soldat na fone flaqov Azerbaijana i Turcii

Несмотря на то, что кульминационная фаза массовых протестов в Казахстане уже пройдена, тем не менее, эта тема еще долгое время будет оставаться в центре внимания политиков, политологов, экспертов. Своим мнением по поводу произошедших в Казахстане процессов и других вопросов с # поделился известный азербайджанский политический обозреватель Рауф Миркадыров.

— Что же все-таки произошло в Казахстане? Вроде, ничто не предвещало беды, но гром грянул посреди ясного неба. Начавшиеся с требований социально-экономического плана митинги очень скоро вышли из-под контроля и переросли в массовые волнения иного характера. Как вы считаете, было ли это спонтанным явлением или за беспорядками стояли определенные силы?

— В государствах, где правят авторитарные режимы, подобные народные протесты, катаклизмы неизбежны. При авторитарных режимах отсутствуют политические институты, правовые процедурные механизмы, посредством которых возможно решение конфликтов, возникающих в обществе. Мне могут возразить, что такие конфликты наблюдаются и в демократических странах, как например, движение «желтых жилетов» во Франции, сопровождаемое массовыми беспорядками, в том числе, и столкновениями с полицией.

Но на этом примере мы видим, что в стране существуют некие правовые механизмы, политические институты, посредством которых подобные конфликты находят свое разрешение путем выборов. А авторитарные режимы создание таких институтов и механизмов не позволяют.

Рассмотрим ситуацию в Казахстане. В этой стране налицо политически неструктурированная система. Существует авторитарная власть, культ личности, полное отсутствие политической оппозиции и возможности путем выборов добиться смены власти. В стране даже отсутствуют общественные институты в виде публичных лиц с большим влиянием, так как авторитарная власть создает культ личности.

И как следствие, подобные народные волнения приводят к большим столкновениям, так как народные массы не имеют лидера в лице отдельной персоны или политической силы, которые могли бы управлять ими. Именно поэтому в Казахстане массовые протесты привели к многочисленным жертвам.

И конечной целью этих беспорядков,  направленных  против персоны, которая олицетворяет авторитаризм,  является смена власти. То есть, эти события неизбежны в любой стране, где правит авторитарная власть.

Но это вовсе не означает, что события, которые мы наблюдали в Казахстане, являлись спонтанными процессами, не управляемыми из какого-то центра. По большому счету, и президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, и глава российского государства Владимир Путин были правы в том, что в Казахстане была внешняя агрессия. Но все делом в том, что внешняя агрессия исходила не со стороны Запада, а именно со стороны России.

— На чем основываются ваши выводы?

— Попытаемся проанализировать те события, которые предшествовали трагическим процессам в Казахстане.

Примерно полтора года назад, накануне внесения изменений в Конституцию России, президент Владимир Путин выступил с несколькими статьями, которые, по сути, предопределили политику российского руководства на постсоветском пространстве.

Хочу напомнить два тезиса.

Во-первых, Путин сказал, что развал Советского Союза и выход из его состава национальных республик с правовой точки зрения был нелегитимным  процессом. То есть, он поставил под сомнение легитимность независимости новых государств, которые были созданы на постсоветском пространстве.

Второе. Глава РФ отметил, что страны вышли из состава СССР с землями, которые те получили от России. Он открытым текстом заявил, что вышли так вышли, но верните земли, которые получили в подарок от России. Фактически это заявление означало территориальные претензии на высшем уровне практически ко всем бывшим союзным республикам. В первую очередь тогда вспомнили о Казахстане, которому, якобы, была передана часть Сибири, Украину, Беларусь и так далее. Этот фактор фактически предопределил отношение российской политической элиты к Казахстану.

Кроме того, в течение прошлого года происходили странные события во взаимоотношениях России и Казахстана. С одной стороны, на публике стороны заявляли о вечной верности друг к другу, союзническим отношениям, которые между ними существуют. Но с другой стороны, если ознакомиться с публикациями проправительственных российских СМИ, то ясно можно было увидеть пропагандистскую кампанию, которая велась против Казахстана.

Суть этой кампании заключалась в том, что в Казахстане существует русофобия, ущемляется русский язык, гражданам запрещается говорить на этом языке, а пророссийских активистов сажают за решетку. То есть, планомерно лепился антироссийский образ Казахстана.

И, наконец, напомню событие, которое непосредственно было предтечей событиям в Казахстане. 28-29 декабря в Санкт-Петербурге состоялась встреча глав-государств СНГ. На встрече имел место интересный эпизод.

Как известно, Нурсултан Назарбаев, который является одним из инициаторов создания СНГ, интеграционных процессов на постсоветском пространстве, в том числе ЕАЭС, также принимал участие в вышеупомянутой встрече. Так вот, должна была состояться традиционная фотосессия с участием глав государств. Все выстроились, и Путин с Токаевым пригласили Назарбаева сфотографироваться вместе с остальными, но тот отказался.

