Пока все думали, Эрдоган начал строить «новый миропорядок», и довольно успешно

За время режима карантина президент Турции Раджеп Тайиб Эрдоган делал много громких заявлений. Собственно, делать громкие заявления старая привычка этого политика. Он, как и все остальные политики, играет свою активную и международную, и внутреннюю партию. Главным же тезисом его заявлений было: «После пандемии мир будет другим и роль в новом мире Турции будет главенствующей. Поэтому мы должны готовиться».

Такие заявления Эрдогана на фоне коронавирусный беды, которая сильно обострила экономическое положение этой страны, как, впрочем, и других государств, воспринималось не более чем как популизм. Да никто и не мог взять в толк, о каком таком мире говорит Эрдоган, где позиции Анкары станут ведущими.

Однако, как оказалось, господин Эрдоган слов на ветер не бросал – его заявления имели под собой основания и, делая их, он подразумевал конкретные действия. Та бойня, которую устроила Турция в Ливии мятежному маршалу Хафтару и его русским друзьям, действительно стала большой неожиданностью. Военные действия Турции и поддерживаемых ими правительственных сил практически выбили маршала Хафтара со всей западной Ливии, вопрос об осаде Ливии был практически снят, войско маршала в смятении бежало с поля боя.

При таком раскладе официальная Москва вынуждена была просто принять победу Анкары, начать переговоры и перевести ливийское урегулирование в политическое поле. Главным требованием была лишь приостановка военных действий на достигнутых успехах, с части территорий на Западе Ливии Хафтар вместе со всеми силами уходил без боя. Одновременно этим процессам Эрдоган провел телефонный разговор с Путиным и договорился с ним о встрече официальных лиц и начале переговоров по  Ливии. Состоялся телефонный разговор и с президентом США, после чего Эрдоган заявил о том, что «Дональд Трамп поддерживает устремления Турции по восстановлению мира в Ливии».

После всего этого было объявлено о том, что Турция намерена открыть две военные базы в Ливии — один для военно-морских сил, другой — для авиации, что практически сделало Турцию сильнейшим игроком в Восточном Средиземноморье. Для смеха можно вспомнить, что на этом фоне глава Минобороны Греции грозился войной Турции.

Итак, после переговоров Эрдогана с Путиным было объявлено о визите 14 июня главы МИД России Сергея Лаврова вместе с главой МО Сергеем Шойгу в Анкару. На встрече должен был участвовать и глава МИД Ирана Джавад Зариф, но перед самым визитом российская делегация отказалась лететь на встречу, поэтому она прошла в формате Чавушоглу-Зариф. Российская же делегация не прилетела на встречу из-за того, что турецкая сторона не согласилась остановить наступление на стратегически важный ливийский город Сирт, под которым находятся крупные нефтяные месторождения. То есть, Анкара не учла корпоративные нефтяные интересы Москвы в Ливии. Но, вместе с тем, Чавушоглу заявил, что переговоры с российской стороной по Ливии будут продолжены.

Удивление же во всей этой истории вызвала позиция иранской стороны, которая была озвучена Зарифом в Анкаре: «Мы разделяем взгляды Турции на йеменский и ливийский кризисы. Мы поддерживаем Правительство национального согласия (правительственные силы) и верим, что ему удастся положить конец войне. Иран и Турция разделяют (общую) позицию по Ливии». На что Чавушоглу со своей стороны сказал, что Турция не поддерживает политику санкций в отношении исламской республики.

Такое положение дел ухудшило позиции Москвы в вопросе ливийского конфликта. По сути, это похоже на удар «ножом в спину», но только дипломатический. Однако, это Ближний Восток, тут поворачиваться спиной самоубийственно. В то же время, в данной позиции Тегерана есть здравый смысл. Во-первых, Тегеран и Эр-Рияд не могут находиться в одной шлюпке по ряду понятных причин, поэтому ожидать иного решения было бы даже наивно. Во-вторых, для Ирана лучше победа Турции в Ливии, нежели победа и укрепление позиций в северной Африке связки Саудовская Аравия, Египет, Россия и их главный спонсор ОАЭ.

При этом нужно добавить, что у Ирана в Ливии собственных интересов никаких нет, они будут на стороне победителя и примут тех, кто закрепится там. Но коли Турция имеет преимущество в Восточном Средиземноморье, то лучше поддержать Анкару и укрепить своих отношения со связкой Анкара-Доха. Кстати, связка Анкара-Доха-Тегеран – это одна из осей сопротивления саудо-эмиратскому союзу.

Параллельно всему этому поступали также сообщения о том, что Турция намерена вмешаться и в йеменскую мясорубку. Йемен – это не Ливия, там ситуация намного сложнее, при этом у Анкары, как и у Тегерана в Ливии, нет собственных опорных сил, наиболее сильные позиции там у поддерживаемых Ираном хуситов. Приход Турции туда возможен, но будет малоэффективен, так как наиболее боеспособные силы в этой стране – это шиитская группировка Аснар Аллах.

Идем далее: как оказалось, планы Эрдогана по установлению «нового миропорядка» Ливией не ограничиваются. Все только начиналось. 5 июня Министерство обороны Турции на своей официальной странице в Twitter опубликовало кадры операции «Орлиный коготь» на севере Ирака, заявив при этом о поражении 81 объекта «Рабочей партии Курдистана». Момент публикации видео и начала операции был выбран не случайно: на фоне эскалации в Ливии и Сирии турецкие власти решили продемонстрировать свою боевую мощь и решимость в борьбе с терроризмом. Бороться было решено в уже проверенном и изученном за 20 с лишним лет регионе — Иракском Курдистане.

Как отмечают эксперты, за всю историю борьбы против запрещенной в стране Рабочей партии Курдистана (РПК) Турция не предпринимала действий подобного масштаба. При этом даже официальные власти Ирака, на чьей территории эти операции будут осуществляться, практически поддержали Турцию. За день до начала данной операции в Багадад на консультации прилетел глава разведки Турции Хулуси Акар. При этом тут стоит добавить, что иракские курды и их военизированные подразделения спонсируются практически всеми силами, которые есть в регионе и за его пределами — начиная США, Россией, Израилем и заканчивая уже Ираном, который также в той или иной форме имеет связи с курдами.

В итоге уже сейчас можно сказать, что разбомблено колоссальное количество военных штабов и складов курдов. Ответить же курдам Турции нечем, особенно в условиях, когда основные спонсоры находятся на фронте борьбы с коронавирусом и его экономическими последствиями. При малейшем ослабевании хозяев марионеточные образования по типу РПК или же хафтаровских головорезов без особого сопротивления сдают свои позиции.

В таких условиях говорить о том, что Эрдоган на этом сейчас остановит свои планы по «построению нового мира», где позиции Турции значительно сильнее, не приходится. Анкаре предстоит решать еще много задач, но то, что слова Эрдогана об изменении позиций Турции после коронавируса в «новом миропорядке» были оправданы – это точно. Эти позиции Анкары другие уже даже сегодня, и откатать ситуацию обратно будет невозможно. Турция стремительно меняется и превращается в регионального гегемона, с которым нужно будет считаться не на уровне Греции-Египта, как это было, а как с отдельной геополитической единицей.

| 2020-06-17T19:35:49+04:00 17 июня 2020, 23:00|12345 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
|