Парламент сказал «нет» — прислушается ли Трамп?

Сенат США в четверг, 13 февраля, поддержал-таки резолюцию, ограничивающую возможности президента Трампа по задействованию американских вооруженных сил против Ирана. Согласно документу, применение военной силы против Ирана возможно только после одобрения этого шага Конгрессом. Исключение составляют случаи, в которых речь идет о предотвращении непосредственной угрозы для страны. Сам Трамп ранее заявил, что считает введение подобных ограничений «опасными», и призвал Сенат не поддерживать их.

Но у него еще остается право вето. Интересно, конечно, что значит принятое решение с технической точки зрения, а также с политической и моральной. То есть, насколько реально оно способно притормозить Трампа, если он вдруг решит начать полномасштабные боевые действия против ИРИ. Много ли времени потребует вынесение вето, чтобы кто-то, поняв, к чему готовится Трамп, успел вмешаться, попытаться отговорить его от начала войны? И вообще, не свидетельствует ли решение, принятое обеими палатами парламента США, о том, что и американцы опасаются возможности такого неадекватного поступка со стороны своего президента?

Эти вопросы # адресовало известным региональным экспертам.

Политолог Тофиг Аббасов:

— Американский истеблишмент всерьез обеспокоен волюнтаризмом Трампа. Его рискованные решения ставят элиту страны в трудное положение. Явно прослеживается произраильский, точнее даже, пронетаниягуевский тренд, который содержит в себе взрывоопасный потенциал. То, что президент оказался в кругу сионистски настроенных людей во главе с зятем Кушнером, общеизвестно, но глубина проблемы в настроенности части любовичских хасидов, к которым примкнул сам Кушнер и его жена Иванка (ее переименовали в Яэль), — они ставят перед собой чреватые опасностью планы. Они пытаются решить вопрос Палестины с далеко идущими целями. Речь идет о возведении третьего храма на месте, где стоят Аль-Акса и Мечеть Купола. Правда, еврейские ортодоксы неоднозначно оценивают этот план. Однако наиболее яростные сторонники возведения третьего храма обещают не взрывать мусульманские святыни, а перенести их с помощью современных технологий. Всем ясно, что этот план встретит яростное сопротивление мусульманского мира, и первую скрипку здесь может сыграть Тегеран. Потому еврейское лобби толкает Трампа на войну с Ираном, чего категорически не желают в Пентагоне и истеблишменте. То есть, политики, трезво оценивая ситуацию, понимают, что Трамп после второго своего избрания президентом сможет санкционировать войну с Ираном. Но эта кампания не окажется легкой, а может и выльется во второй Вьетнам, для чего есть много предпосылок. Поэтому конгрессмены с сенаторами приняли такое решение, чтобы иметь страховочный механизм, позволяющий сдерживать президента, огульно подписывающего опасные документы…

Ведущий эксперт Грузинского Центра Стратегического Анализа (GSAC) Гела Васадзе:

— Я думаю, что это решение принято в контексте холодной гражданской войны, которая вовсю идет в США. Для нас это интересно исключительно с точки зрения понимания роли и значения законодательной власти в системе принятия решений в Соединенных Штатах. Иран является важнейшей страной как для Грузии, так и для Азербайджана, поэтому нам нужно очень внимательно наблюдать за тем, что происходит вокруг Ирана, в то же самое время понимая, что от нас ничего не зависит. Поэтому самое лучшее — избегать любых резких высказываний по данному вопросу.

Политолог-международник Ильгар Велизаде:

— Любой факт, который демонстрирует ограничение возможности функциональности президентской власти в США, — это негатив, прежде всего, с точки зрения имиджа Трампа и нынешней администрации. Фактически речь идет о том, что нынешняя администрация лишается важных инструментов, рычагов. В частности, сам Трамп. Они находятся под давлением, влиянием других ветвей власти, под влиянием своих оппонентов, и с этим они ничего сделать не могут.

В условиях предвыборной гонки такое ограничение косвенно, конечно, может отрицательно повлиять на рейтинг Трампа. Но с другой стороны, как я понимаю, никто на Иран в реальности нападать не собирается. Таких уж очевидных поводов Иран тоже не дает. Основные политические фигуры этой страны в настоящее время заняты больше внутренними проблемами, нежели внешними. Иран находится в очень сложной политической ситуации. Вскоре предстоят выборы в парламент, открылся новый важный электоральный цикл в истории страны. Схлестнулись разные силы, сейчас идут разговоры о том, какой будет судьба нынешнего президента, предстоит ли ему импичмент.

Конечно, сейчас Ирану не до США, поэтому вряд ли кто-то там сейчас будет провоцировать обострение международной обстановки. И у Трампа не будет поводов для вмешательств.

Поступок Сената – это, конечно, месседж и для избирателей, которые должны подумать над тем, стоит ли доверять главный пост страны на второй срок человеку, который способен предпринимать неадекватные действия, могущие вовлечь Штаты в новый геополитический конфликт. Ведь это происходит на фоне того, что Америка и без того ввязалась со своими войсками в ряд локальных конфликтов на Ближнем Востоке.

Американский избиратель, скорее всего, уже устал от всего этого. Думаю, это понимают и в администрации. Поэтому в предвыборной риторике все-таки большее внимание концентрируется на внутриамериканских проблемах.

Подводя итог, можно сказать, что США сейчас находятся на сложном этапе своего развития. И действия парламентариев лишний раз подтверждают предположения, что есть попытки обеспечить в остающийся срок Трампа некое двоевластие в Штатах. То есть, Конгресс и Сенат хотят сейчас больше влиять на политическую ситуацию в стране.

Это попытки могут создать впечатление, что демократы влияют на ситуацию в США не меньше, чем нынешняя республиканская администрация Трампа.

| 2020-02-15T02:36:45+00:00 15 февраля 2020, 09:20|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|