Вроде, это несущественный момент. Но это только на первый взгляд. Сразу после Нового года, когда новогодние праздники только начались, происходят эти события. Некоторые связывают начало протестов с повышением цен на сжиженный газ. Даже на примере Азербайджана мы можем видеть, что цены, в основном, поднимаются накануне новогодних праздников. Это практикуется для того, чтобы сбить накал общественного протеста, когда граждане уходят на новогодние каникулы. Им не до протеста, они хотят отдохнуть.

И казахстанское правительство использовало этот традиционный вариант. Расчет был сделан на то, что во время каникул с пьянками и гуляниями людям будет не до протеста, и напряжение спадет. Однако в Казахстане произошло обратное. С другой стороны, и силы правопорядка расслаблены, и также хотят отдохнуть и отметить Новый год. То есть, таким моментом могли воспользоваться исключительно внешние силы.

Возникает вопрос: кто мог организовать подобное протестное движение? Западу это было невыгодно по той простой причине, что у него и без этого имеются серьезные проблемы с Россией в европейской части постсоветского пространства. Это и Грузия, и Украина, и Молдова, и Беларусь. И создать еще один очаг напряженности в азиатской части, где позиции Запада не так сильны, ему невыгодно. Тем более, что там имеется еще один сильный игрок, кроме России, Китай. Это, во-первых.

Во-вторых, несмотря на то, что внешняя политика Казахстана, в целом, пророссийская (активное участие в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, членство в СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, ШОС, в которых заинтересована Россия), он всегда имел ровные партнерские отношения с Западом, в том числе, и с США. То есть, дестабилизировать ситуацию в стране было не в интересах Запада. Тем более, как я уже отметил, что у Запада нет в этом регионе больших ресурсов для раскачивания ситуации.

А вот с Россией дела обстоят совсем иначе. Путину сегодня очень важно продемонстрировать Западу, что он не сделает и шагу назад, и Россия будет наступать. Запад либо должен смириться с наступлением России на постсоветском пространстве, или же Путин шантажирует большой войной. Эту тактику, начатую Москвой в августе 2008 года в отношении Грузии, Путин использует до сих пор.

Тогда Запад как бы смирился с этим, обвинив тогдашнего президента Грузии Михаила Саакашвили в провоцировании России. Затем последовал 2014 год – Украина. Запад вновь смирился с аннексией Крыма и оккупацией части восточной Украины и так далее.

Сегодня Россия хочет, во-первых, чтобы Запад юридически признал ее исключительное право на постсоветское пространство. Во-вторых, если подобное правовое соглашение, определяющее некую зону влияния России будет заключено, то как бы конфликт исчерпан, и антироссийские санкции должны быть отменены. Это является геополитической составляющей внешней политики России.

Стоит также отметить, что Россия в Казахстане имела очень серьезные ресурсы. Только наивный человек может предположить, что в системе правоохранительных органов, в силовых структурах и так далее Казахстана не было агентов влияния или прямых агентов России, которые выполняли конкретный заказ.

Фактически система государств постсоветского пространства наводнена российскими агентами. И это помимо того, что такие агенты есть и в общественной среде, и в СМИ и др. Хочу напомнить, что совсем недавно достоянием общественности стал список общественных деятелей, журналистов, и даже государственных деятелей, которые являются агентами Москвы.

Одним словом, дестабилизировать ситуацию в Казахстане и управлять ею Россия вполне могла. Возвращаясь к началу разговора, повторюсь, что подобные процессы хотя и неизбежны при авторитарных режимах, но их можно преднамеренно спровоцировать и управлять ими. И раньше времени спровоцировать такие катаклизмы могла только Россия – спецслужбы, силовики и другие. И доказательством этому является последующее поведение российской стороны.

Сразу после начала народных протестов или массовых беспорядков (это на усмотрение) в Казахстане российская сторона в очень короткое время создала иллюзию своего нейтралитета. Было заявлено, что в Москве следят за событиями, это внутреннее дело Казахстана, и они не будут вмешиваться в эти процессы. На первый взгляд, вполне нормальная реакция, но… Фактически через два дня президент Токаев обратился в ОДКБ за помощью, утверждая, что происходит внешняя интервенция против Казахстана. Хотя никаких доказательств агрессии в отношении этой страны до сих пор не представлено. Не представлены 20 тысяч террористов, которые, якобы, различными путями проникли в Казахстан.

