«История войн не знает другого подобного предприятия»

К 75-летию высадки союзников во Франции

(Окончание. Начало читай здесь: ссылка1, ссылка2, ссылка3)

Накануне высадки в Нормандии генерал Эйзенхауэр, сидел в штабном трейлере перед двумя телефонами. Зеленый соединял его с Черчиллем, а красный — с Рузвельтом.

Наконец пришло сообщение, что Эйзенхауэр вышел из трейлера и трет счастливые монеты времен высадки в Северной Африке и на Сицилии. И вот генерал ударил кулаком правой руки по ладони левой: «О’кей. Мы выступаем». Высадка союзных войск во Франции началась.

 

  1. И настал День D

 

Западный немецкий фронт к лету 1944 года располагал 59 дивизиями, объединенными в 17 армейских корпусов. Основной силой фронта была группа армий B фельдмаршала Роммеля — 36 дивизий и армейская группа G генерала пехоты Бласковица — 12 дивизий. Остальные соединения, в основном танковые, составляли резерв Западного фронта.

Роммель считал необходимым вести жесткую оборону, чтобы разгромить десант, не допустив его высадки и закрепления. Командующий Западным фронтом фон Рундштедт полагал необходимым нанести контрудар после высадки союзников. При этом необходимо было учитывать возможность высадки союзников в южной Франции. Такой план у генерала Эйзенхауэра был, но осуществить его помешал недостаток десантных судов. Операцию Dragoon (Драгун) удалось произвести только в августе 1944 года.

На Британских островах изготовились к вторжению четыре армии союзников: 1-я и 3-я американские, 2-я английская и первая канадская под общим командованием американского генерала Эйзенхауэра. План операции Overlord был составлен английским фельдмаршалом Монтгомери. В составе этих армий было 37 дивизий (23 пехотные, 10 бронетанковых и воздушно-десантные), полностью оснащенные и укомплектованные. Высадку обеспечивали около 300 боевых кораблей и 6 тысяч транспортных судов.

 

Кровавая «Омаха»

 

Планом Нормандской десантной операции предусматривалось высадить морские и воздушные десанты на побережье Сенской бухты и захватить плацдарм глубиной в 15-20 км, а на 20-й день операции выйти на рубеж Авранш, Донфрон, Фалез.

В ночь на 6 июня союзники под прикрытием массированных ударов авиации высадили севернее Карантана 2 американские и северо-восточнее Кана одну английскую воздушно-десантные дивизии. В общей сложности с воздуха было высажено около 15 тысяч человек и 50 единиц тяжелой техники и артиллерии. Такой грандиозной воздушно-десантной операции еще не было.

В мае 1941 года вермахт высадил воздушный десант на греческом острове Крит. Тогда было высажено около 2 тысяч человек. Но операция фактически провалилась. Большая часть десанта была уничтожена англичанами, воздушно-десантные войска вермахта практически перестали существовать. После провала на Крите немецкое командование скептически относилось к подобным операциям и не верило в возможность их осуществления союзниками и жестоко просчиталось.

Англичане сходу захватили стратегически важные мосты через реки Сену, Вир и Орн и, вступив в бой, дали возможность американцам собраться и восстановить управляемость войсками. В глубине полуострова Котантен завязалось ожесточенное сражение. Немцы бросили против десантников подошедшие танковые соединения, почти весь воздушный десант погиб, но отбить мосты и переправы противник не смог. Более того, десантники были приняты за основные части союзников и в направлении побережья немцы не двинулись.

На побережье Нормандии общей протяженностью почти 100 км для высадки десанта было выбрано пять участков. Первыми должны были высаживаться американцы на участках под кодовыми наименованиями Utah (Юта) и Omaha (Омаха). За ними следовала высадка англичан на участках Gold (Золото), Juno (Юнона) и Sword (Меч).

Американской пехотной дивизии на Юте сопутствовал успех — немцы здесь оказали хотя и яростное, но беспорядочное сопротивление. Так же успешно действовали на своих участках и англичане.

