Договориться удастся, но противоречия сохранятся надолго

Государства Евросоюза в ходе двухдневного саммита в Брюсселе, завершившегося в пятницу, 21 июня, так и не смогли договориться о том, кто возглавит комиссию ЕС после ухода ее нынешнего председателя Жана-Клода Юнкера. Канцлер ФРГ Ангела Меркель констатировала, что ни один из кандидатов от трех крупнейших европейских партий в настоящее время не может получить большинства голосов в Европейском совете. Вопрос о новом председателе Еврокомиссии предполагается решить на внеочередном саммите ЕС 30 июня.

Европейская народная партия прочит на эту должность немецкого политика Манфреда Вебера, социал-демократы — нидерландца Франса Тиммерманса, а либералы — датчанку Маргрете Вестагер.

Такого разлада во мнениях, чтобы после двух дней заседаний назначать внеочередной саммит, Европейский Союз пока не знал. Конечно, любопытно, почему главы государств Европы так и не смогли определиться с новым руководством Союза. Можно ли это считать намеком на кризис власти на уровне Брюсселя? И что именно так сильно повлияло на уже, казалось бы, устоявшиеся расклады, когда низовые настроения могут быть разными, но главенствующее положение в ЕС удерживают старые либеральные силы Западной Европы. Быть может, это некий разлад между основными партиями Европарламента, конкуренция за верховенство. А может, это как-то связано с усиливающейся популярностью правых, националистических сил в Европе.

Своими мыслями по этому поводу согласился поделиться с # известный азербайджанский политолог Ильгар Велизаде:

— В настоящее время в Европе происходит процесс трансформации складывавшейся на протяжении многих лет политической системы. И связано это со сменой политических элит. Старые политические элиты уходят, и это очевидно показали майские выборы в Европарламент. Эти голосования продемонстрировали, что большую, чем прежде, популярность получают нетрадиционные для Европарламента партии, а с другой стороны ощущается обновление элит.

На этом фоне, конечно, растут противоречия внутри ЕС. Если раньше были очевидными несколько лидирующих партий, и после каждых выборов в Европарламент руководство ЕС складывалось в целом в соответствии с рейтингом этих партий, то сегодня явных лидеров нет.

На этом фоне выбор лидера становится дискуссионным. Создается поле для оспаривания этой роли со стороны различных партий и стран, входящих в ЕС.

Франция выступает за одну кандидатуру на роль главы правительства Европы — Еврокомиссии, Германия – за другую, и к этому примешиваются политические амбиции этих держав.

А тут еще Брекзит смешал карты, усиление «зеленых», усиление партий, за которыми не стоят политические элиты ведущих стран ЕС – все это тоже играет свою роль.

Вот поэтому наблюдается такой диссонанс во мнениях, во взглядах. Нет однозначного отношения к тому, кто может возглавить Еврокомиссию, стать президентом Евросовета, занять другие ключевые посты в исполнительной структуре ЕС.

Конечно, о кризисе говорить весьма и весьма преждевременно, такого серьезного политического кризиса здесь не наблюдается. Но и в то же время эти противоречия носят скорее не эпизодический характер. Они будут присутствовать в европейской политике даже после того, как стороны условятся относительно кандидатур на ведущие посты. А в конечном итоге они смогут определить новое руководстве ЕС – для этого есть определенный дедлайн. Но противоречия сохранятся. Даже выбор и назначение всех новых первых лиц ЕС эти противоречия с повестки снять не смогут.

Таким образом, можно сказать, что если процесс принятия решений раньше был сопряжен с неким единодушием мнений ведущих политических сил Европы, то, мне кажется, что в дальнейшем мы такого уже не увидим.

Речь идет о снижении эффективности деятельности всего руководства, бюрократического аппарата ЕС. Эти риски есть, и как с ними смогут справиться уже новые власти Евросоюза, наверное, покажет время.

| 2019-06-24T11:22:09+00:00 24 июня 2019, 12:30|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|