Мировой кризис, не успев оправиться после пандемии, углубился украинской войной. Экономические тенденции остаются достаточно сложными для всех стран. О том, как будет развиваться ситуация дальше, рассказала в интервью #, политолог, публицист, автор ряда академических публикаций в области конфликтологии Айтен Гахраманова.

 

— Можно ли считать, что украинский конфликт – это по сути начало запуска нового мирового порядка?

 

— Я бы сказала это не начало, а продолжение этого процессса, который официально инаугурировали мировые лидеры летом 2020 года в Давосе, на Всемирном Экономическом Форуме, и о котором мы с вами говорили в предыдущих интервью. Мы видим, что вслед за пандемией, война выступила в роли очередного трансформирующего кризиса, который расчищает, обнуляет экономическое и финансовое пространство мировой системы для прокладки рельсов нового мирового порядка в течение следующих 10 лет.

Напомню, что речь идет о новой посткапиталистической формации «инклюзивный капитализм», дорожная карта которого «План Великая Перезагрузка» была запущена мировыми лидерами на Всемирном Экономическом Форуме в Давосе 3 июня 2020 года на фоне объявленной пандемии, которая сыграла роль трансформирующего кризиса. Суть этой ОЭФ в подготовке развитых и развивающихся стран к эпохе сокращающихся энергоресурсов, в которую мы вступаем.  Эту задачу новая ОЭФ будет решать через разворачивание цифровой, дистрибутивной экономики, в центре, которой будет транснациональная корпорация, управляющая общественными процессами, планирующая, производящая и распределяющая продукты, услуги и ресурсы.

И вот в этом контексте, спровоцированный кризис здравоохранения в 2020 году, послужил катализатором запуска Великой Перезагрузки, в ходе которой, была пилотирована инфраструктура «механизма пандемической готовности», содержание, которого было изменено накануне и в ходе пандемии таким образом, чтобы отвечать целям Великой Перезагрузки, а не целям общественного здравоохранения.

Не успел Бил Гейтс выразить сожаление, что «омикрон сработал лучше, чем наша вакцина» в ослаблении вирулентности Sars-Cov-2»  на сессии Мюнхенской Конференции по Безопасности в феврале этого года, как пандемию сменил другой трансформирующий кризис – война в Украине, начавшаяся в конце февраля.

Войну в Украине нужно рассматривать как часть 3-й Мировой Войны, которая идет вот уже почти 30 лет, после распада СССР. Эта мировая война нового типа, предыдущие мировые войны, которые были сжаты по времени и концентрировались в одной географической зоне. Но после II Мировой Войны, в атомном мире возможны только прокси войны, размазанные во времени и географии. В этих мировых войнах, страны владеющие атомным оружием, по сути, ведут или спонсируют войны в странах, не имеющих атомного оружия. Таким образом, атомные державы мерятся силами, утверждая свои сферы влияния в неатомных странах: Сербия, Сирия, Грузия, Азербайджан, Украина – это одна большая 3-я Мировая Война.

Еще до вторжения России в Украину, кандидат на пост президента Франции, Эрик Земмур заявил, что в «основе нынешнего обострения ситуации вокруг Украины лежит расширение альянса на восток, и это является формой агрессии против РФ». С другой стороны, президент Финляндии заявил, что «отсутствие юридически обязывающих соглашений в сфере вооружений между РФ и США сделало мир еще «более холодным», чем во времена холодной войны». В целом, эти два фактора и есть причины эскалации в регионе.

Как и все предыдущие мировые войны, и эта мировая война — предвестник нового мирового порядка, который меняет геополитическую, финансовую, экономическую, и общественно-политическую модель. И в ходе установления нового мирового порядка, все политические лидеры этого конфликта решают свои геополитические проблемы с ее помощью, чтобы обеспечить себе наивыгодные позиции в новом мировом порядке.

