Кто нарушает правила  или отправят ли Роухани в отставку?

Всю последнюю неделю в Иране проходят массовые акции протеста. Недовольство иранцев вызвано ухудшением уровня жизни вследствие подорожания цен на товары первой необходимости и инфляции, падения национальной валюты (с майских 65 000 риалов за доллар до июньских 87 000 риалов за доллар). Новый виток инфляции в Иране вызван санкциями со стороны США, которые вновь будут действовать с 7 августа.

Следует ожидать возвращения санкций  на приобретение Ираном американских долларов; на торговлю золотом и другими ценными металлами; на продажу, поставку или торговлю алюминием и сталью, графитом и углем; на продажу или покупку иранских риалов в «значительных» объемах,  на  «значительные» средства  или счета  вне страны с использованием иранских реалов; на выпуск иранского долга;  против иранских автомобилей.

Кроме того, Вашингтон отзывает разрешения, выданные в рамках СВПД, на экспорт Ираном ковров и продуктов питания в США. На демонстрации, организованной владельцами небольших торговых точек, участники скандировали: «наш враг здесь, а режим лжёт, что это Америка» и требовали вывести войска из Ирака, Сирии и Йемена.

Как отмечают иностранные эксперты, ситуация в стране крайне не простая: умирающая экономика больше не в силах финансировать военные операции официального Тегерана в Сирии. Но как бы там ни было иранская власть не собирается сворачивать их.

Трещина в элите…

С  первого дня власти Хасана Роухани, политические элиты в Иране разошлись по разные стороны. Либеральное крыло политической элиты, которое принято называть «реформаторами», и триумфально просидевшие на иранском престоле два срока президентства Махмуда Ахмадинежада – традиционалисты-консерваторы.

Во многом победа реформаторов была предопределена, так как на тот момент жесткая политика Ахмадинежада внушала страх не только врагам, но и иранскому населению. Роухани и его команда, как и обещали, смогли договориться с «шестеркой», что было прорывом – это была личная победа Роухани и его команды, и залогом возможного экономического процветания. Параллельно со снятием санкций с Ирана и «размораживанием» иранских активов в международных банках, наблюдались и либеральные реформы в стране, которые должны были вывести Иран на новый уровень и, что самое главное, открыть восьмидесятимиллионный иранский рынок мировому сообществу.

Иран на краткосрочный период вышел победителем  во всех компонентах: военные победы в Сирии и Ираке, дипломатическая победа и соглашение СВПД, частичное сохранение ядерной программы, что позволяло  строить в  стране АЭС, возвращение в мировую экономическую систему. Популярность Роухани росла не по дням, а по часам, что не могло нравиться традиционалистам-консерваторам.

Однако наслаждаться победой администрации Роухани пришлось недолго. Возможно, начатые реформы принесли бы большие плоды Ирану и увековечили бы Роухани, как самого удачного президента в истории Ирана, если бы на президентских выборах США победила бы Хиллари Клинтон, которая намерена была соблюдать преемственность программы Барака Обамы.  Но неожиданно победил на выборах в США Дональд Трамп, который сразу же пнул ногой по соглашениям «шестерки» с Ираном, СВПД полетела к чертям, тем самым обнулив успехи дипломатической активности Обамы.

Но, несмотря на это, высокий рейтинг Хасана Роухани оставался, что и стало залогом его победы  во второй раз 19 мая 2017 года. И тут он, как и в первый раз, победил с первого тура, набрав 57 % голосов (23,53 млн. голосов). Трещина в политической элите Ирана стала еще глубже. Либеральное правительство Роухани поймано врасплох и выглядит глупо  перед агрессивной и боевой политикой Трампа. Единственный плюс, который  можно вписать в «зачет» Роухани, что он отказывается встречаться с Трампом на тех условиях, которые ему предлагают.

