Возрастание коэффициента трения

Обстановка в Иране и вокруг него продолжает обостряться. Принято считать, что внешний фактор связан с введением США санкций против экономики и финансов, а также торговли Ирана.

Ситуация действительно сложная. Хотя девальвация риала несколько ослабела, но она не остановлена, а предпринятые действия финансовых властей по созданию внутреннего валютного рынка носят противоречивый характер и означают борьбу с симптомами, а не самой болезнью.

Из Тегерана раздается воинственная риторика и клятвы в том, что экспорт иранской нефти будет осуществляться вопреки американским санкциям. Как сообщает агентство IRNA, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил, что «Американцы хотят добиться снижения экспорта иранской нефти до нуля. Это им не по силам. Мы уверены, что наши соседи, другие экспортеры нефти, а также страны, заинтересованные в обеспечении своей энергетической безопасности, не допустят этого». Однако в этом есть большие сомнения.

Конечно, экспорт углеводородов полностью не остановится. Китай, Индия и ряд других стран готовы будут их покупать. Проблема в другом. Эта торговля не должна сопровождаться транзакциями в долларах. Китай и Индия могут предложить свои деньги, но на них сложно будет купить необходимое оборудование для нефтяной промышленности, а как показывает опыт предыдущих санкций, его недостаток приводит к падению добычи и к дальнейшему сокращению экспорта. Ряд товаров есть возможность приобрести за юани и рупии, но далеко не все. Заявлять и произносить клятвы на крови можно сколько угодно, но они не заменяют машины и оборудование, доллары и евро, в крайнем случае, фунты стерлингов и иены.

Возрастание внутренней напряженности в Иране неизбежно отражается во вне. Внешнеполитические авантюры в Сирии и Йемене дорого стоят в прямом и переносном смыслах, в том числе в финансовом отношении, заставляют иранское руководство быть более сдержанным. Пусть не на словах, но в своих действиях.

Внутренними и внешними осложнениями Тегерана спешат воспользоваться не только его арабские соседи по южному и западному берегу Персидского залива, но и партнеры-соперники в Сирии: Турция и Россия.

Кремль пытается нарядиться в тогу миротворца и начать вытеснять иранцев и их клиентов из Хезболлы и шиитской милиции из всех возможных регионов.

По согласованию с Тель-Авивом Москва приложила максимум усилий, чтобы отвести иранские и союзные им формирования на 85 км от границы с Израилем. Их место занимают подразделения сирийской правительственной армии. Популярная израильская газета левоцентристского направления «Едиот ахронот» (Последние известия) пишет, что «Во всех рискованных ситуациях армия Асада проявляет необходимую осторожность и даже более чем необходимую, заодно удерживая от нападений на израильские объекты союзнические отряды иракских и иранских шиитов, руководимых офицерами Корпуса стражей исламской революции (КСИР)».

Одного наличия асадовской армии на израильской границе недостаточно. Как передает РИА «Новости», заместитель командующего группировкой российских войск в Сирии полковник Виктор Зайцев отметил, что первый наблюдательный пункт военных полицейских уже выставлен в населенном пункте Эль-Весии в сирийской провинции Эль-Кунейтра.

Другой заместитель командующего генерал-лейтенант Сергей Кураленко пояснил, что российские военные будут находиться за постами миротворческих сил ООН, которые контролируют приграничный район с сирийской стороны. По словам генерала, российский флаг на этой территории станет гарантом того, что мир в этот район «пришел навсегда».

Хотя спецпредставитель президента России по Сирии Александр Лаврентьев и заявил, что «При нашем содействии проиранские силы были отведены из этого района на 85 км, эта договоренность сохраняется», на самом деле это не вполне соответствует действительности.

Это и понятно, так как кардинально расходится с официальной позицией Тегерана, который не один раз заявлял о своем намерении уничтожить Израиль и использовать для этого территорию как Сирии, так и Ливана. Теперь очевидно, что Москва берет под свой контроль на неопределенный период времени пограничную с Израилем территорию и не допустит никаких антиизраильских действий, в том числе и силового характера.

Это не нравится иранскому руководству. Газета «Коммерсант» пишет, что по имеющейся информации из источников в сирийской оппозиции, проиранские силы на самом деле полностью так и не покинули провинции Эль-Кунейтра и Деръа.

Как пояснил газете командующий одного из объединений сирийской вооруженной оппозиции «Тахрир аль-Ватан» полковник Фатех Хассун, жители на юге Сирии, в том числе в Эс-Сувейде, наблюдают все больше трений между российскими военными и проиранскими силами. «Россия стремится завоевать сердца влиятельных в провинции духовных лидеров, и это явно указывает на борьбу за власть на местах, после того как Иран и его ополченцы проигнорировали требования России выйти из региона и выполнить соглашение между Россией и Израилем». По мнению полковника Хассуна, проиранским силам не нравится тесное общение друзов с российскими военными.

Отметим, что в Израиле друзы интегрированы в общество. Они заседают в парламенте, в высоких военных званиях командуют крупными армейскими подразделениями. Не удивительно, что они очень внимательно относятся к своим соплеменникам по другую сторону границы. Российские военные на границе рассматриваются в Израиле как положительное явление, чего никак нельзя сказать об иранских представлениях.

Асад не только не хочет противостояния с Израилем, но очень его боится, так как прекрасно отдает себе отчет в сокрушительности ответа на какие-либо обстрелы или другие диверсии с сирийской стороны независимо от того, кто за ними стоит.

В Москве также готовы воспользоваться неизбежным снижением доли Ирана на нефтяном рынке после введения американских санкций в ноябре текущего года. И это дополнительный фактор нарастающих сложностей в отношениях Москвы и Тегерана.

Собственно сердечности в них никогда не было. Участие в сирийском конфликте и партнерство на ограниченном временном отрезке изначально ограничивалось в пространстве и ресурсах. До какого-то момента наличие иранских формирований в Сирии соответствовало московским интересам, но была очевидна противоречивость такого сотрудничества. Вот и подошло оно к своему логическому концу.

На словах в Москве выступают против режима санкций против Ирана, потому что сами находятся в аналогичной ситуации. Тем не менее, появляется возможность как-то поправить свое финансовое положение за счет южного соседа и Кремль изменил бы самому себе, если не воспользуется таким положением.

Все это означает, что коэффициент трения между Россией и Ираном имеет тенденцию увеличиваться и это предвещает осложнения не только в Сирии, но и на Южном Кавказе. В частности, не случайно в российской прессе, хоть и определенного направления, пишут, что Армения стала занимать более сдержанную и даже враждебную позицию по отношению к Ирану.

На первый взгляд это нонсенс для страны, которая находится в полублокаде и Иран пусть и небольшое, но окно в мир. Тем не менее, если посмотреть на общий тренд политики Еревана, в том числе и в западном направлении, то такие изменения выглядят вполне логичными.

Однако есть и altera pars — другая сторона. И она вполне вкладывается в иранские представления, что Армения является сателлитом России и ее действия согласованы с Москвой. И это дополнительное основание для усиления трений.

Иранское руководство в ближайшее время будет сталкиваться с тем, что в Сирии появятся и другие игроки. Об этом уже заявляют в Пекине. И тогда ему точно придется что-то решать и кардинально со своей ролью в этой стране.

И не только в ней.

3 098 просмотров
| 2018-08-11T09:03:25+00:00 11 августа 2018, 10:50|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|