Хабаровские вопросы

Уже семь дней в Хабаровске и других городах края проходят акции протеста в связи с задержанием губернатора Сергея Фургала. Ситуация для московских властей крайне неприятная, так как случилась она сразу после так называемого триумфального голосования по поправкам в конституцию.

Неприятен и даже опасен не сам факт протестов. Как говорится, чего не бывает. Вон в Шиесе почти год протестовали, и никого особо в огромной России это не волновало, и никакого отклика акция вроде бы не вызвала.

Если подходить формально и поверхностно, то это так, но не совсем. Протесты в Шиесе были вызваны экологическими причинами и из-за этого имели строго локальный характер. Мало кому известный населенный пункт в Архангельской области и устройство там мусорного полигона все время заслонялись более резонансными событиями как внутри страны, так и за ее пределами.

С Хабаровском все иначе. Здесь путинская властная вертикаль столкнулась с серьезным многоплановым сопротивлением. Выход на улицы десятков тысяч человек сам по себе факт для Дальнего Востока знаменательный. Его нельзя недооценивать, хотя московские борзописцы из кожи вон лезут, чтобы принизить сходку граждан.

Второй факт. Хотя результаты последнего голосования в Хабаровском крае не такие и плохие, за поправки высказалось 62,28%, против — 36,64%, но все познается в сравнении. В соседнем Приморском крае они с московской точки зрения гораздо лучше.

Вообще некоторые итоги наталкивают власть на неутешительные размышления. Известный российский политолог Екатерина Шульман привела данные по голосованию на закрытых участках, на которых голосовали военные. «Можно посмотреть на Знаменск в Астраханской области. Астраханская область не то чтобы совсем «электоральный султанат», но там было 86,7% — за. А на этом участке за было 57%. Это тоже участок, на котором голосуют военные… Участок в Белоруссии, где идет строительство атомной электростанции силами наших специалистов, тоже люди голосуют: 55% — против, 43% — за. Что еще должно поразить неподготовленного слушателя — 3 участка, на которых победила графа «Нет», то есть больше половины высказалось против. Это те участки, на которых голосуют сотрудники «Роснефти».

Третий важный факт. Арест Фургала развел в разные стороны чиновную Москву и местные элиты. Последние серьезно встревожены, так как налицо столичный беспредел и полное игнорирование местных интересов. Здесь уже не так важна степень вины, если она вообще есть, Фургала, а беззащитность региона перед московским давлением. Все прекрасно понимают, что наезд на губернатора совершенно не связан с его возможными прегрешениями в прошлом, а как раз действиями в настоящем.

Несомненно, что протесты поддерживаются местными элитами и бизнесом, что видно по организованности и наличию весьма характерных лозунгов. Последние особенно напрягают Кремль.

Четвертый факт. Отметим появление лозунгов типа «Путин — вор», «Москва — уходи» означают, пусть и в зачаточной форме, регионального сепаратизма. Это субъективный фактор, но в памяти очень многих есть представление о недолгом существовании Дальневосточной республики (ДВР) с ее многопартийностью, частной собственностью и даже международным признанием. И когда раздаются требования, чтобы Москва уходила, то это еще не сепаратизм, но до него осталось совсем немного и это расстояние будет легко пройдено в случае неадекватного поведения центральных властей.

Пятый факт. Наблюдается разрастание географии протестов. Они проходят в городах края, что вполне объяснимо. В эти выходные к ним присоединился Владивосток. Протестующие вышли на центральную площадь города. Они скандировали лозунги в поддержку Фургала, после чего прошлись по близлежащим улицам. В акции, по некоторым оценкам, приняли участие от 1000 до 3000 человек.

Власти Приморского края разослали местным журналистам рекомендации по освещению митингов в поддержку губернатора Хабаровского края Сергея Фургала. Как следует из документа, его подлинность подтвердили журналисты двух региональных изданий, от журналистов требуют дискредитировать организаторов, «тиражировать угрозу заражения» ковидом на митингах, а также напоминать об ответственности, предусмотренной законодательством за несанкционированные акции.

Ничего нового ни в Москве, ни на местах не придумали. Следует ожидать выплескивания откровенной клеветы на протестующих, обвинений в проплаченных выходах и иностранного влияния. Как же без этого. Доходит до анекдотов, но в протестах нашли украинский след.

Искать его проще простого. Еще в царское время в край переселялись украинцы. Эта территория называлась Зеленый клин. Многие жители до сих пор имеют характерные украинские фамилии. Например, мэр Хабаровска Кравчук.

Как и ожидалось в выходные дни на улицы и площади Хабаровска вышло около 50 тысяч человек. Шествие выглядело грандиозным, но больше напоминало праздничный карнавал. Вышли, постояли, прошлись, покричали. И на этом все.

Если так чего-то хотят добиться от властей в Москве, то напрасно. Кремль не идет на уступки в гораздо более сложных для него ситуациях, и отступить он психологически и организационно не может.

Взята на вооружение вполне предсказуемая тактика затягивания в надежде, что все как-то само уляжется. Так как от митингов и хождений толку никакого, то очень скоро наступит усталость. Власть всеми доступными способами внушает мысль, что все подобные действия напрасны, ничего не получится и песенка Фургала спета.

Приведем пример украинского Майдана 2013-2014 гг. На киевские улицы и площади выходило до 1 млн. человек, но власть упорно не шла на уступки. И только тогда, когда протестующие перешли к более активным действиям дело сдвинулось с места.

Тут надо учесть, что у режима Януковича было гораздо меньше ресурсов, чем у Путина и его власти. Тем не менее, стояние на Майдане могло закончиться поражением, если бы не понимание необходимости усиления давления на власть.

Конечно, Хабаровск — не Киев, а Россия — не Украина. Майданы проходят красной нитью через украинскую историю еще с казацких времен. В России нет такой исторической памяти и навыков.

Тем не менее, положение совсем не проигрышное. Раз власть не идет навстречу гражданам, стоит подумать о других возможностях. Конечно, при сохранении мирного порядка.

Например, очень действенной мерой была бы забастовка солидарности. Не только на предприятиях, но и в организациях. В бюджетной сфере и на транспорте, где забастовки запрещены, можно использовать итальянский вариант — работа по правилам с максимальным затягиванием процесса.

Для начала однодневная забастовка и посмотреть на результаты. Если не поможет, то перейти к более длительному оставлению работы. Не следует бояться. Всех не уволят. Это требует организационных и других мер, но без этого точно не обойтись.

Следующий шаг — политические требования. Без этого любой протест уйдет в свисток. Проблема в политической структуре власти, она требует полной замены. Пока Путин и его окружение управляют страной, ничего не изменится. Сами они добровольно не уйдут, их нужно к этому принудить. То, что Путин вор все знают, а вот призвать к его уходу не только из края, от власти вообще — это должно стать главной политической целью.

Пока эта мысль не станет материальной силой ничего в Хабаровске и во всей России не изменится.

Вот такие вопросы вытекают из протестов на Дальнем Востоке. От ответов на них и действий зависит будущее России. В любом случае понятно, что огромная страна вступила в период турбулентности и очень неясным результатом.

 

| 2020-07-18T23:00:23+04:00 19 июля 2020, 10:00|12345 (Пока оценок нет)
|