Через соцсети – в религиозный радикализм?

Для одних социальные сети — место общения с родными, друзьями, коллегами, для других – площадка для пропаганды своих взглядов. Не так давно заместитель председателя Государственного комитета по работе с религиозными структурами Азербайджана Сиявуш Гейдаров выразил обеспокоенность по поводу того, что в нашей стране наблюдается активность религиозных радикалов в соцсетях. Действительно ли есть повод для опасений? Глава Правозащитного Центра Азербайджана Эльдар Зейналов поделился с # своим видением ситуации.

— В связи с 40-летием иранской революции вспоминаются события того времени, в которых немалую роль сыграли СМИ, в частности, действовавшие с Запада радиостанции. Находившийся в эмиграции во Франции имам Хомейни без проблем доводил свои идеи до единомышленников в Иране, консолидировал их, руководил их действиями.

Запад, хотя и понимал, что идеи Хомейни в корне чужды ценностям западной демократии, поддерживал его, чтобы свергнуть неугодный шахский режим. Вероятно, люди должны были затем разочароваться в исламистах и плавно перейти к прозападной ориентации. Не получилось.

Затем с помощью талибов выбивали из Афганистана советское влияние. «Шурави» ушли, а Западу пришлось бомбить талибов. И за долгие годы пока что просвета не видно.

Потом с помощью исламистов свергали Каддафи, Асада и другие арабские режимы. Демократией и там пока что не пахнет.

Вроде бы пора понять, что радикальные исламисты не годятся в попутчики. Они никогда не уступят власти светской оппозиции и не модернизируют Ислам. Другое дело, что у нас есть любители поиграть с огнем в керосиновой лавке, особенно из безопасного европейского далека.

За время независимости Азербайджан испытал на себе радикализм националистический и цветной. И они сошли на нет по целому ряду причин, среди которых и субъективный, человеческий фактор. Бойцы такого типа рассчитывают на быстрый эффект своих героических акций и быстро скисают, видя перспективу затяжной борьбы, репрессий, отсутствие поддержки населения. На этом фоне радикальные исламисты выглядят куда более воинственными, и отсюда — особая настороженность властей.

— Чем отличаются религиозные радикалы от светских (секулярных)?

— Прежде всего — своей идейностью. Секулярные группы создаются вокруг лидера и не имеют определенной политической программы, которая бы резко выделяла их от других. Религиозные группы создаются в первую очередь вокруг идеи, которая включает и симпатичные компоненты вроде братства всех мусульман, независимо от их национальности или материального положения, борьба с коррупцией и аморальностью и т.п.

Хотя часто и стараются приписать какой-то меркантильный интерес в том, что люди примкнули к исламистам (и это полностью не исключается), но они поступаются очень многим — от разрыва семейных связей и потери гражданства до потери самой жизни где-нибудь в Афганистане или Сирии, причем часто без славы и извещения семьи. В то время как светский оппозиционер после первых 3 суток в полиции уже бежит в Европу, причем выбирая страну постабильней и побогаче, религиозный активист ищет себе место на переднем крае войны. Смерти они боятся намного меньше, потому что убеждены, что на пути джихада попадут в рай.

Другое у них и отношение к репрессиям. Если светские оппозиционеры видят в тюрьме трагедию и стараются привлечь к своей судьбе внимание, вплоть до имитации болезней, то радикальные исламисты рассматривают тюрьму как испытание, а не наказание, а кто-то из них — даже как возможность вербовки соратников.

— Несколько лет назад в стране фиксировались случаи отъезда добровольцев в Сирию для участия в боевых действиях. Эта тенденция сошла на нет?

 — Если судить по сообщениям из-за рубежа, что боевики-исламисты оттягиваются из Сирии в Афганистан, и что происходят стычки на границах среднеазиатских республик, то исламисты просто переносят передний фронт с Ближнего Востока в Центральную Азию. И здесь, в тюркоязычных регионах, наши азербайджанские исламисты могут быть даже более востребованными. Так что успокаиваться в связи с затиханием конфликта в Сирии я бы не советовал.

Тем более, что в деятельности исламистов есть и другая тенденция. Соответственным образом настроенных людей под видом «политических беженцев» перебрасывают из стран бывшего СССР в Европу и США и там используют как исполнителей терактов. Но пока что азербайджанцев среди них вроде бы не было.

— С чем связана возросшая  активность религиозных радикалов?

— С политическими процессами на Ближнем Востоке и в Северной Африке, которые затронули многие мусульманские страны. Страны Запада оказывают на них давление: где политическое, где и прямое военное (например, в Сирии). Страдают не только арабские боевики, но и гражданское население. В Европу хлынул поток беженцев, среди которых немало и агентуры радикальных исламских движений. Крупные исламские страны, например Иран, осуществляют экспорт исламской революции, который затрагивает и нашу страну.

Хотя и считается, что в Азербайджане 90% населения исповедует Ислам, но на деле религиозное мировоззрение у многих наших сограждан весьма поверхностное. За умы азербайджанцев сейчас идет борьба между западным и исламским миром. Временами в очень резкой форме. Вспомним, как исламисты вынесли смертный приговор журналисту Рафику Таги, выступившему за приоритет европейских ценностей, после чего он был убит неизвестным.

Можно вспомнить также кампанию против «аморального» песенного конкурса «Евровидение-2012», а также возникновение Движения Мусульманского Единства, созданного в 2015 г. несколькими заключенными-исламистами. Попытка арестовать активистов движения привела к перестрелке, повлекшей жертвы с обеих сторон.

При этом моральную поддержку исламистам оказывают группы на Западе и в Азербайджане, которые включают в число политзаключенных, в частности, гомофобов, призывавших расправляться с геями во время Евровидения.

— Кто  является основной целевой аудиторией радикальных исламистов в интернете?

— Как и 40 лет назад во время иранской революции, идет «промывка мозгов» молодежи, теперь уже с помощью соцсетей. Их пользователи и являются основной целевой аудиторией исламистов. Выступая как последовательные критики негативных явлений в обществе (разумеется, с религиозных позиций), исламисты стараются завоевать симпатии молодых людей, не имеющих ни жизненного опыта, ни знаний о той же иранской революции (которой многие в Европе тогда симпатизировали, как и в наши дни симпатизировали «Арабской весне»). Вспомним неприглядную реакцию сотен пользователей сетей на события в Нардаране и Гяндже, по сути поддержавших вооруженную борьбу и индивидуальный террор.

Можно этим возмущаться и даже предлагать смехотворные идеи о запрете соцсетей или даже интернета, но лучше бы задуматься о причинах. В вакууме доверия появляются исламисты, которые сошли с политической арены в Азербайджане столетие назад, а сейчас предлагают положить жизни за «светлое будущее», где молодежь может занять лидирующее положение, а не быть только в массовке. Это намного интересней, чем травить себя наркотиками, разбиваться в ночных автогонках или тратить время на учебу.

Во всяком случае, пока что отношение властей к гражданскому обществу далеко от идеального. Так молодежь от радикальных идей не отвратить. Недавний призыв властей к молодежи активно участвовать в волонтерском движении — в принципе, шаг в правильном направлении. Но только если ей дадут проявить собственную инициативу и оценят ее достижения.

| 2019-02-20T15:40:42+00:00 20 февраля 2019, 09:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 4,00 из 10) Загрузка...|