ЦБА не утверждал никаких регулятивных требований к банкам, и эти ограничения могут быть вызваны внутренними требованиями самих банков, сказал глава Центробанка Эльман Рустамов на пятничной пресс-конференции, отвечая на вопрос о причинах ограничений при обмене валюты в банках.

Уже длительное время во всех банках страны ограничены валютные операции только первой половиной дня. В довесок этому установлен (непонятно кем) годовой лимит на покупку валюты в размере 20 тыс. в манатном эквиваленте. В довершение всего этого к покупателям валюты наведываются налоговые органы с требованием оплатить государственный взнос с якобы дохода, коим, на взгляд налоговиков, и является приобретенная гражданином валюта(!). Центробанк отрицает свою причастность к происходящему. Но что происходит на самом деле, кто и зачем диктует негласные правила банкам? На эти и прочие вопросы читателей # ответил банковский юрист, автор книги «Банковское право Азербайджана» Акрам Гасанов.

Странные ограничения на покупку валюты действуют в банках с прошлого года. Почему эта проблема стала актуальна сейчас?

— В прошлом году люди еще как-то терпели, но с нового года непонятно кем установленный лимит на покупку валюты не обновился. Гражданам говорят в банках, что они уже достигли своего лимита и купить валюту не могут. На просьбу прокомментировать происходящее в ходе прошедшей пресс-конференции Эльман Рустамов переадресовал запрос гендиректору ЦБА Тогрулу  Алиеву, и тот ответил очень расплывчато. По его словам, выходит, Центробанк не применял никаких подобных ограничений. Кстати, я всегда говорил, что в законодательстве нет ничего подобного — никакого законодательного акта либо же акта нормативного характера самого Центробанка по этому поводу нет. Т. Алиев сказал, что банки совершенствуются, борются против черного рынка, отмывания денег… Мол, банки взяли и применили подобные ограничения, и это было всегда.

Когда же люди идут в банки и справедливо возмущаются, там им говорят, мол: «это не мы, а нам приказали». И возникает вопрос – кому верить? А потому порассуждаем об этом логически и дедуктивно…

Допустим, мы верим официальной позиции. Как юрист, я должен ей верить, поскольку никакого законодательного акта по этому поводу нет, а значит, нет никаких правовых ограничений. Потому допустим, что это делают банки. Т.е., все 26 банков страны вдруг одномоментно и сообща принялись применять одинаковые ограничения, один и тот же лимит в 20 тыс. манатов. Но почему не больше и не меньше в зависимости от банка? Почему нет воздержавшихся от этого шага? Не странно ли, что все банки разом принялись вводить одинаковые ограничения. А ведь банк, ко всему прочему, — это коммерческая организация, которая стремится получать доходы. Зачем же им самим себя ограничивать?

Валютные операции приносят очень хорошие деньги без рисков. Зачем банку отказывать себе в этом? Мол, только до обеда я буду получать доход с валютных операций, а после – диета? Ни одному банкиру не приходит в голову, а давай-ка я займусь этим во второй половине дня, и все клиенты придут ко мне. Нет, все строго придерживаются этого правила. И потом, все поголовно банки применяют лимит. А зачем это банку? Вообще-то финансовая структура стремится получать доход. Да, если клиент покажется подозрительным, существует законодательство о противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма. Банк должен сообщать о подозрительных случаях в Службу финансового мониторинга и там уже выясняют, откуда у клиента деньги и кто он – преступник, взяточник, террорист…

Но почему подобные вопросы не возникают у банков, скажем, к вкладчикам. Ведь если клиент придет и положит 50 тыс. долларов, банк не станет спрашивать, откуда эти деньги?

— А вот на валютные операции там почему-то началась с некоторых пор такая аллергия, что банки все разом решили добровольно отказаться от доходов. Но мы-то еще из трудов К. Маркса знаем, что капитал стремится к выгоде, пойдет на любое преступление ради этого, если государство не ограничит. В данном же случае получается, что никто не мешает осуществлять валютные операции в течение дня. И потом, раньше банки занимались этим даже по выходным и поздно вечером некоторые филиалы совершали валютные операции без ограничений. А сейчас вдруг принялись отказывать. Ну вот как здравомыслящий человек поверит, что банки делают это сами?!

Возникает вопрос: как видит банк, что клиент обменял деньги в другой финансовой структуре? Сколько он обменивал в течение года? А ведь банки это видят! Клиент приходит и там ему говорят, сколько он купил валюты в других банках! И вот если поверить официальной позиции, получается, что банки согласовали некую электронную систему, где они сообщают друг другу о каждом клиенте. Но ведь это нарушение банковской тайны. Скажем, если заемщик идет за кредитом, банк обращается в кредитное бюро, чтобы получить его кредитное досье. И для этого с клиента берется письменное согласие – без этого никакой банк не может в Кредитное бюро обратиться, не нарушив банковской тайны – таково требование нашего законодательства. А по валютным операциям такого согласия банки не получают, но почему-то видят все операции клиента в других банках.

