Турецкий эксперт: «Эрдоган использует фактор нового канала в качестве давления на некоторые страны, вероятно, на Россию»

Сегодня президент Турции Раджап Таййип Эрдоган в очередной раз заявил о нераспространении конвенции Монтрё на новый канал «Стамбул». «Нет ни малейшей связи проекта канала «Стамбул» с Монтрё. Монтрё – это соглашение, касающееся Босфора. Поэтому здесь мы получаем собственную независимость, суверенитет», – передает слова турецкого лидера агенство «Анадолу».

Намерение Эрдогана построить канал «Стамбул» вызвало нешуточный скандал как в самой Турции, так и в мире. Считается, что стратегический проект Эрдогана «хоронит конвенцию Монтрё», реализация этого проекта сильно испортит отношения турок как с ее союзниками, так и с ее противниками.

Напомним, что конвенция Монтрё 1936 года, подписанная СССР, Турцией, Великобританией, Францией, Болгарией, Румынией, Грецией, Югославией, Австралией и Японией на конференции в городе Монтрё (Швейцария), восстановила суверенитет Турции над Босфором и Дарданеллами, сохранив свободу прохода через проливы только за торговыми судами. Режим прохода для военных кораблей черноморских и нечерноморских государств различается. Так, при условии предварительного уведомления властей Турции черноморские державы могут проводить через проливы в мирное время свои военные корабли любого класса. Для военных кораблей нечерноморских держав введены существенные ограничения по классу и тоннажу.

И теперь, когда проект впервые анонсированного Эрдоганом в 2011 году канала «Стамбул» к западу от Босфора, призванного стать новой судоходной артерией, соединяющей Черное и Мраморное моря, уже утвержден правительством Турции и близок к реализации, звучат достаточно серьезные критические замечания к проекту турецкого президента.

Сам Эрдоган еще в декабре 2019 года выступил с мнением, что морское сообщение через канал «Стамбул» не будет подпадать под действие конвенции Монтрё, 7 апреля нынешнего года Эрдоган заявил, что Турция ни при каких обстоятельствах не откажется от реализации проекта канала «Стамбул», и вот сегодня он вновь подтвердил свою позицию.

Но почему же конвенция вызывает столь бурную реакцию? Касается ли она любого нового канала или обладает юрисдикцией только в отношении проливов Босфор и Дарданеллы? Кто прав в этом споре – президент Эрдоган или его оппоненты?

На эти вопросы # ответил известный турецкий политолог, ведущий эксперт экспертно-аналитической сети «Анкара-Москва» Энгин Озер:

— Надо понимать, что речь тут отнюдь не о проливах Босфор и Дарданеллы, а о том, по какому пути или путям попадают суда из Мраморного моря в Черное. Со дня подписания этого договора истекло 85 лет. В тот период, да и по сей день, существовал единственный путь – Босфор и Дарданеллы, поэтому положения конвенции касались этих проливов. Сейчас турецкие власти намерены построить второй канал для разгрузки проливов Босфор и Дарданеллы. Ведь через пролив Босфор, который имеет допустимую пропускную способность в 25 тысяч судов в год, в настоящее время следуют более 40 тысяч судов, и для того, чтобы проплыть через Босфор, судам приходится ждать около недели.

Поэтому, конечно, строительство нового канала является большой необходимостью, но, если даже будут построены еще несколько каналов, все они, как морские пути из Мраморного моря в Черное, юридически подпадают под юрисдикцию конвенции Монтрё. Это не подлежит обсуждению.

Другой вопрос, что в период подписания этой конвенции тоннаж судов был другой, сегодня построены крупные корабли и правила, касающиеся тоннажа, могут быть пересмотрены. Ведь согласно конвенции Монтрё заход из Мраморного моря в Черное через проливы военных судов нерегиональных стран предусматривает их общий тоннаж не больше 45 тыс. тонн, т.е., Турция не должна пропускать корабли, тоннаж которых превышает установленные нормы.

Сам президент Эрдоган, естественно, прекрасно осознает это, но использует фактор нового канала в качестве средства оказания давления на те или иные страны, вероятно на Россию.

Он даже может закрыть Босфор по причине опасности судоходства по нему для густонаселенного Стамбула. Ведь неоднократно в черноморских проливах происходили большие пожары, разливы нефти, столкновения судов и пр. чрезвычайные происшествия. Новый канал оградит турецкий мегаполис от экологических и техногенных катастроф, которыми грозит любой инцидент с судами, следующими из Черного моря в Мраморное и обратно.

В заключение скажу, что канал «Стамбул» не подпадал бы под юрисдикцию конвенции Монтрё, если бы соединял Эгейское море с Черным, но морской путь, связывающий Мраморный и Черные моря, не может быть суверенным и независимым от международных соглашений. Теоретически можно заявлять о выходе Турции из Монтрё, но это будет иметь серьезные международные последствия, в том числе – судебные.

| 2021-04-14T21:24:12+04:00 14 апреля 2021, 22:18|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|