«До опасного вируса мир был другим» — доцент UNEC о плюсах и минусах пандемии

Пандемия – очевидное зло. Но так ли это на самом деле и может ли разразившийся мировой кризис оказать позитивное влияние на экономику, сферу услуг и образование в нашей конкретно взятой стране?

По свидетельству # доцента UNEC, декана факультета SABAH Аиды Гулиевой, чередование спадов и подъемов – неизбежность цикличной динамики общественных систем. И плюсы здесь соседствуют с минусами.

Здесь нужно видеть и позитивную сторону — устаревшие, но все еще преобладающие элементы системы разрушаются в период кризиса, сходят со сцены или радикально трансформируются, уверена собеседница:

«Подходя к этому вопросу с научной точки зрения, можно сказать следующее. Хотя идет процесс восстановления мирового производства, после резкого его падения, спровоцированного пандемией, траектория роста пока еще не может побить планку, имевшую место в доковидное время. Ведь известно, что пандемия усугубила риски, связанные с десятилетней волной роста задолженности по всему миру.

До опасного вируса мир был другим – это и бум рыночных активов в сочетании с бумом кредитования.

Чрезмерное накопление долга при одновременном сверхпотреблении создавало впечатление ложного здоровья балансов частного и государственного секторов, а значительное количество рисков игнорировалось участниками рынка».

Но из-за целого ряда геоэкономических и социально-политических факторов поддерживать высокую стоимость активов на протяжении длительного периода невозможно, считает ученый.

Предыдущий мировой экономический кризис 2008 года, начавшийся с лопнувшего ипотечного пузыря в Соединенных Штатах, когда банкротство банков и домохозяйств переросло в финансовый кризис и обвал на фондовых рынках по всему миру, показал, что негативные последствия от коллапса рыночных пузырей могут распространяться на всю глобальную экономику. Тогда большинство стран пережили снижение реального ВВП, а пролонгированный на несколько лет ущерб мировой экономики оценивался в $12–15 трлн. Рыночные пузыри нельзя игнорировать, потому что их схлопывание приводит к глобальным синхронным спадам. Неестественное состояние мировой экономики в ситуации с пандемией привело к необходимости честной игры, игры по настоящим экономическим правилам.

«И в этом есть позитивные стороны, — говорит она. — Еще 7 – 8 лет назад я видела путь к тупику, сопряженный с большими потерями, обусловленными проблемами мирохозяйствования. Мировая экономика долгое время была лишена особых технологических и прочих достижений по причине «сдувания» экономических процессов и сложноинтегрированного развития суперсил. Пандемия расставила все по местам. Крупные страны оказались лицом к лицу со сложившейся ситуацией, так что пришлось заглянуть правде в глаза – увидеть положение экономики и социальной сферы, состояние феномена мировой экономики и макроэкономического управления. И что в результате? Меньшие потери наблюдаются в странах, оставшихся на периферии мировой экономической интеграции.

В процессе своего развития Азербайджан имеет целый ряд преимуществ, где главный и наиболее востребованный продукт – нефть. Прибавьте к этому гибкость реформ, выработанный функционал приспособления к кризисным ситуациям, и вы получите иммунитет к широкому спектру глобальных штормов».

Пандемия в этом плане не стала исключением, поскольку у высшего политического руководства страны имеется богатый опыт работы в условиях мировой турбулентности. Сегодня мы используем выработанный многолетней работой иммунитет, настаивает экономист:

«Оказавшись в кризисной ситуации, страна или теряет все, или же преодоленные мировые шоки делают ее сильнее. Несмотря на вызванные пандемией проблемы, экономика нашей страны входит в русло нового подъема. Уже очерчены пути преодоления невзгод и сложностей в народном хозяйстве. Национальная экономика отличается немалым размахом, обусловленным также доходами от ключевого экспортного ресурса – нефти, а цены на нее с начала года пошли в рост. С этой точки зрения, наши потери незначительны. Но, как и во всем мире, пандемия оказала негативное влияние в сегменте малого и среднего бизнеса. Хотя и здесь действовал естественный отбор – слабые субъекты предпринимательства уступали место более жизнеспособным. С другой стороны, мои исследования, охватившие образование и рынок труда, проливают свет на взаимно интегрированные процессы: как образование влияет на рынок труда, повышая производительность, а тот, в свою очередь, сопутствует экономическому росту».

Если принять, что производство, экономика и рост в народном хозяйстве вплотную связаны с образованием, говорит Гулиева, сложно не заметить влияние пандемии на эту сферу. При этом видимым эффектом ковидных метаморфоз стал переход к дистанционному образованию:

«Скажем прямо, специалисты еще не пришли к единому мнению о возможности полностью заменить онлайн-образованием классическое обучение. Говоря про онлайн-обучение, имеется ввиду получение знаний и навыков при помощи компьютера или другого гаджета, подключенного к интернету в режиме «здесь и сейчас». Этот формат обучения еще называют e-learning или «электронное обучение». Но здесь не следует забывать, что образование — это не просто лекции педагога, но и практика. Оно имеет научную и практические стороны. С научной стороны вопроса, онлайн-образование нуждается в организации электронных библиотек. А потому следует разобраться, может ли студент, не выходя из дома, воспользоваться всеми библиотеками страны, в том числе библиотечным фондом университетов? У нас нет такой стопроцентной возможности. Если же мы стремимся использовать научное «крыло» образования, важно добиться этого. Поскольку именно наука влияет на производство, производительность, будущее развитие экономики».

По убеждению собеседницы, если дистанционное образование лишает возможности развивать науку, значит, имеются пробелы, которые следует проработать.

Второе «крыло» образования – это практика. Дистанционно можно организовать практическую работу, но это направление пока еще не проработано, сказала доцент UNEC: «Здесь следует основательно поработать в рамках перехода к электронному образованию. То есть мы уже имеем понятие о требующих проработки направлениях, имеем определенные ожидания и планы, что уже хорошо».

Возвращаясь к перспективам экономики, согласно прогнозам ООН, развитие мировой экономики в текущем году превысит 4,7%, продолжила Гулиева: «В Азербайджане тоже ожидается рост ВВП на 2- 3%, возможен резкий скачок экономического роста через 3 – 4 года. Мы уже привлекаем инвестиции в развитие освобожденных территорий, где будет создаваться новая экономика, строиться «умные» города и села. Современные технологии в этой части страны запустят маховик мультипликативного развития экономики по всей стране, что в целом подстегнет общий экономический рост».

| 2021-04-27T14:39:59+04:00 27 апреля 2021, 15:04|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|