Неоосманизм: Не так страшен черт, как его малюют

В последнее время в западных СМИ все чаще звучат мысли о том, что внешняя политика президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана направлена на возрождение турецкого османского султаната, самого турецкого президента уже даже называют «султаном». О политике «неоосманизма» — наращивании политического влияния Турции в странах, ранее входивших в состав Османской империи, заговорили впервые после турецкой операции на Кипре в 1974 году, позже, сразу после распада СССР, в попытке возрождения империи обвиняли президента Тургута Озала. Запад относится к стремлению Эрдогана вывести Турцию в региональные лидеры и ведущую страну мусульманского мира ревностно, рассматривая ее как государство «второго сорта». И даже в укреплении своей безопасности и шагах, направленных на обеспечение собственных интересов в условиях новых геополитических реалий, усматривается движение по имперскому пути развития и звучат обвинения в военно-политической экспансии со стороны Турции.

В подписании в конце ноября 2019 года договора о безопасности с ливийским правительством Файеза Сарраджа, которое предусматривает усиление турецкой военной поддержки Триполи и демаркацию морской границы восточного Средиземноморья с тем, чтобы иметь возможность совместного использования зон в Средиземном море, коллективный Запад и некоторые страны региона, в частности Греция, Кипр и Египет, увидели перекройку границ и морской захват. Между тем, «Франция, Италия, Греция, Кипр, Египет, страны Персидского залива, Россия, США, Великобритания, Израиль имеют планы, которые противоречат целям Турции в районах по всему Восточному Средиземноморью», — говорит Левент Озгюль, турецкий военный аналитик и партнёр BlueMelange Consultancy. Мохаммед Эльджарх из «Ливийской перспективы» признает, что Ливия, бесспорно, теперь является частью турецкой внешнеполитической стратегии по расширению сферы своего влияния в Средиземноморье, регионе и мире. Серьезность своих намерений в Ливии Эрдоган подтвердил своим воскресным заявлением о готовности оказать правительству Ливии во главе с Файезом Сарраджем любую военную помощь, а сегодня уже подтвердил свои намерения в ближайшее время отправить в Москву делегацию для обсуждения ситуации в Ливии и возможности отправки туда своих войск. Планы Эрдогана по вмешательству в ливийский конфликт между двумя противоборствующими внутренними силами – поддерживаемым Москвой фельдмаршалом Халифе Хафтаром, лидером так называемой Ливийской национальной армии (ЛНА) и ливийским Правительством национального согласия (ПНС), возглавляемым Фаизом Сарраджем, кстати, признанным ООН, на стороне последнего, взбудоражили весь мир, в первую очередь – Кремль. Но почему?

С чего это западный мир и Россия за тридевять земель оказываются в Сирии или Ливии, объявляют их зоной своих интересов, а действия по укреплению своей обороноспособности и защите от терроризма граничащей с этими странами Турции воспринимаются в штыки и рассматриваются как стремление к восстановлению Османской империи?

А что с того, если даже так? Разве не Османская империя была самой справедливой в истории, не она ли обеспечивала завоеванным народам равные права, вне зависимости от вероисповедания и национальности, справедливость и возможность реализации по способностям. Османы, в отличие от западных и российской империй не относились к завоеванным странам как к своим колониям, они несли им покровительство и спасение. Народы Северной Африки встречали турецкую армию как освободителей и защитников шариата, так как молва о справедливости оттоманов шла впереди них. Историк Александр Широкорад утверждает, что Оттоманская империя была царством справедливости и веротерпимости и в доказательство своих слов цитирует египетского историка-аристократа Абд ар-Рахмана аль-Джабарти (1754–1825), который несмотря на ненависть к туркам, признавал — «В начальную эпоху своего правления, они (османы) были самыми лучшими из тех, кто стоял во главе уммы после халифов, ведомых правильным путем». Он же приводит примеры из истории: о взятии Туниса в 1574 году просил сам Сиди Махрез – святой покровитель города, который явился во сне османскому правителю Селиму II; крестьяне многих германских, венгерских и польских земель ждали прихода турок; в 1668 году гетман Петр Дорошенко по своему желанию отдался с большей частью Малороссии под власть султана Мехмеда IV; в 1708 году многие тысячи донских казаков во главе с атаманом Игнатом Некрасовым ушли под покровительство турецкого султана, спасаясь от резни, устроенной петровскими воеводами; почти одновременно и по тем же мотивам к туркам ушло в полном составе Войско запорожское, причем и некрасовцы, и запорожцы получили в Турции плодородные земли, и никто не заставлял их менять веру или обычаи.

Даже в Европе в тот период некоторые считали, что лучше жить под османами, чем под своими местными вельможами, поскольку в Османской империи имела место веротерпимость как к христианам, так и к евреям. Турецкие султаны впервые со времен Римской империи попытались создать многонациональное и многоконфессиональное государство. Причем это государство должно было основываться не только на строгих наказаниях, но и на справедливом устройстве общества. В европейских общинах XVI–XVII вв. наблюдался настоящий приступ османофильской эйфории, а евреи Европы рассматривали Османскую империю чуть ли не как рай на земле.

Османы правили на Балканах, Ближнем востоке, Африке, поддерживая плюрализм и проявляя уважение к различным культурам и религиям. Конкретным примером тому является тот факт, что все народы, проживающие на землях, входящих в состав Османской империи, могли говорить на своих языках, исповедовать свои религии, придерживаться своих обычаев и культуры, как во время существования Османской империи, так и после её распада. А что сегодня? Земли, которые на протяжении сотен лет входили в состав Османской империи, сегодня превратились в море крови.

Декан факультета политологии анкарского университета им. Йылдырыма Беязыта профессор Кудрет Бюльбюль еще в сентябре опубликовал аналитический материал под названием «Османская империя и «Османский мир» (Pax Ottomana), в котором описывая терпимость, присущую османам, указывает на ценность мультикультурального подхода, демонстрируемого османами в сравнении с тем, что происходило с индейцами после завоевания Америки, как была уничтожена их культура, религия. И вот недавно и президент Эрдоган указал на эти факты в ответ на признание американским сенатом событий в Османской империи в годы Первой мировой войны «геноцидом».

И не турецкий ли султан Сулейман, прозванный Кануни, противопоставил беззаконию, творимому западными и северными соседями Оттоманской империи, создание правового государства? А на важные государственные посты османы назначали за редким исключением не вельмож, а лиц низкого социального происхождения, часто даже христиан, только за их заслуги и ум. Простой пастух или рыбак могли стать великими визирями. Действительно, восемь великих визирей Сулеймана были христианами и были привезены в Турцию рабами.

Во всем этом и крылся секрет великих турецких завоеваний. Османская империя приносила завоеванным народам и странам справедливость и безопасность, давала возможность людям проявить свои способности,  содействовала развитию либеральных ценностей. Турция и сегодня всеми своими действиями в отношении мусульманских стран пытается заслужить право на роль ведущей страны региона. И не стоит бояться того, что «Турция заново открывает Ближний Восток», как заметил американский аналитик Стив Ларраби. Даже хорошо, что Турция наконец вспомнила об ответственности за историческое пространство бывшей Османской империи и перестает быть «младшим партнером» США и НАТО, позиционируя себя как один из важнейших компонентов региональной безопасности.

| 2019-12-19T01:10:45+00:00 19 декабря 2019, 10:03|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|