Война с Ираном приближается?  

Ситуация в регионе Персидского залива обостряется все сильнее и сильнее. Есть все основания считать, что конфликт может в ближайшее время перейти в горячую стадию.

В американской столице все больше слухов о предстоящей атаке против Ирана. Газета The New York Times писала, что Пентагон намерен отправить в регион Персидского залива 120 тыс. военнослужащих для противодействия Ирану. По данным газеты, такие действия будут предприняты, если Иран атакует американских военных или ускорит работу над ядерными вооружениями.

Однако Трамп назвал эту информацию ложной. По его словам, он пока не планировал подобный шаг, а если бы это и было правдой, то он бы послал в Иран «гораздо больше военных».

Опровержение Трампа оставляет двойственное впечатление. С одной стороны, для наземной войны с Ираном 120 тыс. человек действительно мало. Для такого вторжения потребовалось бы гораздо больше военных и материальных ресурсов. Такого сейчас нет, и переброска их потребует гораздо больших усилий и времени. С другой стороны, столько военных можно разместить на американских базах вблизи Ирана для усиления воздушной и морской группировок.

Аналогия с войной с Ираком напрашивается сама собой. Тогда для подготовки вторжения американцам и их союзникам потребовалось около полугода, гораздо больше военных и ресурсов.

В случае с Ираном проблем такого рода очень много и потери людей и техники были бы несравненно большими. На такое Вашингтон пойти не может по очень многим соображениям. Как говорится, народ не поймет и это как минимум. Как максимум такая экспедиция весьма чревата в первую очередь для Трампа, который начинает подготовку к своим перевыборам в ноябре 2020 года с рейтингом около 30%. Этого недостаточно, чтобы быть уверенным в победе. Тем более, что демократы бьют в набат и готовятся дать электоральный бой президенту по всем правилам политики и политтехнологии.

Значит ли это, что конфликт так и останется на неопределенный срок в такой стадии? Нет, совсем не значит. Слишком много поставлено на карту не только вокруг собственно Ирана, но и в других регионах важных для США, России, Китая и Европы. Не говорим уже о ближайших союзниках Вашингтона Саудовской Аравии с ОАЭ и Израилем.

Экономические и финансовые санкции против Ирана дают свои результаты. Экономическое и социальное положение в стране стремительно ухудшается. Риал быстро девальвируется, экспорт нефти падает, а с ним и поступления иностранной валюты, столь необходимой, в том числе и для продолжения агрессивной политики, как на Среднем, так и на Ближнем Востоке.

Внутри Ирана усиливаются позиции тех, кто хочет вовлечением в конфликт консолидировать общество приглушить общественное недовольство объединением против внешнего врага и тем самым усилить свои позиции внутри страны. Именно на это направлена воинственная риторика руководителей Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Они настолько расхрабрились, что верховный лидер исламской республики аятолла Али Хаменеи вынужден был заявить, что Иран хочет избежать вооруженного столкновения с США. По его словам, иранский народ «выбрал путь сопротивления Штатам», но не военного характера. Как передает агентство Fars, лидер заявил, что «Это столкновение воли Ирана и США, и наша воля сильнее, потому что мы вдобавок ко всему верим в Аллаха». В то же время он подтвердил, что Тегеран пока не намерен проводить с Вашингтоном переговоры по ядерной и ракетным программам.

В Вашингтоне в окружении Трампа также достаточно тех, кто хотел бы разобраться с Ираном, пока есть возможность. Скоротечная война может существенно поднять рейтинг президента Трампа, по оптимистическим прогнозам даже в два раза и тем самым переизбрание будет обеспечено. К этому подталкивают Саудовская Аравия и Израиль.

В США возник конституционный кризис, причем впервые в истории. Трамп одним росчерком пера запретил министрам без его разрешения сообщать Конгрессу любые сведения и даже ходить туда по вызову. Создалась беспрецедентная ситуация, грозящая противостоянием ветвей власти с привлечением судов всех инстанций. Выходом для конгрессменов и сенаторов мог быть импичмент президента, но на этом пути Верховный суд, в котором большинство людей Трампа. Такая ситуация также подогревает настроения ястребов в окружении президента разобраться с Ираном, пока Конгресс не может существенно повлиять на решения Белого дома.

По мысли этих стратегов, не нужна наземная война, достаточно действий авиации и военно-морского флота. На данном этапе США в этом имеют подавляющее преимущество и Иран с массированной атакой с моря и воздуха просто не справится. К тому же под ударом окажутся объекты производства ракетной и ядерной техники и соответствующая инфраструктура.

Это позволит избежать существенных людских и материальных потерь, но нанесет значительный ущерб Ирану. Соответственно повысит авторитет Трампа и его перспективы на переизбрание.

Похоже, что с целью давления на Тегеран в регион была направлена авианосная ударная группа (АУГ) во главе с авианосцем Abraham Lincoln. Два эскадренных миноносца Gonzalez и McFaul прошли через Ормузский пролив в Персидский залив. Каждый из кораблей может нести до 56 крылатых ракет Tomahawk, а также противоракеты и противолодочные ракеты. Перебрасываются стратегические бомбардировщики и вспомогательные корабли.

Кроме военной составляющей наблюдается повышенная дипломатическая активность. Государственный секретарь Майк Помпео заехал в Брюссель, чтобы попытаться заручиться поддержкой европейских союзников в возможной операции против Ирана. Навряд ли в Европе с этим согласились, но помешать также не могут.

Можно не сомневаться, что на переговорах с российским президентом Путиным и министром иностранных дел Лавровым американский гость попытался если не заручиться поддержкой Москвы, чего точно не будет, то хотя бы ее нейтралитетом. Вот это вполне возможно. По нескольким причинам.

Кремлю очень выгоден открытый конфликт США и Ирана. Во-первых, на какой-то период Вашингтон будет прочно занят войной, пусть только воздушной и морской, в Персидском заливе и на другие регионы у него просто не будет времени и сил. Это развязывает Москве руки, в частности, в Украине.

Во-вторых. Горячий конфликт вызовет резкий подъем цен на нефть, так как, что очевидно, ее экспорт через Ормузский пролив будет крайне затруднен. Это полностью соответствует московским интересам, так как подобный валютный дождь ей точно не помешает.

В-третьих. В Сирии влияние Ирана резко упадет по понятным причинам. Возникший вакуум с удовольствием заполнит Россия, и Асаду просто некуда будет деваться. Кроме того, рикошетом эта ситуация ударит и по временному попутчику турецкому президенту Эрдогану. Давление на него в Сирии со стороны России также усилится.

При любом исходе конфликта Иран серьезно ослабеет и Россию это очень устраивает. Конечно, в пропагандистском пространстве на федеральных каналах будут метать антиамериканские молнии, и желать победы Ирану. Этим дело и ограничится. В Тегеране и Вашингтоне прекрасно отдают себе в этом отчет, поэтому Помпео и обсуждал такое развитие событий в Сочи.

Боевые действия против Ирана довольно опасны для его соседей. По крайней мере, может возникнуть поток беженцев, если конфликт перейдет в вялотекущую фазу. В любом случае об укреплении границы с Ираном следует подумать.

Перейдет ли конфликт в Персидском заливе в горячую фазу будет ясно в ближайшее время. Пока ястребы в Тегеране и Вашингтоне приближают войну всеми способами. Увидим, насколько у них получится.

| 2019-05-19T13:15:54+00:00 19 мая 2019, 13:45|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 9,00 из 10) Загрузка...|