Сложно пришлось на Омахе. Предполагалось, что американцам будут противостоять не более 1000 солдат 716-й пехотной дивизии. Однако союзники не знали о том, что несколькими днями раньше сюда из Сен-Ло была переброшена 352-я немецкая пехотная дивизия, закаленная в боях на Восточном фронте, что увеличило численность обороняющихся. К тому же низкая облачность затруднила авиационную поддержку, а линейные корабли «Техас» и «Арканзас» не могли вести прицельный огонь.

В 6.30 утра 36 десантных судов, имеющих на борту 1450 человек, приблизились к берегу, пытаясь пройти сквозь лабиринт стальных надолбов и свай. Они двигались очень медленно, представляя собой отличные мишени для противника. Когда они приблизились на расстояние 400 м, раздалась первая пулеметная очередь из немецкого опорного пункта. И сразу заговорили все остальные орудия и пулеметы.

Участок Омаха с самого начала оказался кровавым. Те, кто шел первым, пробегали вниз по трапу, прыгали в доходившую до пояса воду и сразу попадали под перекрестный ружейно-пулеметный и артиллерийский огонь.

Единственным укрытием на участке Омаха была узкая отмель из глинистого сланца и гальки, шириной в несколько метров. По мере того как войска были вынуждены уходить с мелководья из-за прилива, на берегу оставались разбросанные боеприпасы, противогазы, исковерканные рации. Узкая отмель была забита сплошной массой тел, как живых, так и мертвых. В первые часы высадки на этом участке только убитыми американцы потеряли 3000 человек из 30 тысяч высадившихся. Вот почему эта операция получила название «кровавой «Омахи».

Перелом наступил к 11 часам утра. Выглянуло солнце. Используя начавшийся прилив, к берегу подошли эсминцы и линейные корабли и открыли ураганный огонь по немецким позициям. Что-либо противопоставить крупнокалиберной корабельной артиллерии противник не мог. Обстрел с кораблей буквально изрешетил немецкую оборону. Дело довершила штурмовая авиация союзников. К тому же начали сказываться успехи высадки на других участках. Немцы оказались перед перспективой окружения со стороны подходивших английских и канадских частей. Насколько сложной ситуация была утром, настолько она кардинально изменилась к исходу дня. Десантники перевалили через дюны и стали преследовать отступающего противника. К исходу 6 июня союзники на захваченные плацдармы высадили с моря 5 пехотных дивизий, 1 бронетанковую бригаду. К 12 июня, на шестой день операции, они соединили разрозненные участки между реками Орн и Вир в один сплошной плацдарм и приступили к форсированной постройке двух сборных портов.

Предпринимавшиеся до сих пор высадки в Северной Африке, Сицилии и Южной Италии показали, что без портов высадка и снабжение крупных соединений неосуществима. Совершенно иными были условия высадки во Франции, так как здесь порты были сильно укреплены, и овладеть ими с моря не представлялось возможным.

Решение заключалось в сооружении искусственных портов в районах высадки. Было разработано и подготовлено два вида портов, которым союзники дали условное обозначение Gooseberry (крыжовник) и Mulberry (тутовая ягода). Gooseberry представлял собой затопленные вплотную друг возле друга суда, которые подобно молу защищали огражденный ими прибрежный участок моря от ветра, создавая спокойную воду, что позволяло разгружать небольшие корабли и десантные суда даже при среднем волнении на море.

Mulberry был настоящим портом, секции которого изготовлялись в Англии и доставлялись через пролив. Основу этого порта составляли крупные железобетонные кессоны, также затоплявшиеся вплотную друг к другу. На них монтировались все необходимые для разгрузки судов приспособления.

Другим техническим совершенным сооружением явилась прокладка летом 1944 года дюкера из Англии во Францию по дну пролива, что решало проблему снабжения горючим, которую испытывали полностью моторизованные армии союзников. Даже в настоящее время прокладка такого дюкера по морскому дну представляет собой сложную инженерную задачу, а в то время тем более. Надо отдать должное инженерным подразделениям американской армии, они с такой сложной задачей справились успешно.

