикой и дипломатией: теперь вопрос о выживании молодого государства в сложном геополитическом фоне можно считать полностью решенным – наше государство и общество выдержало это испытание, Азербайджан утвердился и состоялся, как независимое и суверенное государство.

Во-вторых, наступает новый этап для нашей внешней политики: Азербайджану уже нет необходимости находится в плену «региональных и геополитических реалий», постоянно корректируя свою внешнюю политику в зависимости от региональных и глобальных геополитических тенденций; еще раз заметим, что наше молодое государство достаточно окрепло и в состоянии самостоятельно определять свои национальные приоритеты, независимо от того, соответствуют ли они тем или иным «требованиям» или же  «стандартам» сильных мира сего.

Эту фазу в отличии от первой фазы следует называть активной фазой для нашей внешней политики и дипломатии. Весьма и весьма знаменательно, что несколько лет тому назад президент И.Алиев также объявил о конце переходного периода в экономике. Выходит, что мы сделали еще один ощутимый шаг в направлении укрепления нашей государственности.

Но и тут не мало, как говорится, громких слов или пустой «акустики»: понятно, что пока не решится карабахская проблема нам трудно будет всерьез говорить об успехах нашей внешней политики и дипломатии.

Поэтому очевидно, что новые реалии требуют новых решений доктринального и институционального характеров. Мы находимся в постоянном соревновании с Арменией. Наши экономические ресурсы позволяют нам создать не только сильную армию, но и более развитую и широкую сеть дипломатической и внешнеполитической службы – в этом отношении наше министерство иностранных дел должно быть одним из самых крупных министерств не только в стране, но и целом, в регионе.

И не надо забывать, что скудные ресурсы Армении на этом поприще компенсируются стараниями армянской диаспоры. По объективным причинам у нас нет такой диаспоры за рубежом. Но мы можем решить эту проблему открывая как можно больше дипломатических представительств. Вдобавок, в отличии от нас, наши турецкие братья имеют достаточно влиятельную диаспору во многих странах мира. Работая вместе с ними, согласовывая некоторые аспекты внешней политики двух стран можно выходить на новый уровень дипломатии.

В принципе, такая работа проводилась и теперь проводится, поэтому речь идет только о ее интенсификации: помнится, что еще покойный президент Гейдар Алиев говорил, что я поручил всем нашим послам работать совместно с турецкими коллегами.

Есть задачи институционального характера и внутри страны. Думается, что создание нового Центра изучения региональных проблем также следует рассматривать в контексте последних заявлений президента страны; стране требуется тщательно разработанная и детально продуманная внешняя политика, которая, конечно, не может существовать без соответствующих национальных «мозговых трестов».

Это в принципе, совсем новая область для нашей внешней политики, но определенный опыт все же существует, ведь наши дипломаты не первый год занимаются внешней политикой, — поэтому еще раз заметим, что какой-то опыт уже накопился.

Тут важно отметить еще один момент. В первые годы независимости чувствовалась острая нехватка национальных кадров; не было людей, знающих даже обычный дипломатический протокол, не говоря уж о тонкостях теории и практики международных отношений. Но слава Богу, этот период остался позади: сейчас очень много талантливых молодых дипломатов-международников. Единственно, что им следует не забывать, это то, что дипломат обязан быть патриотом и государственником.

Внешняя политика и дипломатия не должны служить интересам узкого круга лиц или какой-то отдельной политической силы, как например, это происходит в соседнем Иране. Но к сожалению, часто выражение «национальные интересы» становится весьма и весьма туманным, и расплывчатым, происходит, как уже заметили, отождествление интересов узкой группы с интересами нации или же государства.

Есть такая поговорка, что сапер ошибается один раз. Думается, что тоже самое относится и к дипломатам: во внутренней политике еще есть возможности как-то исправлять те или иные ошибки и просчеты, но этого не скажешь касательно внешней политики – она не любит «расслаблений» и самое главное, безответственности…

| 2019-02-18T15:13:20+00:00 18 февраля 2019, 15:45|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 9,00 из 10) Загрузка...|