Поворот Молдовы на Запад становится окончательным

Герой Шекспира в трагедии «Гамлет, принц датский» заметил, что «When sorrows come, they come not single spies, but in battalions — Когда приходят печали, приходят не одинокие шпионы, а батальоны». Так и происходит, в частности, с политикой России на постсоветском пространстве.

Год какой-то сложный. Началось все с эпидемии ковида, потом с падения цен на углеводороды, а дальше черные лебеди к Кремлю прилетали целыми стаями.

В Беларуси зашатался режим Лукашенко. Москва поддерживает, но понимает, что уход его от власти дело времени. И чем дольше этот процесс затягивается, тем сильнее становятся антироссийские настроения, еще совсем недавно совсем не характерные для подавляющего большинства жителей страны. Почему Владимир Путин продолжает поддерживать застоявшегося правителя в Минске вопреки всякой логике и российским интересам, загадка, ответ на которую следует искать уже в сфере психологии.

В Киргизии тоже не все ровно и гладко, хотя новая власть клянется в преданности Москве и неизменности пророссийского курса, слишком сильное влияние Китая там не дает оснований для оптимизма. Да и последние события на Южном Кавказе эхом прозвучали в Центральной Азии, что очень напрягло многих в Белокаменной.

Результат войны за Карабах означает тектонический сдвиг на всем постсоветском пространстве и далеко выходит за границы Южного Кавказа. Азербайджан не просто выиграл войну, но утвердился как ведущее государство региона, без которого ничего нельзя решать. В какой-то момент в Москве это поняли и резко сменили пластинку в пропаганде. Всем понятно, что Россия вместе с Арменией потерпели стратегическое поражение, которое как фиговым листком пытаются прикрыть прибытием российских миротворцев.

В этой связи новая роль Турции требует отдельного рассмотрения, но уже сейчас ясно, что она существенно изменилась. И нервозность, если не сказать истерика, в Москве от дипломатов до пропагандистов наглядно демонстрирует страх от возможности появления в Карабахе турецких миротворцев. Более того, в значительной степени этот вопрос будет решаться Баку и Анкарой на взаимной основе без привлечения Москвы. Ее только проинформируют. В Кремле к такому не привыкли, но все бывает в первый раз.

И вот в такой, мягко скажем, неблагоприятной обстановке новой проблемой стала Молдова. Во втором туре президентских выборов победила с большим отрывом ориентированная на Запад лидер партии «Действие и солидарность» (PAS) Майя Санду. Она получила 57,7% голосов, у действующего президента Игоря Додона — 42,2%. Отметим, что и в первом туре она победила с небольшим преимуществом около 4% голосов.

Что же произошло за две недели между турами, что получен результат прямо противоположный тому, на который откровенно рассчитывали в Москве и на который работали российские депутаты и десанты политтехнологов, направленные в помощь пророссийскому и пока действующему президенту Додону. Добавим полное доминирование российских телевизионных каналов в медиапространстве Молдовы, и картина важности победы Санду становится еще более понятной.

Среди факторов победы Санду следует выделить несколько.

Во-первых, мобилизация электората. В первом туре явка составила 43% избирателей, во втором — почти 53%. При этом большую активность проявили молодые избиратели, которые в своем большинстве голосовали за Санду.

Нельзя сказать, что Додон не увеличил поддержку, она возросла почти на 10%, но его соперница прибавила 21,1% голосов. Более того, впервые Санду победила, пусть всего с преимуществом в 3% на голосовании на территории Молдовы. И это весьма знаменательно, так как характеризует общий негативный тренд для Додона.

Во-вторых, важнейшую роль сыграли голоса молдавской диаспоры по всему миру, особенно в Европе. При этом ее активность в России хоть и возросла, но была значительно меньшей, чем на Западе, да и на Востоке. В Китае граждане Молдовы проехали от 1500 до 2000 км, чтобы в Пекине и других крупных городах проголосовать на выборах. Отмечена активность диаспоры в Японии.

Если в первом туре за пределами Молдовы проголосовало 150 тыс. человек, то втором —  260 тыс. Из них 88% проголосовали за Санду.

Увеличить разрыв с Додоном помогла поддержка сошедших с дистанции кандидатов от правых и прозападных партий — Андрея Нэстасе, Октавиана Цыку, Дорина Киртоакэ и Тудора Делиу. Считается, что это могло принести ей до 7% голосов.

Некоторую поддержку Додону оказали жители Приднестровья. Во втором туре их проголосовало в два раза больше, причем 85,8% из них традиционно поддержали президента, как пророссийского кандидата. Однако это мало повлияло на результат. Отметим как примечательный факт, что чуть более 14% приднестровцев проголосовали за Санду. Это произошло впервые. Не все там такие уже пророссийские, как твердит московская пропаганда.

В-третьих, в первом туре третьим был пророссийский кандидат Ренато Усатый. Он получил более 16% голосов, и очень важно было, как проголосует его электорат. Сам он предложил бойкотировать второй тур, так как не договорился с Санду на встрече 10 ноября. Тем не менее, ночью во время подсчета результатов второго тура он приехал в штаб Майи Санду с большим букетом желтых роз.

В-четвертых, даже так называемый пророссийский электорат сильно устал от всепроникающей коррупции, бороться с которой обещал Додон, но ничего для этого не сделавший. Здесь определенные надежды возлагают на Санду.

Молдова — парламентская республика и полномочия президента довольно ограниченные. Тем не менее, особенно во внешней политике на этом посту можно многое сделать.

Санду накануне второго тура дала большое интервью известному украинскому журналисту Дмитрию Гордону. В нем она довольно четко обрисовала внешнеполитические приоритеты. В первую очередь — это восстановление и укрепление отношений с соседними странами — Румынией и Украиной.

В последнем случае важное место занимают проблемы Приднестровья. Санду намерена проводить твердый курс на реинтеграцию Молдовы, и рассчитывает на существенную помощь Киева в этом вопросе. Здесь большое поле для совместной работы, так как этот сепаратистский и пророссийский анклав становится раковой опухолью на теле Молдовы и весьма токсичен для Украины, так как там расположен российский военный контингент.

Результат выборов в Молдове и неизбежный ее внешнеполитический поворот означает полный провал российской политики в юго-западном направлении и затрудняет выход Москвы на Балканы. Из московской обоймы выпадает важное в военно-стратегическом отношении государство, так как в московских планах было окружение Украины с севера и востока Россией и Беларусью, на юго-западе пророссийской Молдовой.

Теперь этим планам не суждено сбыться. Более того, позиции России существенно подрываются в случае военно-политического решения приднестровского вопроса. В частности, по примеру Карабаха.

Отсутствие общей границы с Россией сильно затруднит оказание военной поддержки сепаратистам в Тирасполе, так как логистически добраться до Приднестровья можно только через Украину или Румынию. Понятно, что подобное исключено.

Избрание Санду — это только первый шаг в изменениях в Молдове. Додон готовится дать бой президенту в парламенте, поэтому для нее очень важным становится вопрос проведения досрочных парламентских выборов.

Если это получится сделать в ближайшее время, например, весной и ее победа будет подкреплена прохождением в парламент проевропейских партий, в Молдове действительно начнутся перемены.

| 2020-11-17T02:18:50+04:00 17 ноября 2020, 10:00|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading...|