Эксперты ожидают «легкую» девальвацию в следующем году

На фоне падения нефтяных цен и роста бюджетных расходов глава Минфина заговорил о последствиях резкого повышения курса азербайджанской денежной единицы. Эксперты оценивают данное обстоятельство как подготовку общества к возможной девальвации маната. 

«Резкое укрепление курса азербайджанского маната, в первую очередь, может оказать негативное воздействие на местных производителей», — сказал накануне Самир Шарифов в эфире телеканала AzTV.

Он отметил, что повышение курса маната наряду с производством скажется и на экспорте: «Резкое укрепления курса маната отрицательно повлияет на экспорт. Это приводит к увеличению импорта из-за рубежа. Одним словом, Азербайджан становится привлекательной страной. Поэтому, мы должны стремиться к решению ряда вопросов. Считаю, что проводимая в последние годы политика построена на поддержании макроэкономического баланса и необходимых для экономического роста толчках».

Комментируя заявление Шарифова, эксперт-экономист Натиг Джафарли сообщил #, что глава Минфина прав в том плане, что укрепление национальной валюты приводит к снижению экспортного потенциала и сокращению притока туристов.

«Правительство стремится развивать сферу гостеприимства и аграрный экспорт. Сильный манат, действительно, этому препятствует. Здесь стоит вспомнить, что два года Центробанк говорил о плавающем курсе маната, однако с конца прошлого года таких заявлений и след простыл. Нацвалюта стабильно держится на отметке 1.7 мата за доллар, что в очередной раз доказывает административное регулирование курса», — эксперт. Со слов Джафарли, производство в ненефтяном секторе и экспорт не на таком высоком уровне, чтобы именно валютный курс препятствовал развитию.

Эксперт главным препятствием экспорту называет отсутствие нормального производства: «Начиная с текстиля и заканчивая полуфабрикатами и прочими продуктами питания, местное производство остается на низком уровне. Нет того, что собираются поддерживать просадкой маната. Если же наша валюта упадет в цене, т.е. правительство откажется регулировать валютный курс, ситуация угрожает ростом инфляции. Уровень местного производства оставляет желать лучшего, страна серьезно зависит от импорта, и важно найти золотую середину. В том числе, с учетом интересов туризма. От просадки национальной валюты оживает эта сфера, действительно, оживает».

По мнению собеседника, теоретически глава Минфина прав, однако упомянутое заявление следует понимать иначе.

«Дело в том, что половина доходов государственного бюджета следующего года приходится на трансферты из Государственного нефтяного фонда. Принимая за основу текущий курс на уровне 1.70 манатов за доллар, 6 млрд. 400 млн. долларов возьмут из нефтяного фонда. И вот если манат упадет на 10-15%, автоматически можно сэкономить на трансфертах из суверенного фонда  600-700 млн. долларов», — полагает Джафарли, отмечая, что в долларовом перечислении расходы фонда таким образом можно будет уменьшить.

Со слов эксперта, это первый сигнал возможной девальвации на случай падения нефтяных цен. «Если цены на нефть упадут, для экономии средств Госнефтефонда правительство может уронить манат».  Со слов Джафарли, сильные девальвационные процессы не ожидаются, поскольку этого не выдержит экономика и банковский сектор. Однако легкая девальвация вполне возможна при цене нефти в 40-50 долларов. Курс может достигнуть уровня 1.92 маната за доллар, полагает эксперт.

По мнению экономиста Ровшана Агаева, падение цены выносимой на экспорт сырой нефти до 55 долларов за баррель не приведет к существенным рискам для платежного баланса и бюджета: «Если цена нефти будет на этом уровне, Государственный нефтяной фонд направит весь полученный в наступающем году доход на финансирование расходных статей бюджета и не досчитается сбережений, ожидаемых в размере 3 млрд. манатов».

Однако если цена барреля окажется ниже 55 долларов, скажем, опустится до 50 долларов, доходов суверенного фонда для трансфертов в бюджет не хватит. Таким образом, власти окажутся перед дилеммой — использовать накопления ГНФАР или же урезать расходы государственной казны на 2 млрд. манатов: «Цена барреля в 50 долларов ударит по платежному балансу, что приведет к необходимости интервенций  Центробанка на валютном рынке», —  отмечает Агаев.

По данным независимых экономистов, возросшие расходы государственной казны чреваты девальвационными рисками в случае падения нефтяных цен. «Расходы стимулируют девальвацию и экономический рост, мобилизуемый за счет нефтедолларов, — отмечает Н. Джафарли. — Власти вернулись к старой — примитивной, но работающей модели экономического роста. За счет бюджетных вливаний, инвестиционных проектов обеспечивают рост и оживление в экономике, не теряя надежду на стабильность нефтяных цен».

227 просмотров
| 2018-12-05T15:45:16+00:00 5 декабря 2018, 17:35|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|