Экономическая ситуация…

Первые звоночки недовольства экономической ситуацией начали проявляться еще с конца 2017 начала 2018 года. Новый год Иран встретил массовыми протестами по всей стране. В одном из заявлений Роухани отметил, что основной бюджет страны уходит на силовые структуры (имеется ввиду КСИР и другие подразделения, военные расходы в Сирии и Ираке) и религиозные фонды, которые не подотчетны правительству.

Тем самым намекая  на то, что казна для реформ и экономической политики пуста. Это было принято в штыки со стороны генералитета и клерикальных кругов Ирана, которые обвинили правительство Роухани в том, что он остановил программу «экономика сопротивления».

«Экономика сопротивления» в иранском понимании – это когда государство определяет сферы и области, попадающие под санкции, и пытается их контролировать, чтобы санкции не нанесли урон данным сферам, превращая, таким образом, санкции в новые возможности. Необходимо максимально уменьшить зависимость от иностранных государств и сосредоточиться на производстве внутри страны, чтобы двигаться в сторону экономики сопротивления. Необходимо придерживаться экономики сопротивления, чтобы преодолеть давление, справиться со всеми сложностями и защитить национальные интересы страны.

По словам духовного лидера Ирана Али Хамнеи, «импорт товаров, которым есть эквивалент внутри самого Ирана (местное производство), следует считать религиозным и правовым харамом (недопустимым действием)».

По мнению Хамнеи, одним из направлений «экономики сопротивления» должна стать борьба с «чёрным рынком», контрабандой товаров, ежегодный объём которой составляет около $ 15 млрд. «Некоторые говорят о $ 20−25 млрд.», — считает верховный руководитель.

Сейчас взаимные обвинения постепенно подходят к своей кульминации. Бюджет Ирана на войну в Сирии начинает сильно страдать в самый ответственный момент «дележа» за сферы влияния, а тут останется не только «самый сильный», но и «самый богатый». Денег на восстановление Сирии у Ирана, России и Турции, вместе взятых, нет, потому администрация Трампа видимо решила «выкурить» эту «тройку», отдавая им подряд на строительство разрушенной Сирии.

Роухани уйдет в отставку…

Как и во всех странах мира, так и в Иране, вся внутриполитическая система держится на балансе сил между разными политическими элитами, и есть естественно судья, которые следит за «игрой», фиксирует нарушения и наказывает за нарушения этих правил. В Иране судья — это верховный духовный руководитель Ирана Али Хамнеи, власть которого не подлежит сомнению.

По конституции Исламской республики  он имеет право отправить в отставку президента и его правительство без объяснений  причин. Правда в истории Ирана такой радикальный шаг еще не применялся, дабы: а) не нарушить баланс в стране в пользу той или иной стороны; б) не ставить под вопрос легитимность нового государства и другие бюрократические «заморочки».

Но сейчас  в Иране развивается тенденция,  когда баланс сил перестает работать, и нарушений становится больше. С другой стороны, экономическая и внешнеполитическая политика Роухани оказалась не готовой к такому повороту событий, угроза дестабилизации Ирана растет и может вылиться в нечто более глобальное, чем просто митинги.

Верховному руководителю ничего не остается, кроме как воспользоваться своим конституционным правом и отправить Роухани в отставку, назначить временное правительство и объявить о досрочных выборах, в результате которых к власти придут люди, готовые адекватно реагировать на агрессивную политику Трампа, восстановят «экономику сопротивления», ужесточат военную риторику, тем самым поднимут риски войны, а вместе с тем и ставки, закулисно договорятся с Турцией, Китаем и Россией. Другими словами, «откатают» ситуацию к классической, времен Буша младшего и Ахмадинежада. Все обнулится, и даже СВПД, за которую пытается ухватиться как за соломинку и остаться на плаву Роухани, посматривая в сторону Макрона, Меркель и Путина.

3 154 просмотров
| 2018-08-07T11:48:01+00:00 7 августа 2018, 11:48|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|