Так, Россия пытается отстоять свой статус мировой державы в новом мировом порядке. Украинские лидеры пытаются попасть в сферу влияния Евроатлантических структур, и рассматривают войну как плату за вступление в эти структуры. В свою очередь, лидеры Евросоюза не скрывают, что война в Украине будет способствовать укреплению внутриевропейской солидарности; развитию ее обороноспособности; и перезагрузки экономической модели. Что касается США, то цели нынешней неоглобалисткой администрации США – усилить свои позиции и влияние в Евросоюзе в том числе и через перекройку энергетического рынка, чтобы возглавить новый мировой порядок.

Выступая перед Квартальным Собранием Гендиректоров корпораций в Вашингтоне в конце марта, Байден отчитался, что «за всю свою историю НАТО никогда не была сильнее и сплоченнее, чем сегодня, во многом благодаря Владимиру Путину». Свою речь перед корпорациями Байден закончил словами «И сейчас, когда все меняется и будет новый мировой порядок, мы должны возглавить его».

Оборачиваясь сегодня назад, мы видим, что многие события и процессы последних 10 лет обрели смысл и логику. Например, на протяжении 8 лет мы были свидетелями довольно мягкой реакции Запада на аннексию Россией Крыма. И сегодня становится понятно почему.

Этот конфликт заморозили, чтобы разморозить его тогда, когда он сослужит полезную службу. А именно, главная задача и войны в Украине и масштабных санкций – продвижение Великой Перезагрузки: обнуление мировой экономики и перезагрузки ее в новой экономической модели.

И в этом эпохальном контексте, Путин, как неолиберальная креатура Запада последних 20-ти лет, играет свою роль, действуя так, как это нужно США. Неудивительно, что и лидеры Евросоюза, и Байден, и аналитики инвестиционных центров и главы корпораций открыто говорят о том, что благодаря Путину удалось достичь того, чего не могли добиться все последние президенты США: активизировал НАТО, увеличил расходы Германии на оборону и привлек транснациональные компании по всему миру к участию в санкциях. Pax Americana стало сильнее, чем когда либо, после российского вторжения в Украину.

Кстати, еще в 2014 году Гейдар Джамаль провел интересные параллели аннексии Россией территории Украины c аннексией Ираком Кувейта в 1990 касательно западной стратегии заманивания в ловушку провоцированием противника на определенные действия через свою показную слабость. Он говорил тогда, что НАТО использует Украину как мышеловку для России, в которой Крым был сыром. И Россия успешно попала в эту ловушку, как когда-то Саддам Хусейн, который наверняка заручился негласной поддержкой США на счет своих планов вторжения в Кувейт.

В контексте тектонических изменений перехода к новому мировому порядку проясняются и мотивы нейтральной позиции России в нашей 44-дневной Отечественной войне. А именно, скорее всего, мировые лидеры уже планировали введение всеобъемлющих антироссийских санкции, и необходимость обеспечения не только логистического выхода для России на юг через Азербайджан, но и обходящего Россию китайских торговых путей. А этот план имел цену восстановления, хотя бы частично, территориальной целостности Азербайджана, который в свою очередь обеспечил бы  инфраструктуру сухопутной логистики юг-север, запад-восток.

 

Со своей стороны, США и Британия в этом контексте также пытаются обеспечить себе максимально выгодную позицию в новом мировом порядке. А именно, «британский проект» сегодня нацелен на изолирование России путем формирования тюркского пояса и контролируемом воспламенении кольца вокруг России.

 

Стратегия нынешней администрации США в отношении России изложена в майском отчете Rand Corporation за 2019 г. под названием «Перенапряжение и разбалансировка России. Оценка влияния затратных вариантов», в котором всесторонне исследуются ненасильственные и затратные варианты, которые США и их союзники могут использовать в экономической, политической и военной областях, чтобы создать нагрузку, дисбалансировать российскую экономику и вооруженные силы, а также политическое положение режима внутри страны и за рубежом.

