Подходы можно менять, но должен быть принцип

На днях в «Зеркало» была опубликована статья («Praemonitus, praemunitis – кто предупрежден, тот вооружен») о необходимости реорганизовать работу правительства с медиа и, в некоторой мере, пересмотреть его политику в сфере информации. Статья привлекла внимание властных структур, вызвала дискуссию и в профессиональных журналистских кругах. Учитывая живой интерес, мы обратились за комментариями к медиаэксперту, автору ряда исследований о взаимоотношениях власти и СМИ Арифу Алиеву.

 

— Как вам идея об учреждении в администрации президента отдельной структуры по работе со СМИ?

— Примерно год назад на такую же тему я дал интервью одной из ведущих в прошлом газет.

— Почему «в прошлом»?

— А потому, что сейчас ведущих нет, все ведомые. Тогда я рассказал о том, какой, на мой взгляд, должна быть информационная политика государства, какими вижу взаимоотношения власти и медиа. Но оно почему-то не было опубликовано. Прочитав  статью вашей газеты, я вздрогнул – много общего. Рад, что вопрос вынесен на повестку дня.

— Означает ли это, что Вы полностью поддерживаете предложение?

— Понимаете, не столь важна, как именно будет называться структура, выполняющая указанные функции. В Германии и Швеции, например, работа правительства со СМИ построена по-разному. Но и там, и там она является одинаково успешной. Потому, что принципы общие. Существуют незыблемые правила. Тот факт, что у нас совершенно разными, порой противоположными по своей сути институтами — политическими партиями и СМИ, занимается один и тот же отдел высшего госучреждения, более того, одни и те же люди, уже является нарушением принципа, неприемлемой формой организации работы.

— Вы считаете это неприемлемым? Думаете, изначально было ошибочно сводить их вместе?

— Скажу более, считаю такое положение, извините за резкость, опасной. Но не думаю, что это результат изначальной ошибки, и работу со СМИ подразумевалось поручить общественно-политическому отделу со дня его основания. Скорее, так сложилась практика, как бы, отдел перетянул себе эту сферу. Да вы посмотрите, в какую форму в результате вылились взаимоотношения медиа и власти? На съездах Совета Прессы руководители отдела президентской администрации сидят в первом ряду, до конца контролируя их ход, решения. Такую ситуацию даже трудно себе представить в иной европейской стране. А вы видели видеорепортаж с пресс-конференции международной наблюдательной миссии, ту постыдную политическую выходку группы редакторов СМИ? Вы видели яростные лица этих редакторов, в которых не было ни намека на терпимость, уважения к чужому мнению, вообще, понимания роли журналистики и ответственности перед аудиторией?

— Подождите, а почему Вы тут их вспомнили?

— А потому, что именно эти лица представляют Азербайджан на многих официальных мероприятиях, визитах, участники которых, по сложившейся практике, согласовываются с соответствующим отделом администрации президента. И льготы, которые они защищали вот таким образом, не думая о профессиональной этике, об имидже своей страны, исходят оттуда. Разве вы не понимаете, что постоянное нахождение Азербайджана в хвосте мировых рейтингов по свободе СМИ – это вовсе не результат происков армян, а показатель конкретных ошибок, допускаемых госструктурами, ответственными за работу со СМИ и политику в сфере информации? Зачем нужно засорять законодательство о СМИ ненужными ограничительными нормами, которые практически не работают, но усиливают напряженность внутри общества и приносят «штрафные очки» Азербайджану на международной арене? Каков смысл в том, чтобы арестовывать журналистов, которых потом приходится освобождать под давлением извне, прикрываясь гуманными целями? На развитие СМИ в стране, якобы, ежегодно тратятся миллионы манат. На самом же деле они уходят на решение квартирного вопроса группы журналистов и улучшение жизненного благосостояния кучки редакторов. Что получает от них журналистика, читатель, зритель, общество в целом?

— И что?

— Тиражи продолжают падать, все больше зрителей переключаются на российские и турецкие каналы, интернет ресурсы дышат на ладан, острота проблем журналистского профессионализма и этики растет, доступ к качественной информации не улучшается, взаимоотношения власти с медиа превращаются в простые торговые отношения. Словом, все упрощается, при этом перед страной ставятся высокие и сложные задачи, к выполнению которых медиа в таком состоянии абсолютно не готово. Вы слышали о Национальной стратегии по развитию информационного общества в Азербайджане до 2020 года, утвержденной президентом?

—  Если честно, помню, что несколько лет назад что-то такое принимали.

— Да, в апреле 2014 года. Хороший документ. По нему, через полтора года мы, как минимум, должны догнать передовые страны мира. Там ставится много задач, в том числе в сфере доступа к информации. Что сделано? Кто следит за выполнением? Общественно-политический отдел администрации? Да он, если даже захочет, не сможет. Это похоже на то, что ГАИ объединить в одной структуре с Желдоруправлением, агентством водного транспорта и подчинить ей еще космические трассы.

Вот что получается, когда нарушается принцип, и вот почему я согласен с идеей упомянутой вами статьи.

— Там много конкретного и о возможных функциях новой службы. Вы когда-то этим занимались, были пресс-секретарем президента…

— Знаете, эти функции описаны со знанием дела, я даже скажу, что могут составить основу положения о будущей структуре, если, конечно, таковая будет создана. Хотя, можно было бы добавить еще пару функций, касающихся работы с иностранными СМИ, медиаорганизациями диаспоры, специализации журналистов. Я даже подумал, не является ли автор этой статьи одним из моих старых коллег? В свое время мы тоже реорганизовали работу в пресс службе. Тогда в аппарате не было специального отдела по связям со СМИ. Перед нами были три задачи: обеспечить СМИ информацией о работе аппарата президента; обеспечить Президента и его аппарат ежедневной информацией о выступлениях и основных темах СМИ; обеспечить взаимодействие между государственными органами и СМИ. Была еще четвертая задача – Карабах, поскольку страна тогда была в активной фазе войны. Мы составляли ежедневные обзоры прессы и  еженедельные аналитические отчеты для внутреннего пользования; несколько видов ежедневных пресс-релизов: для рассылки местным и иностранным СМИ, для пресс-служб госорганизаций, для зарубежных дипмиссий. Раз в неделю проводились брифинги, пресс-конференции с одним из руководителей отделов аппарата президента, раз в месяц проходили совещания руководителей пресс-служб министерств, раз в полгода организовывалась пресс-конференция самого президента…

— Помню еще периодические встречи редакторов с президентом…

— Да, раз в квартал организовывали и такое. Беседы за чайным столом. Агиль Аббас тогда написал в газете «Адалят», что встретиться и поговорить с президентом стало проще, чем с его министрами. Сейчас, конечно, многое изменилось, как минимум технически, и к решению некоторых проблем необходим иной подход. Но принцип должен оставаться принципом. Иначе через определенное время вернемся к тому, с чего начинали. Понимаете, единственное, что нужно журналисту от правительства, в отличие от других категорий населения, это информация. Государственные организации всегда были и будут важнейшим источником информации для журналистики. Значит, задача состоит в том, чтобы максимально просто и удобно обеспечить журналиста своевременной, качественной, полезной информацией, помочь ему без искажений переработать эту информацию. Тогда будет доверие, настоящее сотрудничество. И не надо будет превращать истинную государственную заботу о СМИ в предоставление социальных льгот, выделение бесплатных квартир, неэффективных дотаций.

 

4 006 просмотров
| 2018-04-19T18:44:34+00:00 19 апреля 2018, 18:44|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (10 оценок, среднее: 9,10 из 10) Загрузка...|