Завершается региональный визит и.о. помощника госсекретаря США Филиппа Рикера в три страны Южного Кавказа. Интересно, что в поездке его сопровождает американский сопредседатель МГ ОБСЕ Эндрю Шафер.

В ходе итоговой пресс-конференции в Баку прозвучал вопрос Turan — как США относятся к монополии России в вопросе миротворчества в Карабахе? На него ответил как раз Эндрю Шафер. Он заявил, что Трехстороннее заявление о прекращении огня было подписано сторонами, которые пригласили российских миротворцев.

«Мы приветствуем прекращение огня и призываем стороны выполнять свои обязательства. Этот документ предполагает пятилетнее присутствие миротворцев. Очень важно использовать это время обеими сторонами для установления прочного мира», — сказал Шафер и добавил, что в данный процесс могут быть вовлечены и другие участники и силы, но об этом стоит говорить через пять лет.

Получается американцы не теряют надежды, что в будущем, по истечении первого 5-летнего срока пребывания в Карабахе российских миротворцев, этот формат можно будет изменить. Каким образом? Добавив сюда еще и американские воинские подразделения в голубых касках? Возможно ли это? При каких условиях Россия может согласиться на такое? И в интересах ли это Азербайджана?

 

На эти вопросы # ответил политолог, профессор Ханкукского университета иностранных исследований (Корея) Ровшан Ибрагимов:

— Стоит отметить, что Эндрю Шафер ответил на поставленный вопрос как истинный дипломат. Ничего лишнего не сказал. Мое сугубо субъективное мнение состоит в том, что американский сопредседатель просто и не хотел заявлять чего-то лишнего, поскольку, видимо, у Америки на данный момент нет долгосрочного видения того, как они могут участвовать в дальнейшем в ситуации, которая возникла после 44-дневной войны.

При этом не стоит забывать, что на днях в Швейцарии ожидается саммит между президентами России и Соединенных Штатов, где также, вполне возможно, одной из тем станет ситуация на Южном Кавказе после Второй Карабахской войны. И в данном случае Шафер тоже ожидает дополнительной информации, чтобы изречь свое собственное мнение по данному вопросу. Одно то, что он участвует в данной региональной поездке, уже о многом говорит, поскольку это также изучение ситуации на месте и формирование нового мнения.

Что касается формата миротворческого контингента, того, может ли он измениться через пять лет или в какой-то другой момент, надо сказать, что третьим силам ничто не мешает участвовать в тех или иных послевоенных проектах, начинаниях. В том числе, в определении границ между Арменией и Азербайджаном – тут нет никакой необходимости ждать пять лет.

Другой вопрос – насколько реально третьим силам в каком-то ином формате участвовать в делах нашего региона? Скорее всего, когда говорится о пятилетнем сроке, имеется в виду, что за этот срок может измениться политическая ситуация в связи с монопольным положением России. То есть, за этот период Россия и сама может прекратить участвовать в урегулировании армяно-азербайджанских отношений, если все проблемы и вопросы между нашими народами и странами к истечению этого времени окажутся решены.

 

 

 

(Пока оценок нет)