 

Отчет заявляет, что Россия должна быть атакована с наиболее уязвимой стороны, со стороны ее экономики, сильно зависящей от экспорта газа и нефти: для этого должны быть использованы коммерческие и финансовые санкции. И в то же время, Европа должна принять решение сократить импорт российского природного газа, заменив его американским сжиженным природным газом. В идеологическом и информационном поле необходимо поощрять внутренние протесты и одновременно подрывать имидж России вовне. В военной области необходимо действовать так, чтобы европейские страны НАТО наращивали свои силы в антироссийской функции.

 

Далее, отчет заключает, что в рамках этой стратегии «предоставление смертоносной помощи Украине будет использовать самую большую точку внешней уязвимости России, но любое увеличение поставляемого США оружия и военных советов Украине должно быть тщательно откалибровано для увеличения затрат» России, не провоцируя гораздо более крупный конфликт, в котором Россия из-за близости имела бы значительные преимущества».

 

Еще один момент, который я хотела бы подчеркнуть. Дело в том, что практически все технократы мира заинтересованы в Перезагрузке, в той или иной степени. Часть из них, такие как Россия и другие, заинтересована только в той ее части, которая предусматривает превращение своего общества в цифровое гетто под неусыпным контролем Большого Брата. Но при этом, они пытаются очень неуклюже обозначить свою оппозицию социальной трансформации Перезагрузки в сторону фактической дегуманизации, которая выражается в трансгуманизме, т.н. «новой этике», новой нормальности эпохи пост-человека, которую продвигают сегодня неоглобалистко-прогрессисткий сегмент правящей мировой элиты.

 

Вопрос заключается в том, возможна ли новая цифровая ОЭФ при консервировании традиционного общественного уклада?  Ведь любая технология, которая будет вводиться только потому что она существует будет менять и социальную и ценностную составляющую.

 

— Какие процессы происходят за фасадом украинской войны в экономической жизни. Какие экономические процессы сейчас запущены?

— Происходят процессы, которые должны сначала обнулить, а потом перезапустить мировую экономику в новой модели. Будет это происходить через частичную экономическую де-глобализацию и регионализацию, с одной стороны. А именно, через сокращения цепочек поставок, перенос их в собственный регион, вывоз части производства из стран 3-го мира и его автоматизация, и роботизация с использованием искусственного интеллекта уже в развитых странах Запада. С другой стороны, запускаются процессы по финансовой перезагрузке, т.е. созданию новой архитектуры глобальной финансовой системы.

 

Некоторые российские университетские экономисты обрисовывают последствия экономической изоляции России как требующей 30 лет на «восстановление». Однако, это попытка рассматривать санкции вне глобального контекста новой экономической модели, которая направлена на сокращение производства и скольжение к новой эре — постиндустриальному обществу, к посткапиталистической экономике.

 

В этом контексте идет фиксация региональных геоэкономических экосистем в рамках нового мирового порядка. Изоляция России полностью совпадает с задачами создания региональных экономических экосистем в контексте частичной де-глобализации, и старта на сокращение производства и потребления. При этом, специфика нового будущего производства в России, которое экономисты прогнозируют для России в условии почти полной изоляции как заключающейся в сохранении производства только некачественного узкого ассортимента для массового потребителя, и небольшого производства линий качественной продукции для класса со сверхдоходами — это новая глобальная (!) экономическая модель.

 

На Западе этот процесс начат под креативным предлогом политики нулевых выбросов. Суть его в том, что на фоне, как нам говорят, сокращающихся энергоресурсов, средний класс потребителей качественной продукции глобально нужно отрезать от потребления под любыми, желательно благовидными, предлогами.

Далее, в финансовой сфере грядут большие изменения, которые собственно лежат в основе всех новых мировых порядков. Финансовый Альянс NetZero (нулевой выброс) на климатической конференции COP26 в ноябре 2021; моделирование кибератаки на глобальную финансовую систему (Операция “Collective Strength”) в Израиле в декабре 2021; заявления гендиректора МВФ еще в конце 2020 созвать «новый Бреттон Вуд»; пилотирование цифровой валюты центробанками некоторых стран– это все элементы контекста готовящейся глобальной «финансовой перезагрузки» (financial reset).

