Не ешьте то, не скажем – что

Агентство продовольственной безопасности, наделенное контролем над качеством всего съестного, то и дело заявляет о нарушениях в производстве и низком качестве масла. Но какие  именно производители и марки продукта смущают агентство антисанитарными условиями изготовления, и содержанием трансжиров – загадка.

Глава этой структуры Гошгар Тахмазли  сообщил, что «в результате проведенных рейдов было выявлено шесть объектов в южных регионах Азербайджана». Нехороший бизнес, со слов чиновника, превысил процентное содержание трансжиров в  производстве «своей продукции». О какой такой «своей» продукции можно говорить, если даже молоко в стране большей частью производится из импортного молочного порошка – вопрос риторический. Нас беспокоит другое — ни названий недобросовестных производителей, ни наименований их продукции в заявлении Тахмазли не приводится.

«Мониторинг показал, что наибольшее содержание трансжиров оказалось в продукции, продаваемой под маркой «Нехре ягы» (домашнее сливочное масло)», — назвал Тахмазли лишь одно наименование масла. И это не единичный случай умалчивания. Немногим ранее агентство сообщало, что в поселке Бакиханов Сабунчинского района столицы был обнаружен цех, где в антисанитарных условиях производились молоко и молочные продукты. Как и следовало ожидать, наименования опасной продукции умалчиваются  – неизвестно, куда ее в итоге дели, и что произошло с цехом.

Между тем, по данным главы Союза свободных потребителей Эюба Гусейнова, до 70% сливочного масла на прилавках наших магазинов – маргарин. Немногим ранее старший консультант отдела управления рисками Агентства продовольственной безопасности Илаха Алиева сообщила Тренд, что большинство масел, продаваемых в стране под видом сливочного, содержат пальмовое масло, вредное для человеческого организма.

Отвечая на вопрос, какие наименования продукта являются сливочным маслом, она заявила, что установить это можно только лабораторным исследованием. При этом известно, что упомянутая структура располагает такими лабораториями, и вообще-то отвечает за качество и безопасность продукции. Однако на практике ведомство умалчивает информацию даже о редкой опасной продукции, выявленной в ходе мониторингов.

«Складывается абсурдная ситуация. Покупателям сообщают, что выявили поддельное масло и его не следует брать, а какое именно – не говорят.  Агентство должно было назвать наименования опасного продукта. Ведь рядовых потребителей мало интересует кто, где и что производит. Они ожидают от этой структуры защиты своих потребительских интересов», — сказал по этому поводу # Э. Гусейнов.

Правозащитник отметил, что агентство, отвечающее за продовольственную безопасность в стране, должно было, на худой конец, озвучить наименования масла, которое производится в антисанитарных условиях или с добавлением трансжиров: «К сожалению, в отличие от российских соответствующих организаций, упомянутое агентство не называет производителей и марки продукта, которые опасны для потребления. И потом, предлагаю не закрывать такие предприятия, а помочь им встать на ноги, устранить недочеты в деятельности, чтобы на рынке создавалась нормальная конкурентная среда. Государство должно любыми возможными способами содействовать развитию бизнеса, создавать условия и требовать, чтобы такие цеха работали и производили свою продукцию в соответствии с действующими стандартами».

Наконец, нелишне вспомнить, что проблему фальсификации молока и молочной продукции подняли еще в начале года на уровне Ассоциации производителей и экспортеров молока и молочной продукции (ASEB). «Проблема обретает глобальные масштабы, не позволяя крупным и средним предприятиям страны встать на нормальный путь развития», — заявляла профильная ассоциация. Но чем в таком случае занимались все эти годы государственные структуры, призванные контролировать соответствие продукции нормам?

А главное, что предпринимает  Агентство продбезопасности, унаследовавшее полномочия целой армии госструктур, которые делили эту нишу многие годы?

«Выступившая о фальсификации Ассоциация производителей и экспортеров  молока и молочной продукции является неправительственной организацией и не имеет права принимать какие-то меры, — пояснил Гусейнов. — Именно по этой причине  Агентство продбезопасности должно сотрудничать с НПО, Союзом свободных потребителей,  гражданским обществом, но, к сожалению, не делает этого, несмотря на то, что глава государства неоднократно заявлял о необходимости общественного контроля».

Правозащитник напомнил, что устав Агентства дает ему широкие полномочия вмешательства, проверок работы субъектов бизнеса и оказания им поддержки. С его слов, изначально в обществе на эту структуру возлагали большие надежды, однако они не оправдались.

| 2019-07-18T17:12:12+00:00 18 июля 2019, 21:20|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|