Самая большая площадь тени

Азербайджан возглавил мировую пятерку стран с крупнейшей теневой экономикой, следует из исследования международной Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (ACCA), посвященного оценке и прогнозу развития глобальной теневой экономики. 

Наша страна возглавила список крупнейших теневых экономик, заняв первое место в рейтинге, куда включены 28 государств. Доля неформальной экономики в Азербайджане достигает 67% BBП, что почти втрое выше, чем в среднем по миру.

По этому показателю нам уступают такие фавориты рейтинга, как Нигерия (48% ВВП), Украина (46% BBП), Россия (39,3% BBП). Пятерку наиболее «продвинутых» в этом плане стран замыкает  Шри Ланка с показателем 38%. Далее идут Бразилия (35% BBП), Пакистан (32%BBП), Болгария (30%BBП), Эстония (28%BBП) и Кения (27%BBП).

Эксперты ACCA определяют теневую экономику как экономическую деятельность и полученный от нее доход, которые находятся за пределами системы государственного регулирования, налогообложения или надзора. Примечательно, что с начала экономических реформ, датируемых 2016 годом, площадь тени в стране по данным исследования не изменилась.  Объем неформальной экономики четыре года назад был на том же уровне.

К вопросу о том, что такое теневая экономика? Соседи по рейтингу включают в  это определение,  прежде всего, серый импорт (ввоз товаров с занижением импортных пошлин), сокрытие доходов от уплаты налоговых и таможенных платежей, выплату серых зарплат, а также фиктивную внешнеэкономическую деятельность для вывода незаконных доходов в другие страны. Эксперты АССА определяют теневую экономику как экономическую деятельность, которая находится за пределами системы госрегулирования, «намеренно скрывается от государственных органов».

В отличие от данных АССА, Государственный комитет по статистике информирует, что теневая экономика в нашей стране на уровне 7-8%. Однако, по мнению местных аналитиков, данные официальной статистики не отражают реальной картины. Причем, этот вопрос волнует наших экономистов в аспекте эффективности проводимых налоговых и прочих реформ, которые направлены на сокращение официально не учитываемой хозяйственно-экономической деятельности. Но как бороться с проблемой, не зная ее реальных размеров?

«Не вызывает сомнений тот факт, что масштабы теневой экономики намного больше заявленных официальной статистикой, — отмечает эксперт-экономист Ровшан Агаев. — Трудно поверить, что нынешние экономические возможности столь же велики, как считает правительство. Речь не о реальном потенциале. Скажем, потенциал нашей экономики на ближайшие три года может быть в размере 100 млрд. долларов реального валового национального дохода. На сегодняшний день этот показатель меньше 35 млрд. долларов. Однако при нынешних возможностях системы управления, включая теневую экономику, данный показатель не превышает 50 млрд. долларов». По данным Агаева, высокий потенциал экономики основан на двух ключевых факторах.

Во-первых, это потенциал создания высокой добавленной стоимости. Во-вторых, экономика должна обладать высоким инновационным потенциалом. Проблема в отсутствии должного управления. Например, нынешнее региональное управление становится реальным препятствием для развития регионов страны. И если в этом направлении не будет улучшений, никакие меры в виде поощрения экспорта и инвестиций, а также налоговых льгот, не дадут результата.

«Несмотря на важность налоговых реформ, форма и характер управления являются фундаментальным условием экономических реформ», — уверен Агаев. Эксперт отмечает, что в мировой практике не было и нет страны, которая добилась бы существенного роста, минуя фундаментальные условия свободы предпринимательства, параллельных реформ в экономической и политической сфере.

Тем более, что речь идет о негативном явлении, имеющем характер злокачественной опухоли в организме экономической деятельности государства. Теневая экономика не только не даёт поступлений в бюджет и возможности перенаправления этих средств на финансирование насущных расходов. Страдают и поступления в пенсионный и социальные фонды, что ограничивает соответствующие сферы. В неформальном секторе ещё менее защищены права и интересы участников, будь то бизнес или работники. Развиваются условия для злоупотреблений, коррупции, необоснованного административного давления. Непрозрачность рынков и произвольность правил их работы резко ухудшают предпринимательский климат и дестимулируют инвестиции.

По мнению экономистов, большая теневая экономика – прежде всего показатель несовершенства существующей экономической системы, которая, безусловно, требует реформирования. Самой серьезной проблемой, мешающей борьбе с коррупцией называют отсутствие прозрачности госбюджета. В частности отмечается, что даже депутаты парламента не имеют доступа к детальной информации о государственных инвестициях.

Отметим, что наименьшие показатели объема теневого сектора по итогам 2016 года зафиксированы в США (7,8% ВВП), Японии (10%) и Китае (10,2%). Доля теневой экономики в глобальном ВВП составила в 2016 году 22,66%, подсчитала ACCA. В ближайшие годы она будет сокращаться: до 22,5% в 2017 году, 22,1% в 2020-м и 21,4% в 2025 году, прогнозируют эксперты. В России показатель практически не меняется год от года: в 2011 году он составлял 39,33%, а к 2025 году останется на том же уровне — 39,3%, ожидает ACCA.

| 2019-02-25T16:43:39+00:00 25 февраля 2019, 20:05|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|