 

Главные архитекторы нового мирового порядка, инвестиционные корпорации также достаточно откровенны с нами. В своем ежегодном обращении гендиректор BlackRock Ларри Финк (одна из нескольких корпораций по управлению глобальными инвестициями, управляет активами в $10 триллионов) ясно дал понять, что конфликт в Украине используется в качестве ускорителя для реорганизации глобальной экономики по мере того, как старый мировой порядок рушится и возникает многополярный мир. В частности, он говорит, что вторжение в Украину «ускоряет» сдвиг ESG (ценностная шкала, регулируящая доступ бизнеса к инвестиционным деньгам) и цифровых валют.

 

Обращение других гендиректоров, таких как Berkshire Hathaway Уоррена Баффета и главы JP Morgan Джейми Даймона ясно указывают на то, что в этом десятилетии, процессы в мировой экономике будут движимы повесткой Великой Перезагрузки, усилением корпоративного надзора и разработкой внедрения отслеживаемости денег.

 

На совместной пресс конференции с президентом Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйн, Байден отметил, что война, «этот кризис представляет собой возможность. Он катализирует инвестиции в чистую энергетику и прогресс», цифровую экономику. На той же пресс конференции, фон дер Ляйен вновь напомнила мантру о том, что все эти триллионные инвестиции в новую экономическую модель — ради декорбонизации планеты (а не для сворачивания капитализма, и консолидации всех ресурсов в руках корпораций).

Кроме того, она отметила, что разворачивание цифровой экономики требует «адаптаций нашей демократии», поэтому она высоко ценит проект нового Рамочного Соглашения между ЕС и США, «сделке, которая обеспечит предсказуемый и надежный поток трансатлантических данных», которые, по словам Байдена «облегчат 7,1 трлн долларов и экономические отношения с ЕС». Напомню, что это соглашение разблокировывает постановление Верховного суда ЕС от 2020 года, признавшим недействительным договор о передаче данных европейцев спецслужбам США, как противоречащий фундаментальным правам человека в EC. В этом контексте, американские технологические гиганты столкнулись со шквалом судебных исков от активистов ЕС.

 

Далее, 9 марта администрация Байдена поручила правительству изучить и дать предложения по регулированию цифровых активов, включая криптовалюты, которые работают на технологии блокчейн, и  выработать «законодательное предложение» по созданию цифрового доллара в течение 210 дней.

 

Цифровой доллар — это не просто цифровая версия существующего доллара США, а совершенно новая валюта, которая на первых порах будет существовать наряду с сегодняшним долларом. Подобно наличным деньгам, CBDC будет использоваться для оплаты товаров и услуг. Однако, постепенно, наличные валюты будут сворачивать, и представители высших финансовых кругов не особо скрывают, что на определенном этапе, когда использование наличных упадет до определенного уровня, остатки наличных денег конвертируют в цифровую валюту. Например, на сессии о развитии цифрового доллара в прошлом году вице-президенту Федрезерва Сент-Луиса, был задан вопрос, может ли Федрезерв заверить общественность, что цифровые валюты никогда не будут использоваться в том, чтобы програмироваться на то, когда, как и где мы можем потратить наши деньги. На что чиновник ответил, что «В жизни нельзя дать абсолютных гарантий ни в чем. Но мы можем надеяться, что Конгресс отреагирует на опасения избирателей по поводу конфиденциальности».

— Можно ли считать, что доминированию доллара пришел конец? Либо это все разговоры?

— Согласно исследованию Федрезерва, проведенному в 2017 году, до 70% всех долларов находятся за пределами США, а 60% всех 100-долларовых банкнот обращаются за границей. В то время как правительства и центральные банки различных стран пытались уменьшить свою зависимость от доллара, глава Банка Англии Марк Карни назвал его роль в мировой экономике «дестабилизирующей».