Кредитное бюро создано государством, а тут нам предлагают поверить, что банки сами придумали систему, через которую передают друг другу информацию о клиентах. Причем, делают это незаконно, нарушая банковскую тайну. Кстати, банковская тайна в этом случае будет нарушена, даже если это делается не банками, а некой государственной структурой – не знаю, какой, поскольку Центробанк говорит, что он здесь ни при чем. Меня мама с детства учила верить людям, пока не доказано обратное. Я верю. Потому и говорю – кто-то создал такую систему, где аккумулируется информация о валютных операциях всех граждан страны! И делается это в нарушение банковской тайны, поскольку клиенты не дают согласия банку сообщать «коллегам по цеху» о своих валютных операциях. Да, такая информация может быть представлена госорганам, но оттуда дальше – в банки она поступать не может. И вот на основании всего перечисленного следует логический вывод о некоем негласном указании какой-то государственной структуры, которому банки следуют.

— Возникает вопрос, зачем это нужно? Ведь все это вызывает панику у населения, ожидание девальвации. Насколько они оправданы?

Возможно, таким образом стремятся ужать продажи валюты. Допускаю возможность такой цели. Но угрозы девальвации маната как таковой сегодня нет, поскольку макроэкономические показатели у нас нормальные, растет цена нефти. Иными словами, эта цель не является главной. Другой целью можно рассматривать увеличение налоговых отчислений в государственный бюджет. Налоговые органы посылают людям уведомления, мол, вы приобрели столько-то валюты, это ваш доход и платите теперь налог. Но это полная несуразица. Не понимаю, кому могла прийти в голову такая «гениальная» идея! Валюту гражданин покупает на свои заработанные, подаренные деньги – все это не имеет разницы.

Это может быть его зарплата, с которой налоги давно уплачены. Да мало ли «откуда» могут быть у граждан деньги? У нас нет законодательства о декларации доходов даже в отношении чиновников. И потом, почему в таком случае не берут налог с банковского вклада? Почему не спрашивают, откуда деньги, при покупке недвижимости, автомобиля и пр.? А при покупке валюты это, оказывается, доход. Все это дико и незаконно. Возможно еще одно объяснение – кому-то в налоговых органах пришла «гениальная» идея с этого тоже брать налоги. Вспоминается сказка «Чипполино» — брать налог с воздуха и не знаю с чего еще… Все это полная несуразность, но это происходит.

— Но одна из версий устами гендиректора Центробанка Тогрула Алиева была, в принципе, озвучена?

—  Он сказал, что эти меры применяются против «черного» рынка и отмывания денег. Упомянутая проблема существует, возможно, обсуждалась на государственном уровне и какой-то «гений» подал идею поступить таким вот образом. Т.е., остается только эта мысль… Но это уже говорит об уровне образования, квалификации, профессионализма людей, поступивших таким образом для достижения озвученной цели, действуя незаконно и создавая массу проблем – панику и ожидание девальвации, недоверие предпринимателей, рядовых граждан, иностранных инвесторов. Экономика должна управляться законами – открытыми, прозрачными, инклюзивными правилами игры. А когда каким-то неофициальным решением в один прекрасный день ограничиваются операции банков, и все, кстати, понимают, что это некое неофициальное указание, инвесторы в шоке! Нет в законе, но кто-то сказал… Кто гарантирует, что завтра не случится что-то подобное? Кто будет вкладывать в экономику такой страны, держать здесь деньги? Мы рубим сук, на котором сидим…

А потому придумавший все это «гений» — «молодец» и «умничка»!  Он очень «помог» своей стране в плане привлечения сюда капитала, инвестиций… Оставляя в стороне рассуждения про экономику и деловую среду, сама идея ввести такие ограничения противоречит даже заявленной цели. Логично же, что граждане будут покупать валюту, пользуясь услугами родных, друзей и знакомых. И как здесь выяснишь – кто приобрел и сколько? Вслед за этим может даже последовать отчетность, подкрепленная радужными выводами о том, как хорошо живут наши граждане. Только представьте, за год чуть ли не вся страна прикупила валюты на 20 тыс. манатов!

Возвращаясь к заявлению гендиректора ЦБА, если цель — борьба с черным рынком и отмыванием денег, на это существует Служба финансового мониторинга, законы, международная практика. Сделайте же так, как это делается во всех нормальных странах, контролируйте лиц, регулярно производящих валютные операции на большие суммы. Лично у меня смутные сомнения: либо автор идеи с валютными ограничениями решил сыграть на руку нечистоплотным дельцам, либо же это сделал человек, не наделенный интеллектом. Отсюда общий вывод – как строить нормальную страну с развитой экономикой, благоприятную деловую и инвестиционную среду, правовое государство при таких подходах?

image
(4 оценок, среднее: 4,00 из 5)