«Иначе владельцы капиталов предпочтут дружбу с Россией…» — эксперт о «европейском законе Магнитского»

Европейский Союз окончательно одобрил законодательство о глобальном санкционном режиме за грубое нарушение прав человека. Оно вступает в силу в преддверии 10 декабря, Дня прав человека.

Новый санкционный режим во многом аналогичен принятому в США «глобальному закону Магнитского», позволяющему вводить санкции за нарушения прав человека, в какой бы стране они ни были совершены.

Новый санкционный режим предусматривает, что ЕС сможет вводить санкции против физических и юридических лиц, ответственных за серьёзные нарушения прав человека по всему миру, причастных к таким нарушениям или связанных с ними. Речь идёт о запрете на въезд в ЕС и заморозке активов. Кроме того, европейским субъектам запрещено будет финансировать таких лиц. Решение о санкциях будет принимать Совет ЕС (то есть представители всех 27 стран).

Санкции могут быть введены против лиц, причастных к таким преступлениям, как геноцид, преступления против человечности, пытки, внесудебные расправы, произвольные аресты, рабовладение.

Пока решения о включении кого-либо в санкционные списки на основании «европейского закона Магнитского» не принимались. Чаще всего в этом контексте упоминаются возможные санкции против китайских официальных лиц, ответственных за подавление протестов в Гонконге. Могут быть одобрены и санкции против официального Минска – в связи с нарушениями прав граждан Беларуси со стороны режима Александра Лукашенко. В предварительном списке около 40 лиц, причём как физических, так и юридических.

А основной вопрос тут один – будет ли толк от этих санкций в отношении нарушителей прав человека из авторитарных стран и диктатур? Мы ведь знаем, что постсоветские чиновники-преступники умеют находить выход из похожих ситуаций. Через жен, родственников, через подставных лиц они продолжают владеть различными активами на Западе, и что-то о громких разоблачениях не очень-то и слышно. Так будет ли польза на сей раз?

Свой комментарий на этот счет дал # директор Правозащитного центра Азербайджана Эльдар Зейналов:

— Президент Беларуси Лукашенко, конечно же, очевидный первый кандидат для применения таких санкций. Но не единственный из возможных. Европейская дипломатия приобрела дубинку против неугодных политиков — естественно, за пределами Евросоюза. Ведь внутри ЕС «грубых нарушений прав человека» не может быть по определению.

Но вот вопрос, кто будет в списке следующим после белорусских чиновников? Реальность многих стран вне ЕС такова, что, строго следуя принципу неотвратимости наказания за нарушения прав человека, следовало бы вообще обнести ЕС тройным «железным занавесом» от проникновения в его банки и на его курорты больших и малых диктаторов и коррупционеров.

Ведь «дело Магнитского» — это не столько пытки и жестокое обращение с арестованными, а прежде всего попытка госчиновников прикрыть инициированное Магнитским уголовное дело по хищению из российского госбюджета 5,4 млрд рублей (примерно 220 млн долларов). Это стоило ему ареста и смерти во время следствия, а сами хищения, как я понимаю, до сих пор остаются нераскрытыми (или неэффективно расследованными).

Для многих стран вне ЕС такая сумма хищений из бюджета не является запредельной. Вспомним дочь бывшего президента Узбекистана Гульнару Каримову, за которой числится около 1 млрд долларов в банках Швейцарии и других стран ЕС и которую Минфин США внес в санкционный список по «глобальному закону Магнитского».

В случае Азербайджана, экс-глава Международного банка был осужден за присвоение порядка $140 млн, хотя в течение нескольких дней провернул аферу, стоившую бюджету миллиардов долларов и двухкратной инфляции маната. Его супруга, спокойно проживающая в Великобритании, приобрела там недвижимость на $28,5 млн долларов, а во время шопинга в лондонских магазинах потратила еще 20,9 млн долларов. Естественно, что зарплата ее мужа столько дохода не приносила. Национальное агентство Великобритании по борьбе с преступностью арестовало было ее, но тотчас отпустило под залог в смешную сумму 670 тыс. долларов (полмиллиона фунтов). Кстати, Великобритания уже не член ЕС после Brexit, и ЕС теоретически может применить санкции за покрывание коррупционеров и против нее.

В громкой истории об «азербайджанском ландромате» через подставные (и тоже британские) компании некие неустановленные люди с использованием банков в офшорах за два года «отмыли» 2,9 млрд долларов. История грянула и… повисла в глубоком многозначительном молчании. Как и другие истории о счетах в офшорах, покупках недвижимости за рубежом и пр. И этот феномен стоит того, чтобы в нем разобраться.

Американцы говорят — «если ты украл доллар, ты вор. Если украл миллион — миллионер». То есть мелкому воришке грозит самое жестокое наказание, а крупный может оплатить дюжину шустрых адвокатов, газетную кампанию и митинги в свою защиту, в крайнем случае может подкупить судей и присяжных или даже «заказать» киллеру своего следователя. Поэтому у всех богатых кланов Запада все их миллионы и миллиарды с формальной точки зрения чисты, как слеза ребенка. Кроме самого первого, который, разумеется, «сэкономлен на завтраках».

