В рамках межправительственного документа Азербайджан и Туркменистан впервые приступают к совместной работе по освоению месторождения в Каспийском море. Эксперты считают, что разработка месторождения «Достлуг» – это пробный шар в реализации более крупных проектов.

Между тем Европа уже в ближайшее время может стать потребителем туркменского газа. Азербайджан предоставляет Туркменистану готовую инфраструктуру «Южного газового коридора» (ЮГК) для транзита углеводородов, сказал # руководитель клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде, рассказавший нашим читателям о реалиях и перспективах более крупных проектов:

— Месторождение «Достлуг» находится в непосредственной близости к разрабатываемым на шельфе Каспийского моря месторождениям «Азери», «Чираг», «Гюнешли». Азербайджан получает возможность осваивать свои 30% и, по имеющимся официальным данным, получать прибыль от транзита энергоресурсов по ЮГК на рынки Европы. Для нашей страны себестоимость разработки «Достлуг» может оказаться весьма рентабельной по причине близости его к основной нефтегазовой инфраструктуре. Отстроить дополнительную трубопроводную систему для нас не составит больших затрат, чего не скажешь о Туркменистане. У этой страны нет соответствующей газо- и нефтетранспортной инфраструктуры в этом районе.

Потому Туркмении выгодно подключиться к нашей трубопроводной сети для транспортировки своих энергоносителей в западном направлении, на европейские рынки. Здесь важно заметить, что туркменскую часть месторождения «Достлуг» будет разрабатывать российский «Лукойл», кстати, уже имеющий присутствие на азербайджанском шельфе. Компания располагает долей в «Азери – Чираг — Гюнешли». Кроме того, недавно было достигнуто соглашение о разработке двух других месторождений – Гошадаш и Нахчыван, которые находятся в азербайджанском секторе моря.

С туркменской стороны к разработке месторождения «Достлуг» подключается российская компания. Ей выгодно использовать нашу инфраструктуру. Полагаю, энергоносители будут транспортироваться до основных покупателей именно «Лукойлом», поскольку оператором является эта компания, а не туркменская сторона. Именно «Лукойл» будет по своей маркетинговой сети продавать конечный продукт.

Может ли «Лукойл» выбрать для транспортировки энергоносителей с «Достлуг» не ЮГК, а другие направления экспорта?   

Если договорятся, газ пойдет по ЮГК. Хочу сказать, что выбор за «Лукойлом», который будет договариваться с конечными покупателями. Судя по официальным заявлениям, основной вариант – транспортировка по ЮГК. У этой компании есть свои покупатели, клиенты. Им он будет продавать нефть и газ с этого месторождения.

Приблизит ли разработка «Достлуга» строительство Транскаспийского газопровода? Что мешает реализации этого мегапроекта на сегодняшний день?

— В этом направлении должны договариваться Туркменистан с конкретными покупателями туркменского газа в Европе. Кто будет покупать этот газ. Проект должен осуществляться под эгидой европейской и российской энергетических комиссий. По этому проекту много заявлений, а практическая сторона вопроса остается неясной. Допустим, в качестве продавца газа выступит туркменская сторона в лице государственной компании. А кто покупатель? Перед реализацией ЮГК мы уже знали, куда будет поставляться газ, в каких объемах и по какой цене.

Были расставлены все точки над «i» в проекте этого газопровода – созданный с этой целью консорциум знал покупателей, рассчитывал стоимость прокладки и прибыль от экспорта. В случае с Туркменистаном всего этого нет – нет договоренности по поставкам туркменского газа в какую-то конкретную европейскую страну. Да, были заявления о заинтересованности. Но по «Набукко» тоже в свое время звучали такие заявления. Кто будет строить Транскаспий, куда и в каких объемах будет поставляться туркменский газ – все это непонятно. Контракты по ЮГК были подписаны на годы вперед, а вот с Туркменией все обстоит иначе.

Азербайджан заявил, что готов предоставить собственную инфраструктуру, присоединить этот проект к ЮГК. Допустим, что это так. Но договариваться должна туркменская сторона. Есть ли перспективы консорциума и пригласят ли они нас туда? Здесь очень много вопросов, на которые еще предстоит получить ответы. По Транскаспию мы слышали уже десять деклараций, но никаких конкретных практических шагов в этом направлении не было.

— И все же, «Достлуг» приблизил нас к этому проекту?

— Освоение «Достлуг» позволит приблизиться к идее Транскаспия, когда там будет создана инфраструктура, соединяющая туркменскую часть с азербайджанской частью. Разработку этого месторождения следует расценивать как шаг к реализации более крупного проекта. А вот как будет этот крупный проект реализовываться, покажут перспективы освоения «Достлуг». При совместной его разработке создается возможность объединить газотранспортные инфраструктуры двух стран в рамках этого локального проекта. Но, конечно же, отстроенной для транспортировки углеводородов с этого месторождения инфраструктуры будет недостаточно для Транскаспия.

Упомянутый мегапроект будет рассчитан на перекачку больших объемов каспийского газа не с морского шельфа, поскольку у Туркмении там не так много газа, а с восточной части страны. Там есть газопровод, и они должны его либо достроить или же перепрофилировать на нужды Транскаспия. Все эти работы затратные, при этом нет информации, предпринимаются ли какие-то действия. В процессе совместной работы будут наращивать объемы транспортируемого газа, возможно увеличение пропускной способности инфраструктуры. Наконец, в зависимости от ситуации, а также прогресса в переговорах по Транскаспийскому газопроводу, будут ставиться более масштабные целевые ориентиры.

Потенциал для взаимодействия есть.  Тем более что на фоне определенных проблем с поставками сжиженного природного газа в Европу приоритет транспортировок по трубопроводной системе возрастает. Европейская энергетическая комиссия также не раз заявляла о заинтересованности в развитии трубопроводной системы, как альтернативы СПГ, а также в контексте диверсификации импорта голубого топлива.

(Пока оценок нет)