О Карабахе без точек и восклицательных знаков

До недавнего времени исследования подтверждали: «карабахская карта» во внутриполитической борьбе чаще используется азербайджанцами, чем армянами — в Армении политики манипулируют ею в споре за власть реже. Так вот: за короткий срок ситуация изменилась с точностью до наоборот. Сделав шаг в сторону демократии, Армения тут же превратила этно-территориальный конфликт с Азербайджаном в главный фактор, вокруг которого развивается основная политическая борьба в стране.

Может показаться, что такая смена ролей радует Баку. Однако с приходом к власти в Армении Пашиняна в столице Азербайджана связывали иные надежды. Здесь предполагали, что вытеснение на второй план «карабахского клана» после 20 лет бесперерывного правления позволит Еревану освободиться от «провинциального мышления». Ожидали, что новые власти Армении смогут шире взглянуть на региональные проблемы, которые, конечно, связаны с внутренними, но имеют значительно более сложную структуру. Ведь очевидно, что карабахский вопрос скорее бы решился, если бы лидеры соседнего государства, наконец, поняли невозможность надежного обеспечения своих «национальных интересов» за счет интересов других, в ущерб региональной безопасности; или хотя бы перестали подменивать понятия «народ» и «население».

Но вскоре выяснилось, что новый армянский лидер Пашинян ни мышлением, ни лингвистическими способностями не особенно отличается от своих предшественников. Да, определенные положительные изменения в ситуации на армяно-азербайджанском фронте произошли: инцидентов и потерь стало меньше. Однако переговорный процесс стоит на месте, стороны с армейским упорством продолжают рыть окопы (да простят меня генералы за то, что предмет их гордости — «новейшие фортификационные сооружения» называю таким словом). Но пока остаются прежними подходы к урегулированию проблемы, меняются даже не призывы, а лишь знаки препинания в их конце (точки-восклицания), все понимают, насколько эта ситуация неустойчива.

Постоянные словесные перепалки лидеров двух стран трудно назвать «поиском путей урегулирования конфликта». На самом деле, они являются показателем популизма, в чем, кстати, все громче обвиняют друг друга бывшие и нынешний руководители Армении. Самый свежий пример сказанному – речь Сержа Саргсяна 20 ноября в Загребе на съезде Европейской народной партии (ЕНП), где он говорил, что сдал власть популистам.

И в тот же день, 20 ноября, выступая в другом европейском городе – Милане, Никол Пашинян доказывал справедливость слов своего предшественника. «Как Азербайджан стал независимой республикой, так и Нагорный Карабах стал независимой республикой. После этого Азербайджан начал агрессию против народа Нагорного Карабаха», утверждал он. Срывая аплодисменты собравшихся в церкви соотечественников, новый армянский лидер не думал о том, что не только искажает суть и историю конфликта (достаточно сравнивать даты решений парламентов Азербайджана, Армении, областного Совета НКАО тех лет), но еще более осложняет возможность его мирного решения.

Подобные искажения и повторение ложных стереотипов можно простить 13-14-летнему школьнику, каким был Пашинян, когда упоминаемые им события происходили, а в учебниках истории о них еще ничего не писали. Но 44-летний премьер-министр, сегодня сам пишущий историю своей страны, должен быть более ответственным, когда говорит о важнейших проблемах для судьбы региона. Когда, например, «в тезисном виде раскрывает» свой «новый подход» к решению многолетнего конфликта между двумя странами, утверждая, что данный подход «концептуально отличается от позиций предшественников». В последний раз Пашинян делал это за день до своего выступления в Милане, во время встречи с российскими журналистами.

«Если мы говорим об урегулировании, а не победе или поражении одной из сторон, если мы хотим длительного мира и стабильности, то нужно найти решение, приемлемое для трех народов. И если президент Азербайджана выступит с таким же заявлением, то это будет означать, что мы имеем шанс зарегистрировать реальный прорыв в переговорном процессе», – заявил он журналистам. Таким образом, Пашинян предложил «всем заинтересованным сторонам работать над решением, приемлемым для трех народов». При этом он вскольз отметил, что «пока таких вариантов нет, но если бы они были, ситуация была бы совершенной иной» (?).

Ну что ж, давайте рассмотрим, в чем состоит новизна пашиняновского подхода? Он говорит об интересах трех народов, имея ввиду азербайджанский, армянский и «арцахский». А кто такой «народ Арцаха»? Древние албанцы или премьер-министр все же имеет ввиду армян, проживающих на территории Нагорного Карабаха, изгнав оттуда всех азербайджанцев? Любому здравомыслящему человеку, если он не лукавый политик, понятно, что есть два конфликтующих из-за этого региона народа: армянский и азербайджанский. И есть население Нагорного Карабаха (как бы ты его не назвал), ныне состоящее только из армян по указанной выше причине. Так может «новый подход» Пашиняна как раз и состоит в том, что он делит армян на народы по географическому принципу? Нет, не настолько все просто. Его тактика состоит в том, чтобы различными уловками вынудить президента Азербайджана «выступить с таким же заявлением», а затем более уверенным тоном требовать посадить за стол переговоров две «армянские стороны». И с чего он взял, что это даст «шанс зарегистрировать реальный прорыв в переговорном процессе», если «пока нет вариантов», приемлемых даже для двух народов, не то, чтобы для «трех»? Разве двум не проще договариваться, чем трем? Тем более, что этот третий – просто население, часть одного народа, проживающего де-юре на территории другого и конфликтующего с ним. Шведы в Аландах (Финляндия), австрийцы в Тироли (Италия) не становятся отдельным народом, а армяне в Карабахе становятся?

Никто не говорит, что мнение армянского населения Карабаха не должно учитываться при урегулировании этого конфликта: ни страны-участники Минской Группы, ни Азербайджан, ни Армения, которая неоднократно заявляла, что согласится с любым решением, приемлемым для населения Нагорного Карабаха. Так может быть в этом случае лишним звеном в переговорном процессе является сама Армения? Тогда как быть с приграничными районами, оккупированными непосредственно армией этой страны? Как быть с тысячами солдат из Еревана, Котайка, Лори, с родины Пашиняна Иджевана, несущими службу на территории Азербайджана? А как быть с новым лозунгом господина премьер-министра «Карабах – это Армения, и точка», с его восторженными выкриками «Миацум, миацум» на степанакертской (ханкендинской) площади?

У меня нет сомнений,что Пашинян дейстительно хочет мира и для Армении, и для Карабаха. Это нужно ему для обеспечения процветания своего народа, для сдержания обещаний и сохранения собственной власти, в конце концов. Но уверен: попытка различными ухищрениями посадить за стол переговоров по карабахскому урегулированию с Азербайджаном представителей сразу «двух армянских народов» не путь к этому. Нечто подобное уже было на начальном этапе конфликта, который давно принял более глобальный, межгосударственный, региональный характер.

За последний год на различных уровнях, в том числе на уровне руководителей двух стран, стали больше говорить о необходимости востановления доверия между конфликтующими народами. Вот это, а не усложнение формата может дать «шанс зарегистрировать реальный прорыв в переговорном процессе». Но, прежде чем предлагать народам сделать шаги к взаимному доверию и пониманию, их лидеры сами должны демонстрировать такие качества. Как минимум, перестать играть словами, проявлять сдержанность в высказываниях, чаще общаться напрямую, или хотя бы выступая перед своими, выкрикивая очередной милый их ушам лозунг, подумать о том, как эти же слова будут восприняты на другой стороне.

 

  Баку Пресс Клуб

 

| 2019-11-25T16:21:37+04:00 25 ноября 2019, 16:49|12345 (Пока оценок нет)
|