Одни инвесторы говорят, что введение антироссийских санкций представляет собой поворотный момент в денежной истории: конец гегемонии доллара, а криптовалюта в настоящее время рассматривается как наиболее осуществимая в ближайшем будущем альтернатива. Но, например, другие эксперты скептически относятся к идее, что криптовалюта может в конечном итоге вытеснить доллар даже в ближайшей перспективе.

Одним из возможных вариантов является введение цифровой валюты центрального банка, о которой мы говорили, чтобы сохранить традиционную роль доллара как предпочтительной резервной валюты, а не подрывать ее.

Поэтому вопрос о том, перестанет ли доллар США быть резервной валютой является одним из нескольких возможных вариантов из войны между Россией и Украиной.

Конечно, потеря Россией доступа к своим резервам посылает сигнал о том, что учреждения не могут рассчитывать на доллары в случае возникновения геополитических проблем, что делает доллар менее привлекательным в качестве безопасной гавани. Мы видим, что идет активная экспроприация награбленного российскими олигархами за последние 30 лет. Все эти годы, западные финансовые институты, с одной стороны, помогали новым постсоветским олигархам выкачивать национальные богатства из своих стран, отмывать и размещать средства на оффшорных счетах под своим контролем. И вот наступил час X, когда время собирать камни.

Если смотреть на эту финансовую экспроприацию глобально, то это часть процесса, запущенного 10-15 лет, когда под предлогом борьбы за безопасность общества, ускоренными темпами создавались механизмы по экспроприации не только имущества новых постсоветских олигархов, но  и консолидации финансового контроля в руках мировых финансовых олигархов путем сокращения суверенитета национальных государств.

— Какие главные итоги войны вы видите для мира?

— На днях, Трасс, министр иностранных дел Великобритании заявила, что российско-украинская война может продлиться 10 лет, и что Европа «должна быть готова к долгому пути». Кстати, этот срок совпадает с ориентировочной продолжительностью перестройки Великой Перезагрузки, до 2030 года.

Одновременно, она подчеркнула, что украинский кризис необходимо использовать в качестве катализатора для полного пересмотра взглядов и подходов Запада к международной безопасности. И что для Великобритании это предполагает создание стратегических альянсов по всему миру и использование экономической мощи для сдерживания агрессоров, и, что страны G7, на долю которых приходится более 50% мирового богатства, должны действовать как «экономическое НАТО».

При этом лидеры Евросоюза и Великобритании начали использовать новый термин «международные правила» вместо «международное право». Это должно беспокоить, потому что вслед за сворачиванием либеральной демократии и капитализма мы будем свидетелями того, что «правила» эти будут изменчивы в зависимости от того, кто является гегемоном в данный момент.

Экономисты ожидают, что последствия войны России на Украине окажут более сильный удар по экономике Европы, чем экономике США. Годовой уровень инфляции в Германии уже вырос в апреле на 7,4%, что является самым высоким показателем с осени 1981 года. Это произошло через день после того, как их министр экономики заявил, что пересматривает свой прогноз роста на 2022 год с 3,6% до 2,2%.

В контексте глобальной задачи замедления экономического роста в условиях перестройки мировой экономической системы, мы видим что пандемия и война стали инструментальными. Экономический рост в Восточной Европе замедлилися на 40%. В Китае используют карантинный арсенал. При чем, не в бедных провинциях, а в крупном производственном и экспортном центре Шанхая. Потребительские расходы Китая уже упали, а безработица достигла самого высокого уровня с первых месяцев пандемии. Заключение почти 400 миллионов человек в режиме жесткой изоляции, автоматически ставит под удар 40% годового ВВП Китая. Кроме того, локдаун Шанхая привел к нехватке продовольствия и к нехватке персонала в крупнейшем порту мира.

