Ушли, гордо хлопнув дверью, и не пожалели 

Госнефтефонд выступил с заявлением, что с выходом из Инициативы прозрачности в добывающих отраслях (EITI) страна не только сохранила, но даже укрепила свои позиции. Так ли это на самом деле?

Выход Азербайджана из ИПДО почти не отразился на возможностях нашей страны брать кредиты в международных финансовых организациях. В этом суть недавнего заявления Госнефтефонда, уверен экономист Натиг Джафарли. Займы берутся в основном на крупные нефтегазовые проекты, в частности реализацию проекта Южного газового трубопровода, представляющие стратегический интерес для Евросоюза.

«Выход из EITI  изначально не мог отразиться на кредитовании Азербайджана в рамках реализации крупного газового проекта, поскольку он направлен на диверсификацию инфраструктуры поставок газа в Европу. Именно по этой причине Азербайджан ушел из ИПДО, гордо хлопнув дверью», — сказал он #.

При общей стоимости этого проекта в 40 млрд. долларов, именно наша страна взяла на себя львиную долю финансовой нагрузки. Затраты ЗАО Canub Qaz Dehlizi (CQD, Южный Газовый Коридор, управляющая компания от Азербайджана) в рамках проекта создания ЮГК по состоянию на конец декабря минувшего года составили $9,6 млрд. долларов.

«Проект обойдется Азербайджану в 25 млрд. долларов, при этом 10 млрд. долларов обеспечат кредиты международных финансовых организаций. Баланс интересов и заинтересованность Евросоюза в диверсификации поставок газа в обход российского газа исключает всякие риски финансирования. Более того, масштабная инфраструктура, отстраиваемая на наши деньги, больше нужна ЕС, чем Азербайджану. Со следующего года Азербайджан будет поставлять в Европу 10 — 11 млрд кубов голубого топлива, взяв обязательства отстроить трубопровод пропускной способностью в 35 млрд. газа в год».

Известно, что ежегодная  потребность европейского рынка достигает  500 млрд кубов. Россия обеспечивает треть этого объема — порядка 150 млрд кубов газа, и страны ЕС заинтересованы в альтернативных источниках газа, которые будут поставляться по газотранспортной инфраструктуре Трансадриатического газопровода (TAP) и Трансанатолийского газопровода (TANAP).

Как видно, только нашим газом дорогостоящий трубопровод не заполнить, что означает надежды на присоединение к отстроенной инфраструктуре газового хозяйства соседних с нами стран. «Европа надеется, что соседние страны, в том числе Туркменистан, присоединятся к газовой инфраструктуре. Кроме этого, трубу можно заполнить 10 — 12 млрд. кубов газа, добываемого на севере Ирака, подключив трубопровод  к TAHAP через территорию Турции. В проекте заинтересован Израиль, приступающий со следующего года к добыче дополнительных объемов газа, для транспортировки которого можно проложить газопровод по дну Эгейского моря в сторону Турции. Кроме того, есть надежды на решение иранского вопроса. Эта страна занимает первое место по залежам газа, а в будущем иранский газ тоже можно будет подключить к TAHAP через трубопровод,  пролегающий между Ираном и Турцией».

Словом, потенциальные поставщики не желают вкладываться в инфраструктуру, располагая возможностью транспортировать сжиженный газ морем на танкерах. По данным экономиста, современные танкеры могут транспортировать до миллиарда кубов голубого топлива. Однако финансовые вложения Азербайджана имеют перспективы.  «В перспективе  57% TANAP и 25% TAP будут принадлежать нашей стране, что создает возможности заработать на транзите газа. С другой стороны, решение Азербайджана взять на себя львиную долю финансовой нагрузки по этому проекту можно образно назвать «джентльменским соглашением» с западом в обмен на дипломатическую поддержку нашей страны. В последние годы отношения с Западом стали видимо улучшаться».

Возвращаясь к теме выхода нашей страны из Инициативы прозрачности в добывающей промышленности, Азербайджан получает кредиты международных финансовых организаций преимущественно на нефтегазовые проекты, находящиеся в  сфере глобальных международных интересов. И это притом, что  финансовые структуры в лице Всемирного Банка (ВБ), Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), Азиатского банка развития (АБР) и пр. заинтересованы кредитовать нашу страну, поскольку получается, что Запад не просто финансирует стратегически значимый для себя проект, но делает это за наши деньги, получая проценты по займам. С этой точки зрения препятствий в финансировании просто не может быть и выход Азербайджана из EITI не имеет никакого значения.

Однако в экспертном сообществе уже отметили декларативный характер заявления Фонда. По мнению экономистов, сам по себе выход из Инициативы прозрачности не несет позитивной сути.

«SOCAR получает серьезную государственную поддержку, вместе с тем  государство проводит  очень мягкую фискальную политику к добыче и экспорту сырья. Действующие в стране предприятия добывающей промышленности получают серьезную организационную, финансовую, экономическую поддержку, что усиливает их позиции в плане получения кредитных ресурсов и в целом комфортности управления, — сказал # профессор экономики Эльшад Мамедов. — Поэтому я не стал бы связывать выход из Инициативы прозрачности суверенного фонда с ее успешным менеджментом . Напротив, при серьезном государственном содействии и непосредственной поддержке, оказываемой главой государства добывающей промышленности и нефтяному фонду, ГНФАР при более эффективном менеджменте может рассчитывать на лучшие дивиденды».

P.S.

Согласно недавнему заявлению ГНФАР, пессимистичные прогнозы сторонних экспертов, разных представителей общества и не очень оптимистично настроенных международных организаций, считающих, что выход Азербайджана из Инициативы может негативно сказаться на проектах, осуществляемых в нефтегазовом секторе совместно с ведущими международными организациями, в частности на «Шах Дениз», не оправдались.

«Азербайджан доказал свою приверженность прозрачности и подотчетности вне зависимости от того, является ли членом той или иной международной организации. И благодаря этому, сегодня Азербайджан продолжает уверенно шагать вперед совместно с известными добывающими компаниями, представленными в нашей стране», — сказали в SOFAZ, отметив, что с выходом из ИПДО  указом главы государства в Азербайджане была создана Комиссия по прозрачности в добывающей сфере, получившая высокую оценку авторитетных международных организаций — Всемирного Банка (ВБ), Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), Азиатского банка развития (АБР) и ряда других серьезных международных институтов.

 

 

 

| 2019-04-22T17:18:08+00:00 22 апреля 2019, 20:39|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|