Проблема Сенцова

Украинский режиссер Олег Сенцов более 50 дней голодает в знак протеста против задержания и осуждения в России граждан Украины, которых считают политическими заключенными.

Сам ход дела Сенцова и второго осужденного Александра Кольченко показывает их политическую подоплеку и отсутствие хоть каких-то реальных доказательств у следствия.

Интересно, что по утверждению российской ФСБ, Кольченко и Сенцов являлись членами организации «Правый сектор», которая в России запрещена. Однако Кольченко, об этом он заявил на суде, являлся сторонником интернационализма, его убеждения несовместимы с национализмом.

Украинский «Правый сектор» действительно занимает националистические позиции. Ее члены активно участвовали в событиях на Майдане в Киеве и в других городах Украины зимой 2013-2014 гг. Однако добровольные и вооруженные батальоны организации появились только после начала российской агрессии на Донбассе. Они давно уже стали соединениями регулярной армии или Национальной гвардии Украины. Последняя относится к системе МВД.

Хотя ФСБ утверждала, что Сенцов и Кольченко являлись членами «Правого сектора» в ходе судебного следствия защита представила суду заверенную справку за подписью лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша, согласно которой фигуранты дела никогда не состояли в его организации.

Вообще вокруг «Правого сектора» в России происходит информационная и юридическая истерика. Разговоры, что банды «Правого сектора» направляются в Крым весной 2014 года послужили информационным фоном так называемого референдума о присоединении к России. На федеральных каналах рассказывали об их бесчинствах в городах восточной Украины и единственная защита — это так называемые зеленые человечки. К маю 2014 года легенда начала выдыхаться. Для ее оживления и были устроены политические дела типа Сенцова-Кольченко.

Еще одна проблема, юридическая по форме, но политическая по содержанию. Это вопрос о гражданстве. В России Сенцова считают своим гражданином, так как всем жителям Крыма было предоставлено российское гражданство, если они не написали заявление об отказе. В соответствии с этим Сенцова в Москве считают российским гражданином и поэтому к нему не допускают украинских дипломатов.

Однако сам Сенцов себя российским гражданином не считает и об этом неоднократно заявлял на суде. Его заявления как следствие, так и суд игнорировали. Бывший российский омбудсмен Элла Памфилова 23 марта 2016 года в своем докладе за 2015 год записала, что в результате предпринятых по жалобам Сенцова действий «было признано их украинское гражданство». Тем не менее, 7 октября 2016 года министерство юстиции России отказало в выдаче Олега Сенцова Украине, утверждая, что в соответствии с законом о присоединении Крыма к России Сенцов стал ее гражданином, а 6 февраля 2017 года Россия повторно отказалась выдать Сенцова и Александра Кольченко.

Вообще для отработки версии об ужасном и террористическом «Правом секторе», который может взорвать государство российское, Сенцов и Кольченко оказались неподходящими кандидатурами.

Оба обвиняемых в ходе суда заявили о пытках, избиениях и угрозах изнасилования. Выступавший как свидетель обвинения Геннадий Афанасьев в ходе допроса заявил, что данные им на стадии следствия показания были даны под принуждением.

Они не только не признали своей вины, а выступили фактически обвинителями всей российской судебной системы. Не случайно следствие вели в Москве, а суд проходил в Ростове-на-Дону. Хотя мыслилось все, как сказал герой известного кинофильма, в международном масштабе. Стойкость обвиняемых сломала этот сценарий, и пришлось удовлетвориться тем, что получилось.

В целом политический характер дела Сенцова-Кольченко стал очевидным именно в международном масштабе. В их защиту выступили писатели, кинематографисты, политические деятели. Тем не менее, Москва продолжает отказываться обменять Сенцова. Причины не юридические, а сугубо политические.

Недооценка Сенцова со стороны российских властей состояла в том, что он не сломался в результате пыток, а бросил вызов Путину и всему российскому государству. Ведь он не просто объявил голодовку, а предъявил требование освобождения всех украинских политзаключенных в российских тюрьмах. Их украинская сторона насчитывает 73 человека. Более того, он просит не требовать только его обмена, а настаивает именно на выполнении его требования.

Здесь возникает вполне закономерный вопрос: почему российские власти, в отличие от украинских, совершенно не занимает судьба собственных граждан, задержанных и осужденных в Украине.

Один из возможных ответов заключается в том, что они настоящие террористы, так как участвовали в боевых действиях в составе незаконных вооруженных подразделений и нарушили не только украинские законы, но и российские.

В частности, статья 359 Уголовного кодекса Российской Федерации определяет, что «Участие наемника в вооруженном конфликте или военных действиях наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового». Эта же статья и определяет, что такое наемничество, под которое полностью подпадают участники конфликта на Донбассе граждане России. Ведь Москва сепаратистские образования не признает, соответственно их вооруженные формирования незаконны. Об этом говорит ясно и четко статья 208 «Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем».

Весь ход конфликта на Донбассе и Сирии наглядно показывает, что своих Россия бросает при каждом удобном, чаще неудобном случае. Вот почему никого в Москве во властных кабинетах не интересуют граждане, попавшие в руки украинских правоохранителей.

Во-первых, эти люди настроены довольно решительно и имеют свой список претензий к власть имущим. Многие были ранены или получили увечья, но государство их принципиально не замечает.

Во-вторых. Они все владеют оружием и связаны между собой горизонтальными связями.  Уже есть конкретные приговоры бывшим участникам боев на Донбассе, которые после возвращения в Россию участвовали в криминальных структурах.

В-третьих. Требованиям мировой общественности по отношению Сенцова Путин не хочет уступать, так как рассматривает такой шаг как проявление слабости. Как уступку Украине, которую он не считает равным партнером. Своих граждан Путину не жаль и по такой людоедской логике он не понимает, почему столько шума в Украине и мире из-за числа людей меньше сотни.

Вообще разницу между Украиной и Россией можно понять в таком факте. Президенты двух стран договорились, что уполномоченные по правам человека посетят украинских граждан в тюрьмах России и соответственно российских заключенных в украинских.

Возникла проблема, так как российский омбудсмен Москалькова была невъездной в Украину. Достаточно было одного телефонного звонка ее украинской коллеги Денисовой, чтобы эта проблема за 15 минут была снята.

Москалькова не смогла обеспечить посещение Сенцова Денисовой. Отношение к украинской чиновнице в России было демонстративно пренебрежительное. После этого аналогично отнеслись к Москальковой, но она страшно обиделась. Более того, на российских телеканалах объяснили, что не во власти Москальковой посещать тюрьмы без согласия соответствующих органов. У Денисовой таких проблем просто нет. Она без предупреждения имеет право посетить любое подобное учреждение в Украине, и никто не чинит ей препятствий.

Вполне возможно, что проблема Сенцова начнет решаться, если об этом Путина попросит Трамп на их встрече.

Начальник государства российского украинцев рассматривает как заложников, как товар в своей торговле с Западом и Киевом. И в этом вся проблема Сенцова и других арестованных украинцев в России.

164 просмотров
| 2018-07-10T20:18:14+00:00 11 июля 2018, 10:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|