В состоянии истерики, близком к панике

Интервью президента США Джо Байдена обозревателю телекомпании АВС News Джорджу Стефанопулосу сродни разорвавшейся бомбе. Ответ, в котором президент России Владимир Путин назван убийцей, может войти в учебники по дипломатии. Такого не было даже в самые черные времена холодной войны. Пропагандисты могли обзывать лидеров других государств как угодно, но на самом высоком уровне от таких острых высказываний, граничащих с обвинением, предпочитали воздерживаться.

Хотя сейчас в России на федеральных каналах Байдена называют старцем, подверженным деменции, на самом деле это совершенно не так. Столь взрывоопасный ответ не был обычной обмолвкой, что с американским президентом бывало. На самом деле это был тщательно срежиссированный эпизод, который не вырезали при редактировании перед эфиром и не забили при прямой трансляции.

Отметим, что Байден дал интервью не кому-нибудь, а обозревателю, очень близкому к руководству Демократической партии, в прошлом работавшему в аппарате Белого дома и хорошо знакомому с политической обстановкой в вашингтонских коридорах власти. Вообще все интервью является предупреждением России. Более того, слова, что Путин есть убийца не самые главные. Ничего нового в этом отношении Байден не сказал. Гораздо важнее, что Москву предупредили о приближении американского ответа за злонамеренные действия и за вмешательство в американскую избирательную кампанию в 2020 году.

Как сообщают информационные агентства Bloomberg и Reuters, новые санкции — за вмешательство в американские выборы — будут введены на следующей неделе и затронут российское руководство. В обнародованном перед интервью Джо Байдена докладе разведки США говорится прямо и недвусмысленно, что «Мы считаем, что президент Путин и российское государство утвердили и провели кампанию по влиянию на выборы 2020 года. Целью этой кампании была дискредитация президента Байдена и Демократической партии, поддержка бывшего президента Трампа, подрыв общественного доверия к выборному процессу и обострение социально-политического раскола в США».

Надо сказать, что, несмотря на довольно твердую риторику, американская политика на российском направлении не отличалась последовательностью. В американском истеблишменте некоторые группы предлагали своего рода соглашательские действия, чтобы не раздражать российского лидера.

Делалось это под двумя флагами. Во-первых, с целью налаживания взаимодействия с европейскими союзниками, чтобы не идти на обострение, в частности, с Германией по газопроводу «Северный поток 2». Если европейцы предпочитают с Путиным договариваться, то почему США должны действовать вопреки их желаниям.

Во-вторых, поддержка Украины не очень продуктивна. В стране разгул коррупции и в ней есть заметная доля пророссийски настроенного населения. Стоит ли тратиться на ее поддержку, если, как говорится, not to carry corn, то есть не в коня корм.

И вот теперь Байден своим интервью подвел жирную черту под такими дискуссиями. Россия названа врагом, но с ней не сжигают все мосты. Когда Вашингтон посчитает нужным, с ней будут вести переговоры.

Реакция в Москве в чем-то была прогнозируемой, а в чем-то в ней появились некоторые оттенки.

Первое. Обострение с США прогнозировалось. Предполагалось определенное расширение и углубление санкций и пропагандистский аппарат к этому готовился. И вот теперь ситуация оказалась гораздо более сложная и в чем-то неожиданная.

Второе. Из последнего вытекала московская реакция в виде смеси истерики и невроза. Два дня на федеральных каналах рассказывали российскому обывателю, что так с великой и вставшей с колен державой поступать нельзя и за оскорбления солнцеликого последует жесткий ответ. Далее шли фантазии, как ответить.

Например, поддерживать Иран и даже договориться с Китаем о совместном ядерном планировании и определении общих целей на территории США. Интересно, что Пекин до этого старающийся избегать высказываний по существу разногласий Москвы и Вашингтона, на этот раз с известной долей провокативности принял сторону России. Оно и понятно. Чем сильнее Кремль втягивается в противостояние с Вашингтоном, тем возрастают шансы Китая договориться с США. Более того, ослабевшая в этом противостоянии Россия будет вынуждена пойти на существенные уступки, даже вполне возможно, территориальные, но экономические в любом случае. Quod erat demonstrandum что и требовалось доказать.

Третье. Вообще столь быстрая реакция в виде высказываний Путина по поводу интервью Байдена несколько выбивается с общей московской практики. Российский президент не любит скоротечных действий и предпочитает выжидать. Иногда довольно долго и отвечать не всегда прямо, а асимметрично.

На этот раз никакой выдержки времени не было. Началась обыкновенная перепалка, которая сопровождалась предложениями либо о встрече, либо о разговоре по телефону и даже телевизионных дебатах. Из Вашингтона сразу ответили, что заняты и никаких разговоров не планируют. Другими словами, сейчас разговаривать с вами не о чем, а когда понадобится, то вам сообщат.

В то же время совсем оставить без ответа такой наезд Путин не может даже по внутриполитическим соображениям. Иначе его ближайшее окружение воспримет это как слабость и сигнал к поиску другого лидера.

Собственно, в арсенале у российского руководства не так много возможностей для существенного ответа американцам.

Можно, конечно, усилить поддержку Ирана. Не прямо, а в виде благоприятствования той же «Хезболле». Однако тут еще неизвестно как к этому отнесутся в Тегеране и обрадуются ли там. Зато заранее известно, что в Иерусалиме точно будут категорически против и это весьма чревато обострением на юге Сирии вплоть до израильских бомбардировок Дамаска.

Можно найти еще каких-то террористов, но все это не решение проблемы. Сильных трудностей американцам они не создадут, а проведение терактов в США принесет дополнительные издержки.

Остается только усилить военное давление на Украину. Здесь тоже не все так гладко. Военное наступление силами донбасских сепаратистов не стоит даже серьезно обсуждать. Они сами неоднократно говорили, что боеспособность так называемых корпусов крайне низкая и против украинской армии они воевать не в состоянии.

Открытое военное вторжение российской армии даже с ограниченными задачами, например, захват Мариуполя или части Херсонской области с выходом к Днепру приведет к достаточно серьезным потерям. Украинская армия имеет боевой опыт и хорошо вооружена, чтобы дать серьезный отпор. Легкой прогулки не получится, а в России потоку убитых и раненых точно не обрадуются.

Российское вторжение приведет к полномасштабной экономической войне с США, и Европа вынуждена будет в ней участвовать. Пусть без особого желания, но все-таки. Это будет иметь разрушительные и труднопредсказуемые последствия для российской экономики и внутриполитической ситуации.

Путин сам устроил себе ловушку и теперь перед ним две возможности — плохая и очень плохая. Последнюю мы уже описали, первая состоит в ограничении ответа американцам в виде пропагандистского обострения. Хотя в Донбассе будут стрелять больше. Ничего другого у российского президента не остается. Воевать с США он не будет. Нет для этого сил, средств и элементарной храбрости.

Возвратившись в Минск после встречи в Сочи Александр Лукашенко сказал своему близкому окружению, что «Не боец Владимир Владимирович, не боец». Ему виднее…

| 2021-03-20T05:17:09+04:00 20 марта 2021, 10:30|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|