Вспомним прогноз американского аналитического центра Стратфор на 2015-2025 год: «Китай перестанет быть страной быстрого роста и низких зарплат и войдет в новую фазу, предполагающую гораздо более медленный рост и все более жесткую диктатуру, сдерживающую силы, порождаемые медленным ростом.»

Таким образом, наносится еще один удар по глобальным цепочкам поставок, что опять-таки стимулирует глобальную регионализацию и перенос производства в соседние страны. Но это чуть позже, через лет 10-15.

А пока, переходный период будет омрачен инфляцией, энергетическими кризисами, «вспышками» вирусов, толкающий мировую экономику к рецессии. Война в Украине и антироссийские санкции означают, что продовольственная инфляция теперь перерастает в полномасштабный кризис, который может ввергнуть миллионы людей в голод. Ускорив наступление третьего трансформационного кризиса – голода и дефицита продуктов питания.

Растущие расходы могут оказать давление на валюты развивающихся рынков, где на продукты питания приходится большая доля потребительских цен. Но это не все.  Россия также является ключевым поставщиком удобрений. Практически каждая крупная культура в мире зависит от таких ресурсов, как калий и азот, и без постоянного потока фермерам будет труднее выращивать все.

Война в Украине продолжает то, что начали пандемические меры, которые стимулировали высокие транспортные расходы, инфляцию энергоносителей и нехватку рабочей силы, что усложнило производство продуктов питания в последние годы. Как для объявления пандемии, не нужно наличие высокой смертности или реально опасного вируса, а достаточно вызвать панику, так и для организации голода, не нужна ситуация физического отсутствия продуктов.

Достаточно создать ситуацию недоступности продуктов питания, ведь голод в мире существует не от того, что нет достаточно еды для всех.  Продовольствие перемещается по миру в сложной сети импорта и экспорта. Война в Украине может спровоцировать отказ поставщиков от экспорта зерна, чтобы хранить запасы в своей стране. Это может привести к опасному эффекту домино, и спровоцированному (!) голоду.

А под завесой спровоцированного голода и дефицита будут «перезагружать» планетарную систему питания, что собственно готовится сделать EAT Forum, партнер Всемирного Экономического Форума, который вот уже 15 лет работает над технологиями синтезированного «устойчивого» питания. «Перезагрузка» продовольствия и сельского хозяйства включает проекты и стратегические партнерства в области ГМО, лабораторных белков, фармакологических препаратов, промышленные химикаты, 3D биопринтеры, технологии имитации мяса и изготовления молока без коров, которые они называют «устойчивые решения проблем питания и здоровья».

В отчетах EAT говорится, что большие изменения, которые организация и ее корпоративные партнеры хотят внести в планетарную продовольственную систему, «требуют жестких политических мер, которые включают законы, фискальные меры, субсидии и штрафы, изменение конфигурации торговли и другие экономические и структурные меры».

 

Ну что ж, как известно ничего так не меняет конфигурации торговли и не поощряет структурные меры как спровоцированные кризисы вроде пандемий, войн, техногенных катастроф, или манипуляций с погодными технологиями.

Кстати, в этот контекст вписывается и скандальный Саммит ООН по Продовольственным Системам, состоявшийся 23 сентября 2021 в Нью-Йорке. Этот Саммит представляет собой качественно новую веху в захвате корпорациями мирового управления продовольствием.

 

Процессы, которые мы видим сегодня, состоят из краткосрочных, среднесрочных, и долгосрочных целей и задач. Краткосрочные — это передел рынка энергоресурсов (заменить российские энергоресурсы в Европе на американские). Среднесрочные задачи нацелены на отрезание Европы от потребления дешевой энергетики, т.к. новая экономическая модель заточена на экономию уменьшающихся энергоресурсов, большую часть которой потребляют США, Европа, Китай. Долгосрочные задачи – закладка и переход на рельсы посткапитализма через 50 лет.

 

image
(7 оценок, среднее: 5,00 из 5)