Единственным «доказательством» было признание во всех грехах кыргызского джазмена. В связи с этим вспоминается бородатый анекдот советских времен. Одного колхозника принимают в партию, и первый секретарь райкома спрашивает: «Кто написал «Капитал?». Колхозник не в курсе, о чем речь, и отвечает: «Не я написал». Тогда первый секретарь обращается к председателю КГБ, чтобы тот объяснил бедолаге, кто написал «Капитал». Через пару часов председатель КГБ звонит первому секретарю и сообщает, что колхозник признался в том, что именно он написал «Капитал». Примерно так же, судя по всему, обстояло дело и с джазменом, который признался, что за 200 долларов убивал, грабил и прочее. Посильнее надавили бы, так он признался бы и в том, что является Усамой бин Ладеном.

Рассмотрим другой момент. В каком режиме рассматривалось обращение в ОДКБ президента Токаева. Напомню, что во время 44-дневной войны Армения в лице Никола Пашиняна дважды обращалась в ОДКБ, но безуспешно. В этой организации отвечали, что, мол, мы изучаем вопрос, следим за развитием событий. В итоге заявляли, что боевые действия идут на территории Азербайджана, и потому, ОДКБ не вправе вмешиваться. Немаловажен и тот факт, что реакция была на уровне вторых и даже третьих лиц.

Но в случае с Казахстаном все обстояло иначе. Пашинян, будучи действующим председателем ОДКБ, сразу берет этот вопрос в оборот и начинает консультации на высшем уровне. И через несколько часов принимается решение о вводе миротворческих сил ОДКБ в Казахстан. То есть, наивно полагать, что Пашинян сделал это по собственной инициативе, и более или менее знакомые с подготовкой подобных операций лица понимают, что такие решения не принимаются за пару часов. А это означает, что операция была давно разработана, и решение о вводе войск было готово. Возможно, даже до начала всех этих событий.

Безусловно, нельзя не учитывать и то, что параллельно казахстанские власти, правящая элита решали свои внутренние проблемы. И Токаев решил избавиться от всех ставленников, близких к Назарбаеву людей.

Одним словом, реакция и практическая реализация со стороны ОДКБ в данном вопросе происходила в оперативном порядке. И это говорит о том, что в Москве были готовы к данному сценарию, и мало того, я более чем уверен, что он был запланирован в Кремле.

— После начала казахстанских событий президент Беларуси Александр Лукашенко заявил, что повторение может произойти в Узбекистане. Почему именно Узбекистан?

— Почему сразу после событий в Казахстане вспомнили об Узбекистане? Частично на этот вопрос я ответил выше. Путину необходимо продемонстрировать Западу свою решимость.

А об Узбекистане вспомнили потому, что, во–первых, эта страна избегает любых интеграционных процессов, инспирированных Москвой. Узбекистан до сих пор пытается остаться вне ОДКБ.

Во-вторых, следует вспомнить еще один момент. Ни для кого не секрет (американцы открыто об этом говорят), что США ведут переговоры о размещении своих войск, в первую очередь, авиации на территории бывших союзных республик Средней Азии. И Узбекистан является одной из этих стран, с которым ведут такие переговоры. И скорее всего, с Казахстаном тоже.

Напомню, что Россия не раз открытым текстом призывала своих партнеров по Средней Азии не позволять размещения американских войск и иных сил на территории этих государств, ни под каким предлогом. Предлог для этого – события в Афганистане. Американцы пытались контролировать процессы в Афганистане и оперативно реагировать на события посредством военных баз, которые они хотели создать в Средней Азии.

То есть, фактически устами президента Беларуси Александра Лукашенко Путин предупреждает главу Узбекистана, который до сих пор старается сохранить нейтралитет как в отношениях с Россией, так и США, что ему пора сделать выбор. Я думаю, что это в той же мере касается и Азербайджана.

— Примечательно, что Казахстан заполыхал именно накануне встречи представителей России и НАТО. Случайность или этому есть какое-то объяснение?  

— Тут необходимо вспомнить основную тему переговоров между США, НАТО и Россией. Основной претензией Москвы является то, что НАТО продвигает свои инфраструктуры к границам России. Многие считают, что речь идет об Украине, Грузии, их членстве в НАТО. Но на самом деле, думаю, что, кроме Украины и Грузии, третьим в этом ряду идет Азербайджан. Нельзя забывать, что Турция – член НАТО, и любое сотрудничество в военной сфере между Азербайджаном и Турцией – элемент, вызывающий крайнее раздражение Москвы.

Да, сегодня между Анкарой и Москвой дружественные, чуть ли не братские отношения, но следует учитывать, что Турция не собирается выходить из североатлантического альянса, и турецкие ВС являются составной частью инфраструктуры НАТО. В конце концов, власти меняются, а государство, его интересы остаются. И совсем необязательно, что после следующих выборов у власти останется пророссийски настроенный Реджеп Тайип Эрдоган, который, порой, как мне кажется, ставит свои личные интересы выше интересов как самой Турции, так и всего тюркского мира.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев буквально на днях выступил и оценил азербайджано-российские отношения достаточно в позитивном ключе. Он также в целом положительно отозвался о деятельности так называемых миротворцев в Карабахе, хотя и высказал некоторые претензии.

