Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в среду исключил обсуждение федеральной системы воссоединения Кипра, настаивая на том, что соглашение о двух государствах является единственным решением для этнически разделенного острова, передает ABC News.

В обращении к законодателям от своей правящей партии Эрдоган также нанес удар по премьер-министру Греции Кириакосу Мицотакису, обвинив его в конфронтации и срыве недавно возобновленных греко-турецких переговоров, направленных на снижение напряженности между двумя соседями.

По его словам, греческая сторона упорно не желает оговаривать вопрос равноправной разработки природных ресурсов острова и усиливает экономическое и политическое давление против турецкой общины Кипра.

«Для Кипра больше нет другого выхода, кроме решения о создании двух государств», — сказал Эрдоган, имея в виду мирное соглашение, которое будет заключаться между двумя равными суверенными государствами. «Принимаете вы это или нет, но федерации больше не может быть».

Эрдоган сказал: «Нет смысла обсуждать старые формулы решения … которые игнорируют турецкий народ на острове и обрекают переговоры на провал на 50 лет. Теперь это дело закончено».

Его заявление было сделано в связи с тем, что генсекретарь ООН Антониу Гутерриш, как ожидается, созовет встречу в следующем месяце, на которой соберутся соперники — греки и турки Кипра, а также «гаранты» двух общин — Греция, Турция и Великобритания — чтобы оценить шансы возобновления переговоров по воссоединению острова.

Турция и турки-киприоты говорят, что решение, которое предусматривает создание федерации, состоящей из зон, где говорят по-гречески и по-турецки, многократно опробовалось за последние пять десятилетий и привело к провалу из-за того, что греки-киприоты не желают делить власть с турками-киприотами.

Греки-киприоты категорически отвергают любую сделку, которая узаконила бы этнический раздел островного государства Восточного Средиземноморья.

Мицотакис, посетивший Кипр ранее на этой неделе, сказал, что приоритетом Греции является прекращение турецкой оккупации Кипра и что настойчивые требования Турции и турок-киприотов о создании двух государств «нереалистичны».

А Эрдоган ответил, что Мицотакис должен «знать свое место». «Если они ищут мира, им не следует бросать мне вызов», — сказал Эрдоган. «Если вы не знаете своего места, значит, вы не сядете за стол переговоров».

Очень интересно, снова обострение. Афины не могут не понимать, что в нынешнем своем положении Анкара мало восприимчива для давления извне. Тем более, что за Грецией не просматривается поддержки США – единственной державы, способной переубедить Турцию. Но действительно ли уже не остается никаких вариантов для совместного и равноправного существования двух общин в рамках одного государства? Может быть, сегодняшние резкие заявления это преходящие эмоции, и всё еще способно измениться?

Прокомментировать эти моменты # согласились известные эксперты и дипломаты.

Мехмет Перинчек, турецкий политолог, доктор исторических наук, приглашённый исследователь Института стран Азии и Африки МГУ:

— Нет уже никаких вариантов для совместного и равноправного существования двух общин в рамках одного государства. Здесь надо подчеркнуть, что на Кипре нет никакой кипрской нации – там живут и турки, и греки. И поэтому самое правильное и окончательное решение Кипрского вопроса – это разделение Кипра между Грецией и Турцией.

С другой стороны, Кипр – это маленькая страна в Восточном Средиземноморье, у которой нет возможности жить независимо. Поэтому, как я отметил, разделение острова – самое правильное решение. Тогда турки и греки смогут жить на Кипре мирно, в сотрудничестве и дружбе. Но сначала должно произойти разделение. После этого возникнет база для мирного сосуществования.

Кипрский вопрос играет очень большую роль в сегодняшней геополитике мира. Там есть очень большая конфронтация между Турцией и США. Америка создала там своеобразный блок – США, Израиль, Южный Кипр, Греция. И туда можно добавить даже Объединенные Арабские Эмираты. Они проводят учения в Восточном Средиземноморье против Турции, и Анкара сопротивляется там планам атлантизма. И здесь, конечно, сопротивление Турции не только ради собственных интересов, а еще и ради интересов всех евразийских стран, в том числе Азербайджана, России, Китая, и т.д. Потому что это вторжение со стороны атлантизма в восточной части Средиземного моря направлено не только против Турции, но и против всей Евразии. Поэтому Азербайджан и другие евразийские страны должны поддерживать позицию Анкары по вопросу Кипра. Это способно помочь и окончательному решению вопроса Нагорного Карабаха, потому что конфронтация в Восточном Средиземноморье и конфронтация на Южном Кавказе – они не разные. Есть единый фронт, и поэтому мы должны иметь единую стратегию в обоих направлениях.

Стейнар Гил, западноевропейский дипломат в отставке, экс-посол Королевства Норвегия в Азербайджане:

— Могу лишь сказать, что президент Эрдоган действует по хорошо знакомому сценарию — отвечает на внутренний экономический кризис ведением жесткой внешней политики.

А вообще, заинтересованные стороны должны проводить переговоры с целью достижения взаимоприемлемого решения по проблеме Кипра.

Игорь Семиволос, исполнительный директор Центра ближневосточных исследований (Киев):

— Я думаю, что со стороны турецкого президента это сознательное повышение ставок в дискуссии по поводу будущего разделенного острова. Мы уже видели усилия ООН, видели результаты референдума, где греческое население проголосовало против интеграции, и сейчас Турция предлагает изменить повестку дня, условно продвигая вариацию на тему «two state solution». В этом смысле предложение, конечно, противоречит представлениям греческого и достаточно большой части турецкого населения о будущем острова, но отражает существующие реалии. А они таковы, что ключевые роли здесь играют не столько киприоты, сколько Анкара и Афины. Именно политики, представляющие эти столицы, непосредственно приложили руку к расколу острова и закреплению его раздела.

Если смотреть на эти переговоры как на стратегию, то Эрдоган занял жесткую, непримиримую позицию: или будет по-нашему, или никак. В принципе, нечто подобное можно сказать и о его визави. Выходом из этого тупика может быть посредническая миссия третьей стороны и предполагаю, что в первую очередь имеется в виду новая американская администрация. Кстати, такой жесткий подход может быть и реакцией на антитурецкую в значительной степени резолюцию Европейского парламента.

Во что это может вылиться, сказать сейчас трудно. Вполне возможно, что со временем страсти улягутся и риторика будет менее жесткой. Но пока конфликт между двумя государствами не будет урегулирован, надеяться на успешную интеграцию двух частей острова не приходится.

Илия Куса, аналитик Украинского института будущего, эксперт по ближневосточному региону:

— Я думаю, что урегулирование этого конфликта сегодня невозможно. Новый глава турецкого Кипра Эрсин Татар не является сторонником мирного объединения. Эрдоган в последнее время тоже отошёл от этой идеи, а конфликты с Грецией и Кипром за газовый шельф только ужесточили позиции сторон.

С приходом к власти администрации Байдена добавляется множество новых переменных. Если отношения США и Турции будут ухудшаться, Греция получит мощного союзника, и ещё больше укрепится в своей правоте. К тому же, позиция Греции поддерживается Францией и Евросоюзом. По сути, дальнейшие переговоры по Кипру находятся в зависимости от отношений региональных государств.

Ну, и есть момент с международным правом. Турецкий Кипр не признан никем, кроме Анкары, а появление на острове турецких войск в 1974 году было явным нарушением норм международного права. Сегодня ни одна из сторон не готова представить план юридического урегулирования спора без существенных политических уступок. И в Греции, и в Турции отдают предпочтение националистической повестке.

(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)