Без прорыва по Донбассу

По мере приближения саммита в Париже в нормандском формате напряжение как на линии размежевания в Донбассе, так и в пропаганде все больше нарастает.

В Украине многие опасаются, что президент Владимир Зеленский пойдет на значительные уступки, так как не сможет устоять перед давлением своих собеседников.

Франция и Германия пусть и по разным причинам, но заинтересованы в разрешении донбасского конфликта. Даже за счет уступок России, в частности, в предоставлении особого статуса неподконтрольных Киеву территорий и проведении на них выборов с формальным применением формулы Штайнмайера.

Для французского президента Эммануэля Макрона очень важна внешнеполитическая победа, которая должна заслонить и в какой-то мере сгладить внутриполитические проблемы. Во-вторых, он хочет подтвердить свой статус лидера всей Европы и показать, что только он может договориться с российским президентом Владимиром Путиным.

В-третьих, для Макрона очень важно уменьшить американское влияние в Европе. В том числе и демонстрацией того, что конфликты на континенте можно решить внутренними силами без привлечения заокеанских союзников.

У Меркель несколько другие воззрения и приоритеты. Она относительно скоро уходит с поста и для подкрепления позиций своей партии ХДС ей нужен политический успех. К тому же она считает, что путинский ревизионизм послевоенного европейского устройства крайне опасен с учетом уроков истории. В том числе и для Германии.

Несмотря на активность Макрона в Берлине совсем не собираются уступать ему лидирующую роль и превращаться в политического ведомого. Кроме того, не последнюю роль играют поставки энергоресурсов, что также станет предметом переговоров в Париже. Для Франции это не является проблемой, а для Германии она имеет не только коммерческое значение, чтобы и кто по этому поводу не говорил, но и политическое.

Что и говорить, задача у Зеленского крайне тяжелая. Хотя он очень стремился к проведению переговоров, но все прекрасно понимают нежелание России содействовать хоть какому-то урегулированию.

К тому же стороны обмениваются пропагандистскими залпами, которые подрывают и без того хрупкие возможности достижения хоть какого-то соглашения.

В Москве действуют в двух направлениях. От Путина исходит мнение, что существенного прогресса не будет и поэтому ничего не ожидается.

Зато его близкое окружение пускается во все тяжкие. Спикер Государственной думы Вячеслав Володин заявил о возможности «выхода из состава Украины ряда областей». Вроде бы из-за того, что национальные меньшинства подвергаются дискриминации по языковому принципу. Особенно его озаботили венгры и, конечно, русские.

Обычно в Украине мало обращают внимания на заявления российских политиков прекрасно понимая их пропагандистский заряд. На этот раз все было иначе. И причина одна — приближающаяся встреча в Париже.

Насчет языковой сегрегации российским политикам лучше бы помолчать. В огромной России нет ни одной украинской школы, единственную библиотеку украинской литературы в Москве давно закрыли, а ее директора обвинили в поощрении терроризма.

Володину ответили украинские министры. В частности, министр внутренних дел Арсен Аваков написал, что «От себя — господину Володину — говорите чаще! Это помогает нам, украинцам, лучше понимать истинные устремления «русского мира». Нашим, тоже скажу — сторонникам всепрощения, покупки электроэнергии, дешевого газа со скидкой и прочим твердящим «мы один народ» — перечитывайте володиных, а если не доходит сходу, то знайте, что есть многие — такие, как я. До ваших послуг -російськомовний український націоналіст Арсен (К вашим услугам — русскоязычный украинский националист Арсен — авт.)».

Внутренняя обстановка в Украине сужает возможности компромисса до буквально нескольких вопросов. Для обозначения своей позиции Зеленский дал интервью западным изданиям: еженедельникам Time (США), Der Spiegel (Германия), а также ежедневным газетам Le Monde (Франция) и Gazeta Wyborcza (Польша).

В нем он обозначил три свои цели по Донбассу. «Первая — это обмен пленными с прогнозируемыми сроками. Вторая история — очень сложная — это перемирие. Несмотря на то, что стреляют реже и количество жертв сократилось, обстрелы все еще не прекратились. Третий момент, прежде чем приступить к выборам, — это полный вывод всех незаконных воинских подразделений, любого рода, в любой униформе и с любым оружием. Когда эти три пункта будут решены, вы увидите, хотим ли мы все закончить войну. Сами мы определенно этого хотим. Но тогда мы увидим, действительно ли хочет этого Россия».   Вопрос о восстановлении контроля Украиной границы с Россией в Донбассе Зеленский назвал самым сложным и выразил сомнение, что до его обсуждения очередь дойдет на саммите.

Прекрасно понимая, что достичь всех трех целей не получится, Зеленский прямо заявил, что «План B существует, конечно. И он не в том, чтобы все осталось так, как сейчас». Тем самым он дал в очередной раз понять своим собеседникам, в первую очередь, московскому, что заморозки конфликта по приднестровскому варианту не будет. Если Москва попытается пойти на такой шаг, то ей придется взять на себя полную ответственность за срыв процесса и поставить крест на каком-либо урегулировании и полным отрывом от связей с Украиной.

Вторая часть парижских переговоров, о которой почти не говорят, но она для Кремля очень важна — урегулирование газовых проблем. В какой-то мере и электроэнергии.

Сначала о коммерческой части. Поставки российского газа в Европу уменьшаются. За первые 9 месяцев текущего года они упали на 8%. Добавилось и падение цен на газ и в результате чистая выручка Газпрома уменьшилась на 12%, что составил 242 млрд. руб. или $3,775 млрд.

Украина до известных событий была самым крупным покупателем российского газа, но уже 4 года с Газпромом не имеет никаких отношений. Понятно, что в компании хотели бы снова продавать газ Киеву.

Следующая проблема — транзит. Здесь тоже не все просто, так как Москва хочет оставить прокачку где-то 15-20 млрд. куб м газа в год и только на короткий период, что технически и коммерчески невыгодно. В Киеве хотят гарантий, что прокачиваться будет не менее 60 млрд. куб. м в год и договор на 10 лет.

Плюс в Москве настаивают на отказе от судебных исков со стороны Киева, так как велика вероятность, что Газпром их проиграет. При этом российский газовый монополист идет на большие уступки своим европейским покупателям, но упирается, как только речь заходит об Украине.

Здесь вступают в действие политические факторы. В Москве продолжают рассматривать газ как элемент политического рычага воздействия на внутриполитическую ситуацию в Украине. Независимость от поставок из России, возможности манипулирования ценами и скидками считается сводят на нет такие воздействия и в Москве очень хотят восстановить прошлое положение. Отсюда конфетки вроде снижения цен и другие подобные предложения.

В Киеве пока не поддаются, но понимают, что компромисса ждут все в Европе, так как прерывания поставок газа из России никого не радует. Хотя европейские компании закачали большое количество газа в хранилища, как и Украина, но очередная газовая война вводит дисбаланс в рынок.

Представляется, что вопрос газа и электроэнергии выходит на первый план в будущих переговорах в Париже. Здесь до чего-то договорятся. Донбасс отодвигается на второй план.

Что-то будет сказано об обмене пленными и разведении войск. Не больше. Для Москвы это второстепенные вопросы, так как судьбы людей Путина не волнуют. Это Украина переживает за своих граждан, и чтобы не гибли люди, а для российского президента они являются шелухой при решении проблем геополитики в его понимании.

| 2019-12-04T15:37:00+04:00 4 декабря 2019, 20:00|12345 (Пока оценок нет)
|