Приближение к членству в НАТО

Произошло важное событие, хотя и носящее несколько символический характер. Украина получила статус партнера Enhanced Opportunities Partner — Программы расширенных возможностей НАТО (EOP). Решение об этом утвердил Североатлантический совет, другими словами, представители всех государств-членов Альянса. Эта программа была запущена в 2014 году с целью усиления оперативной совместимости войск стран-участниц с силами НАТО.

До недавнего времени статус EOP имели только пять стран: Швеция, Финляндия, Австралия, Грузия и Иордания. Теперь к ним добавилась и Украина.

Статус EOP предоставляется тем странам, вооруженные силы которых уже работают и внедряют стандарты НАТО, то есть являются совместимыми с армиями Альянса. Страны-партнеры в силу тех или иных причин либо отдают преимущество тесному сотрудничеству, но не членству (как Швеция и Финляндия), либо предполагают вступить в НАТО в обозримый период (как Грузия). Несколько лет назад Альянс официально признал Украину Aspiring country — государством, которое стремится стать членом НАТО.

На сайте Альянса приведен перечень преимуществ, которые получают особые партнеры. В частности, это регулярные политические консультации по вопросам безопасности, расширенное участие в учениях и маневрах, обмен информацией, в том числе разведывательной, более тесное сотрудничество в период кризисов. К этому следует добавить сертификации, участие в оперативном планировании и оценке обстановки, участие в совместных миссиях на уровне фактически схожим с полноправным членом НАТО. Есть и дополнительные возможности, которые предоставляются стране-участнице в зависимости от уровня сотрудничества и текущего уровня взаимной совместимости.

И еще одна очень важная возможность. Военнослужащие армии Украины (ВСУ) смогут участвовать в работе руководящих органов НАТО. Это не только военный фактор, но и политический.

Хотя программа направлена на решение чисто военных и организационных вопросов, но она же имеет и значительную политическую составляющую. Это не только полное внедрение стандартов НАТО в армию и флот, но также перестройка их организационной структуры и органов управления как это принято в демократических государствах. Украина прошла значительный путь в этом направлении, но предстоит сделать еще очень много.

Кстати, новый этап сотрудничества — это не улица с односторонним движением. Украина может предоставить Альянсу опыт своих военных, полученный в борьбе с агрессией России. Его можно будет не только изучить и обобщить, но и использовать для укрепления обороноспособности не только Украины, но и всех стран НАТО.

Вскоре начнутся консультации Альянса и Украины для разработки детальных предложений относительно того как будут использоваться новые возможности.

Теперь о политических последствиях. Начнем с того, что Киев получил EOP гораздо раньше ожидаемого срока. На саммите в 2018 году Альянс только отметил интерес Украины в получении статуса EOP. Официально Киев попросил рассмотреть заявку на участие в программе 15 января текущего года. Предполагалось, что это произойдет в октябре-ноябре нынешнего года. Полгода в условиях эпидемии для принятия положительного решения можно считать практически молниеносным. Видимо в европейских столицах все больше понимают, что без Украины безопасность Европы не будет полноценной.

Предоставлением данного статуса страны НАТО наглядно показали, что расценивают Украину как равного партнера. Как замечает эксперт брюссельского центра Friends of Europe Джеймс Ши, основное содержание партнерства расширенных возможностей — это политический символизм, обозначающий страны, которых НАТО считает особенно близкими.

Дальше должен следовать Membership Action Plan — План действий по членству в НАТО (ПДЧ, MAP). В 2008 году Франция и Германия заблокировали предоставление ПДЧ Украине и Грузии, что в значительной мере и обусловило российскую агрессию против них.

Сейчас положение несколько иное. Хотя по формальным причинам принять эти две страны в Альянс нереально, так как они имеют конфликты с Москвой, но это не означает, что в будущем и возможно в ближайшем ситуация не изменится.

Пока же в первую очередь Париж и теперь в меньшей степени Берлин предпочитают не форсировать вопрос приема, который так раздражает Москву. К тому же Украина не в полной мере соответствует политическим стандартам Альянса в вопросах демократизации, верховенства права и обуздания коррупции. Здесь предстоит пройти довольно большой путь.

Как можно было ожидать, в Москве довольно резко отреагировали на новый статус Украины. В комментарии агентству РИА Новости заместитель главы Министерства иностранных дел России Александр Грушко заявил, что «Конечно, это политический сигнал партии войны в Киеве. Это первое. Второе — это абсолютно четкий сигнал того, что НАТО не заинтересована в разрешении внутриукраинского конфликта для того, чтобы обосновывать накачку восточного фланга альянса и продолжать демонизировать Россию как главную угрозу Западу».

Большой вопрос кто кого демонизирует. Все тот же Грушко совсем недавно заявил, что не исключает провокационных действий со стороны НАТО во время парада Победы в Москве 24 июня. Странно все это. Приглашают президентов и премьер-министров стран-членов Альянса и тут же их обвиняют в подготовке каких-то провокаций при проведении парада. Получается, что гости из натовских стран едут участвовать в таких провокациях. Если о них в Москве знают, то зачем приглашают?

Впрочем, искать логику в заявлениях московских чиновников, как по внутриполитическим, так и по внешнеполитическим вопросам не стоит. Бесполезное это занятие. Потому что пропагандистская риторика и конкретная политика в Москве вещи весьма разные и не всегда соответствующие друг другу.

Вернемся к Украине. Московское недовольство новым статусом Киева в EOP совершенно не связано с так называемой партией войны. Российские генералы вполне отдают себе отчет в том, что с каждым днем повышается боеспособность украинской армии, ее насыщение современным высокоточным оружием. Возможность блицкрига и вообще масштабного вторжения в Украину практически сведена к нулю. Более того, постепенно повышаются наступательные возможности украинских военных и это головная боль российских генштабистов уже на ближайшую перспективу.

Вопрос членства Киева в НАТО относится к политическим и завязан не только на отношения с Россией, наличия конфликтов с ней. При всей риторике федеральных каналов не это беспокоит Москву больше всего.

Своей глупой и даже безрассудной политикой, агрессией на Донбассе и аннексией Крыма Россия получила на своей очень длинной границе враждебное государство на ближайшие десятилетия. Они не хотели получить базы НАТО вблизи своих границ, они их получили. И это базы украинской армии на подконтрольной территории Донбасса, вблизи Харькова, Чернигова и Одессы. Там служат украинские офицеры, многие из которых будут работать в натовских штабах и структурах. Не нужно натовскому сапогу топтать украинскую землю, по ней ходят ботинки украинских солдат, проходящих натовскую выучку. Вы в Москве этого хотели, когда затевали свою агрессию — получите.

По мере разворачивания украинского оборонного комплекса он становится конкурентом на рынке вооружений в первую очередь для российских структур. Это вооружение по стандартам НАТО и в этом их преимущество перед российским, что Москву тоже очень беспокоит. В Индонезии украинские оружейники российских потеснили, что вызвало просто бурю негодования в Белокаменной. И это только начало.

Статус EOP — важный шаг по сближению с НАТО. И длинная дорога по приобретению членства в Альянсе стала немного короче.

| 2020-06-17T08:56:04+04:00 17 июня 2020, 11:48|12345 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
|