Этап первоначального накопления капиталов, после которого у капиталистического общества появляются капиталисты, как правило, изобилует финансовыми и уголовными преступлениями. И лишь потом, когда складывается класс, накопивший капиталы, он осознает, что для стабильности своего положения ему нужна демократия, которая обеспечит неприкосновенность капиталов и защиту от тех, кого чрезмерно волнует неравномерное распределение богатств.

Постсоветские страны вступили в этап накопления капиталов после развала СССР и разграбления связанной с ним общественной собственности. В «лихие 90-е» капиталы создавались быстро и без оглядки на совесть и закон. Для иллюстрации вспомним нашего экс-министра здравоохранения, которого уличили в хищении 2,5 млрд долларов — суммы, эквивалентной бюджету Азербайджана в 2000 году. Причем экс-министр был в своей должности всего одно десятилетие и владел не заводами и бизнес-компаниями, а поликлиниками и больницами. По тому же уголовному делу проходил министр экономического развития, которого тоже обвинили в растрате и злоупотреблении, но сумму нанесенного им ущерба вслух назвать уже не решились.

Эти чиновники не были единственными в своем роде, и погорели они лишь потому, что с ростом толщины кошелька у них появились собственные политические амбиции. А смирить их могут не общественное порицание или районный прокуроришка, а только такие же тяжеловесы, которые раскулачат отступника и перераспределят между собой его богатства.

Но, когда капиталов столько, что хочется отпустить жен на шоппинг в Лондон, приходится уже считаться с мнением Запада, где это уже проходили и не хотят впускать в свое сообщество постсоветских нуворишей с плохими манерами. К тому же, утихомирив в своих странах классическую оппозицию, «хозяева жизни» в странах СНГ сталкиваются с новыми вызовами — в нашем случае, например, это радикальные исламисты. События в Нардаране и Гяндже — это первый, пока еще деликатный звонок олигархам, что пора остановиться и заняться содержательными реформами.

Ситуация не обязательно должна закончиться, как в Иране. Можно решить проблему амнистией «грязных» капиталов, а в наших условиях практически все крупные капиталы добыты с нарушениями закона: с точки зрения хоть европейцев, хоть нашего собственного законодательства. У нас ведь есть капиталы, но нет капиталистов. Проще узнать военную тайну, чем выяснить, кто именно организовал снос целой улицы домов, уничтожил памятник архитектуры для строительства очередного торгового объекта и т. д. Реальные владельцы капиталов прикрываются сотнями подставных лиц, а их неприкосновенность обеспечивается не законом, а местом в политической элите. Человек становится неугодным, теряет должность — и в кратчайшие сроки лишается «нажитого непосильным трудом». Причем у большинства тех, кто искренно хотел бы перемен в стране, преобладает зуд раскулачивания, что только усиливает сопротивление чиновников реформам.

Все прекрасно понимают, хотя и не всегда это озвучивают, что с «грязными капиталами» нужно что-то делать, что такое положение мешает даже их свободному использованию. Вспомним жену банкира, нарвавшуюся на неприятности у британцев, потратив «всего лишь» пару десятков миллионов. Отмывание денег через иностранные «ландроматы» и местные «стиральные машины» вроде вечно пустых бутиков мировых брендов — это самоуспокоение, а не выход. Если дадут отмашку на уровне руководства ЕС, то эти средства быстро вычислят и заблокируют.

Простая амнистия своих капиталов сохраняет опасность их раскулачивания при смене правительства. Нужно сначала договориться с теми, кто придет следом, об обмене  финансовой амнистии на политические свободы. Тогда будет как в цивилизованном мире, где капиталы охраняются законом, и где смена партий у власти не грозит их потерей. Соответственно, у чиновников отпал бы мотив держаться за власть до последнего.

Власти и оппозиция должны смотреть в будущее и думать о стране, а не о своем непримиримом имидже. Именно за такую страну погибали в Карабахе наши шехиды, и завершить построение рыночной экономики — наш прямой долг перед подрастающим поколением, чтобы они не оказались в новой Нигерии, из которой нефтедоллары ушли как вода в песок.

Возвращаясь к вопросу о санкциях по европейскому «закону Магнитского», отмечу, что они должны служить той же цели, т.е. не наказанию ради наказания, а стимулированию завершения экономических реформ. В противном случае, в условиях выбора между Западом и Востоком, Евразией и Азией, возникает опасность, что, просчитав свои возможные потери, владельцы капиталов предпочтут дружбу (или даже слияние) с Россией, где миллиардерам азербайджанского происхождения принадлежат почетные места в российском списке Forbes.

И на такое опасное развитие событий указывают, например, недавние события в Карабахе. Ведь, приняв когда-то стереотип об «авторитарном Азербайджане» и «демократической Армении», страны Европы оставили сцену событий за Россией, а кое-кто даже пытался вытеснить и Турцию. И в результате такой близорукости, впервые с 1990-х на территории Азербайджана снова, и вполне предсказуемо, появились российские войска — будем надеяться, что всего на 5 лет. И это тоже звонок, но уже Европе.

| 2020-12-10T13:03:46+04:00 10 декабря 2020, 13:09|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|