На острие вопроса

Как раздувался пузырь потребительского кредитования

В Азербайджане, наконец, принято решение о компенсации девальвационных издержек по банковским кредитам населения. Возвращать из государственного бюджета будут  девальвационные издержки по сотням тысяч потребительских кредитов на сумму не более 10 тыс. долларов в каждом конкретном случае.

На уровне экспертов и практиков это решение признано верным и гуманным. Поскольку рядовые граждане не виноваты в падении национальной валюты. Однако по такой логике в девальвации не виновен и бизнес, и заемщики, набравшие суммы долга, в разы превышающие установленный лимит покрытия государством.

В этой связи сложно не вспомнить пузырь потребительского кредитования, разраставшийся на фоне нефтяного бума, несмотря на грабительские проценты местных банков, и громко лопнувший в результате падения цены барреля. К памятному 2014 году объемы кредитов населению составили ни много ни мало, а 40% общего кредитного портфеля. И это только по официальной статистике. В этом году иные источники сообщали, что граждане задолжали банкам 6 миллиардов манатов по потребительским кредитам. Но эта сумма почему-то не учитывала 1,5 миллиарда манатов микрокредитов.

Словом, сложив все долги — большие и малые, мы наскребли весомую сумму. Задолженность населения банкам в год падения маната составила 7,5 миллиардов из 15 миллиардов 153 миллиона манатов общего кредитного портфеля, а это ровно половина. Неофициальные источники оперируют более внушительной статистикой — от 65% кредитного портфеля банковского сектора приходилась на потребительские ссуды. Сказалась ущербная политика коммерческих банков, беззаботно зарабатывавших быстрые деньги на дорогих краткосрочных ссудах гражданам. Маркетинговая политика местных финансовых структур отличалась логикой сиюминутной наживы, но чем руководствовались граждане?

На волне девальвации Нацбанк опомнился, призвал финансовую братию не выдавать кредиты направо и налево и следить за рисками. Теперь получить ссуду без справки с места работы и подробного выяснения материальных возможностей клиенту сложно и практически невозможно. Но в бытность стабильной валюты наши банки не отличались избирательностью. Кредиты выдавались всем желающим, а главное, в год катастрофического падения маната к доллару банки оперировали  полутора миллиардами долларов иностранных кредитов. И это притом, что  процентные ставки на иностранные кредиты для местных коммерческих банков не превышали 8%. Официальные процентные ставки НБ для частных банков были и того меньше — до 7,5%. На этом фоне рентабельность потребительского кредитования зашкаливала, подсаживая частные финансовые организации на иглу легкого и быстрого дохода.

Сказалось и отсутствие потребительской культуры. В результате богатые зарабатывали, а бедные – теряли. «В стране нет, и не было потребительской культуры, — анализирует сложившую ситуацию эксперт-экономист Натиг Джафарли. – Человек стирает вручную, у него нет стиральной машины, но есть дорогой iPhone или другой фирменный мобильный телефон, взятый в кредит. Не имея своего угла и снимая квартиру, гражданин покупает дорогую машину и платит за нее кредит банку. И так поступают многие. Причин этого множество, но главное – люди живут сегодняшним днем, не задумываясь о своем будущем».

И можно с пеной у рта рассуждать о виновниках настигших нас бед, перекладывая ответственность за падение валюты на правительство, ущербную экономику, происки врагов, дорогого барреля и обманувший ожидания Центробанк… Но остается загадкой, чем руководствуется глава семейства, взявший в кредит автомобиль сыну, не имея дома холодильника. По мнению Джафарли, поднявшие эту проблему на волне всеобщего ликования о списании банковских долгов, люди не видят перспективы. На взгляд эксперта, именно в этом ключе следует искать психологические аспекты кредитного пузыря.

Наконец, сказалось отсутствие конкурентного кредитно-финансового рынка с цивильным доступом для зарубежных банков.

«Банковская сфера монополизирована. Она не оставляет места независимым и сильным игрокам внешнего рынка, что приводит к высоким кредитным ставкам и плохим банковским услугам. Автокредиты выдаются под 18%, безналичные кредиты достигают 24% — это абсурд и грабеж.  Банки не кредитовали, а сегодня тем более не кредитуют реальный сектор экономики. Они не выдают дешевые длинные деньги бизнесу. И что нужно делать предпринимателю, чтобы  выплатить кредит под 20-30 процентов, полученный на 2-3 года, чтобы при этом еще и заработать? В целом же банки играют примитивную роль сейфа. Берут депозиты, чтобы выдать кредиты. Однако по сути своей коммерческие организации должны выступать в роли инвесторов, формируя инвестиционные фонды и помогая бизнесу», — по мнению собеседника, перечисленные обстоятельства не являются проблемой одной лишь банковской системы. Поскольку кредитно-финансовый рынок вписывается в общую систему.

Наконец, грех не отметить обстоятельство, восходящее к истокам проблемы. Оно, как ни крути, упирается в вопросы: почему местные банки столь массово кредитовали в иностранной валюте? Почему отечественные финансовые организации брали инвалютные кредиты в зарубежных банках под 8% годовых, в то время как ставка нашего Центробанка была в разы меньше?

Банки кредитовались за рубежом в иностранной валюте, что само по себе не оставляло выбора в валюте потребительского кредитования. Однако, по мнению ряда экспертов, Конституция Азербайджана и Гражданский кодекс запрещают выдавать долларовые кредиты, однако четыре года назад Конституционный суд все же принял решение в пользу банков, признав долларовые кредиты законными.

Суд по проблемным долгам постановил, что долларовые кредиты выдавать можно после «убедительных» доводов представителей Центробанка о возможном обвале банковской системы в случае отказа признать их законность. Проще говоря, аргументы звучали не правовые, а экономические…

| 2019-03-04T09:25:35+00:00 4 марта 2019, 10:30|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|