Но думаю, главной претензией России к Азербайджану является азербайджано-турецкое сотрудничество в военной сфере. Достаточно вспомнить, насколько болезненно Россия реагировала на азербайджано-турецкие военные учения, в том числе, и в карабахском регионе, например, в Лачине.

— Кстати, протесты в Казахстане удивительным образом совпали с эскалацией напряженности на азербайджано-армянской границе. Видите ли вы какую-то связь между этими двумя событиями?

— Как я уже отметил, у нас достаточно серьезные проблемы с Россией. И в последние дни вновь произошли столкновения на азербайджано-армянской границе. Но, думаю, что напрямую связывать эскалацию напряжения на границе с событиями в Казахстане вряд ли стоит. Хотя понятно, что Москва как бы, пытается манипулировать как Ереваном, так и Баку. Тем более, что у Пашиняна есть определенные заслуги перед Путиным. Он оперативно оформил агрессию в отношении Казахстана под флагом ОДКБ. Армения удружила России. А как известно, долг платежом красен.

То есть, в принципе, какие-то бонусы Путин может предоставить Пашиняну для укрепления его позиций во внутриполитической ситуации. К примеру, возможно давление на Азербайджан для того, чтобы убедить армянское общество в том, что Россия является надежным союзником Армении.

Но в целом главной угрозой для Азербайджана и ее независимости являются российские войска, которые находятся на нашей территории. Правда, это не признается, но это так.

— Что же делать в такой ситуации?

— В первую очередь, необходимо избавиться от агентов влияния и вообще российских агентов, как в государственных, так и иных структурах, как гражданское общество, СМИ и так далее. Как уже отметил, их несчетное число.

Во-вторых, необходимо обезопасить себя с военной точки зрения. А это возможно только в том случае, если Азербайджан заключит с Турцией военный союз и предоставит свою территорию для турецких военных баз. Только угроза прямой кровопролитной войны может сдержать Путина от всевозможных авантюр в отношении Азербайджана. Во всех других случаях, авантюры в будущем неизбежны. Путин попытается полностью вовлечь Азербайджан в сферу российского влияния и заставить Баку участвовать в достаточно тесных интеграционных процессах, которые по большому счету преследуют цель возрождения империи в том или ином виде. Причем, название в данном случае не имеет никакого значения.

И в-третьих, необходимы политические реформы, создание внутри страны атмосферы гражданского согласия, чего, к сожалению, мы не видим. Опять же повторюсь, катаклизмы при отсутствии подобных политических институтов неизбежны.

— Вернемся к Казахстану. Каким вы видите дальнейшее развитие процессов в этой стране? Как сложится внутри- и внешнеполитическая картина после всего произошедшего?

— Думаю, что события в Казахстане в дальнейшем будут развиваться в следующем ключе. Скорее всего, как было объявлено, миротворческие силы ОДКБ будут постепенно выводиться из Казахстана. Этот процесс уже начался. Кыргызстан уже вывел свои силы, за ним последует Беларусь и другие. В конечном счете, останется российский контингент, который в итоге, также будет выведен из страны.

— Что может потребовать Москва? По большому счету, пакет требований к Казахстану Россией был озвучен. Это создание военных баз, русской автономии на севере Казахстана, придание русскому языку статуса второго государственного языка. Насколько эти требования реализуемы?

— Думаю, что, скорее всего, создание автономии или попытка отторжения северных земель от Казахстана – это долгосрочный проект. И, вряд ли, Кремль попытается его реализовать именно сейчас. Хотя, если при определенных условиях Путина «припрут к стенке», он может внедрить в жизнь вышеупомянутый проект оперативно, как говорится, не отходя от кассы. Однако, если Россия хочет сохранить Казахстан в качестве союзника, то такое решение было бы нерационально. Это вызовет огромную волну антироссийских выступлений в Казахстане, и даже войска ОДКБ не смогут их подавить.

Однако есть еще один нюанс. Скорее всего, Россия попытается использовать грузинский вариант. В свое время, после подписания соглашения о прекращении боевых действий между Россией и Грузией, Кремль должен был вывести свои войска из Грузии. Но Россия признала «независимость» Южной Осетии и Абхазии, и войска по приглашению признанных ею «правительств» остались на этих территориях в статусе военных баз. Поэтому, по моему мнению, Россия попытается военным образом закрепиться в Казахстане, то есть вынудить власти Казахстана подписать какое-то соглашение о создании российских военных баз на постоянной основе.

image
(11 оценок, среднее: 4,09 из 5)