Виталий Арьков: «Миной замедленного действия является «армия» трудовых мигрантов»

Коронавирус серьезно изменил привычный уклад жизни многих государств, но нас более всего интересует ситуация у соседей? Как живут россияне в условиях карантина? Тем более, что в отличие от нас, у них уже начались митинги против карантинного режима, спровоцировавшие беспорядки. О том, как живется на Руси в условиях карантина, рассказал в беседе с # главный редактор информационно-аналитического портала PolitRus Виталий Арьков.

По его словам, всеобщий карантин, как таковой, на территории России не введен. В большинстве регионов действует т.н. режим самоизоляции. Регионы России хоть и ориентируются в этом вопросе на Москву – например, запускают проекты с выдачей электронных пропусков, но нередко ограничительные меры менее жесткие, а кое-где уже началась поэтапная отмена ограничений. Например, где-то уже разрешено работать салонам красоты и мастерским по ремонту одежды и обуви (при соблюдении санитарно-эпидемиологических условий), а на уровне Правительства России обсуждаются технические условия для снятия запрета на работу ресторанов и кафе. Сейчас, пока, они могут работать только на вынос и через популярные службы доставки еды.

Арьков обратил внимание, что как мера карантин применяется к людям, имевшим контакты с выявленными носителями CoVID-19. Как минимум две недели они не имеют права покидать место проживания и находятся под постоянным наблюдением врачей. И подобная мера – ограничение на две недели — ранее действовала для всех приехавших в Россию иностранцев или вернувшихся на Родину россиян. С недавних пор, рассказывает Арьков, она распространилась и на внутреннюю миграцию – две недели на карантине обязаны находиться все прибывшие из регионов с неблагополучной эпидемиологической ситуацией, то есть по факту все перемещающиеся между субъектами Федерации.

«Об этом не говорится вслух, но мера была введена, прежде всего, в отношении возвращающихся из полыхающей коронавирусом Москвы домой студентов и работающих вахтовым методом. По некоторым данным, в период с начала эпидемии Москву покинули порядка 2 млн человек. Именно они, а также члены их семей и друзья, чаще всего фигурируют в сводках о новых случаях заражения в регионах. Многие работавшие в Москве провинциалы проживают в сельской местности. И с самодисциплиной у большинства этих товарищей проблемы, и с качеством медицинского обслуживания на селе», — отмечает он.

По словам главреда, миной замедленного действия является и «армия» трудовых мигрантов. Только по официальным данным, на момент начала эпидемии таковых в России насчитывалось свыше 2 млн человек, в реальности же цифра выше. Подавляющее большинство – выходцы из республик Центральной Азии, в меньшей степени – республик Южного Кавказа, Молдовы и Украины. Однако с последними проблема стоит не столь остро: кто-то вернулся уже домой, кто-то живет у родственников в России и не потерял работы. Также выше у них и самодисциплина: люди стараются соблюдать режим самоизоляции, следят за своим здоровьем.

Чего не скажешь о трудовых мигрантах из Киргизии, Таджикистана и Узбекистана. Скоро их скудные сбережения и запас продуктов закончатся, встанет вопрос оплаты за арендуемое жилье. Границы закрыты, вернуться домой проблематично, да и там ситуация еще сложнее: ни работы, ни денег, ни нормальной медицины – многие приехали из маленьких поселков.

Глава PolitRus сообщил, что на этой неделе Агентство стратегических инициатив (АСИ) при Правительстве России выступило с инициативой назначить мигрантам пособие по безработице. Однако сложно представить, как к этой мере отнесутся россияне, сами испытывающие сейчас экономические трудности и рассчитывающие на большую помощь со стороны государства.

«Насколько она окажется действенной с учетом того, что трудовые мигранты — это чаще всего находящиеся в России без своих семей молодые мужчины, проживающие большими группами, и в отсутствие работы и моратория на деятельность развлекательных предприятий располагающие массой свободного времени. То есть речь идет не только о высокой вероятности массового заражения людей в этнических группах, но и росте преступности с этническим окрасом. Доведенные до отчаяния люди способны на все. И данной проблемой в российском обществе сейчас многие озабочены. Поэтому и слышны радикальные призывы к массовой депортации трудовых мигрантов», — сказал он.

Комментируя  недавние митинги против карантинного режима во Владикавказе, Виталий Арьков обратил внимание на две важные составляющие возникшей ситуации. Во-первых, в Алании, как и во многих других республиках Северного Кавказа, высок уровень безработицы, а значительная часть бизнеса находится в тени и нередко контролируется местными криминальными кланами. Многие молодые осетины ранее уезжали за лучшей долей в Краснодар, Сочи, Ростов-на-Дону, в Крым и, конечно же, в Москву. Сейчас большинству пришлось вернуться. Но с рабочими местами крайне сложная ситуация, да и получение пособий от государства как безработным также сопряжено с множеством бюрократических препятствий, которые чинят местные чиновники. То есть, как отмечает наш собеседник, у протестующих были объективные причины для недовольства.

«Однако, произошедшее во Владикавказе – это не стихийный протест, а хорошо срежиссированная политическая акция, направленная против главы региона Вячеслава Битарова, у которого затяжной конфликт с некоторыми местными влиятельными кланами. Которые решили, что настал удобный момент «сковырнуть» Битарова – известно, что для Москвы одним из главных критериев качества работы губернаторов является обеспечение общественно-политической стабильности на подведомственной территории. А после начала эпидемии – еще и эффективность работы по снижению смертности от коронавируса и минимизации других его последствий. Эту тему противники Битарова и решили качнуть. Удалось ли им убедить Кремль в необходимости замены главы Северной Осетии, думаю, узнаем скоро – с провинившимися чиновниками Владимир Путин нынче не миндальничает», — заключил Арьков.

 

| 2020-04-24T14:34:10+04:00 24 апреля 2020, 16:41|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|