Американские танки 13 июня прорвались из района Карантан и отрезали важнейший порт Шербур от остального фронта. Немецкие войска вводились в бой по частям и несли большие потери от действий авиации союзников. Предпринятые контрудары танковых частей вермахта были отражены с большими потерями для противника. К концу июня союзники расширили плацдарм до 100 км по фронту и 20-40 км в глубину. На нем было сосредоточено свыше 25 дивизий (в т. ч. 4 танковые), которым противостояли 23 немецкие дивизии (в т. ч. 9 танковых). Союзники 29 июня овладели портом Шербур. Немецкое командование продолжало перебрасывать на Западный фронт новые войска, летом туда прибыло 32 дивизии. Гитлер заменил главкома — вместо Рундштедта стал фельдмаршал Клюге. Однако и это не повлияло на процесс крушения Западного фронта.

Разгром противника на полуострове Котантен, захват порта Шербур означали переход операции Overlord в завершающую фазу. Опираясь на захваченный плацдарм, танковые дивизии американской армии под командованием генерала Джорджа Паттона прорвали фронт у Авранша и, выйдя на оперативный простор, неудержимо устремились на юго-запад. После того, как противник был отброшен от Сен-Ло и Кана, они повернули на Париж. Это наступление означало, что операция по открытию второго фронта в Европе успешно завершилась.

 

Нужен ли был второй фронт?

 

В советской историографии давно сложилось представление о высадке в Нормандии и последующем наступлении союзников вплоть до Эльбы как чуть ли не о легкой прогулке. Считается, что основная мощь вермахта продолжала оставаться на советско-германском фронте. Более того, активно внедрялась и пропагандировалась мысль, что и без высадки союзников СССР бы и так победил.

Как говорят трофейные немецкие документы, на Западном фронте плотность германских войск, вооружений и техники была в два с половиной раза больше, чем на Восточном фронте. Сразу же после высадки в Нормандии танковый корпус СС, располагавшийся в Польше, был переброшен на Западный фронт. Это значительно облегчило задачу советских войск в Белоруссии. Еще более способствовала успеху операции «Багратион» переброска значительной части германской фронтовой истребительной авиации в Нормандию.

В День D, т.е. 6 июня 1944 года, на Западе дислоцировалось 288 немецких истребителей, на Восточном фронте — 550. Однако, 22 июня, в день начала советского наступления в Белоруссии, на Восточном фронте остался только 441 истребитель, на Западном их стало 704.

Советская пропаганда всегда напоминала, что союзники в Нормандии имели над противником чуть ли не десятикратное превосходство в авиации и трехкратное в танках. Примерно таким же было и советское превосходство на Восточном фронте в 1944-1945 гг. Весь вопрос в том, кто эффективнее его использовал.

Открытие Западного фронта, куда была отвлечена значительная часть германских сухопутных сил и авиации, сыграло решающую роль в советских успехах последнего года войны. В этот период Восточный фронт практически лишился немецкой авиации и каких-либо резервов, которые позволили бы минимизировать последствия советских ударов.

С высадкой союзников шансов на выигрыш в войне у Гитлера не осталось. Это прекрасно понимали немецкие военные. Когда 29 июня американцы захватили полуостров Котантен, фельдмаршалу Герду фон Рундштедту, командующему войсками Западного фронта, позвонил начальник штаба Верховного главнокомандования Вильгельм Кейтель. «Что теперь делать?» — спросил он. «Заключать мир, скопище идиотов!» — прокричал в ответ Рундштедт. Но Берлину только оставалось снять фельдмаршала…

Высадка союзных войск в Нормандии относится к числу наиболее успешных и является образцом проведения столь масштабных боевых операций. Она была детально и тщательно спланирована, у нее была хорошая разведывательная и штабная подготовка, действия родов войск хорошо скоординированы. Союзникам удалось добиться скрытности подготовки и внезапности в проведении десанта. Несмотря на отдельные провалы и сложности с относительно большими потерями вроде кровавой Омахи и гибелью воздушного десанта у голландского города Арним союзники воевали грамотно и достаточно успешно.

Сталин был очень рад открытию второго фронта. Через 4 дня после высадки союзников в Нормандии он в телеграмме Черчиллю писал: «Я и мои коллеги не можем не признать, что история войн не знает другого подобного мероприятия с точки зрения его масштабов, широкого замысла и мастерства выполнения… История отметит это дело как достижение высшего порядка».

| 2019-05-30T13:55:46+00:00 30 мая 2019, 15:50|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|