Развод Ирана и России становится явным

Страны очень похожи на людей. Они также вступают в брак, но называют это союзом. Гражданский брак более разнообразен. Это и меморандум, и соглашение, и просто хорошие отношения по-дипломатически — партнерские. Как и люди страны разводятся. Даже без официального оформления брака. Вчера были партнерами, почти союзниками, а сегодня черная кошка дорогу перебежала или черный лебедь прилетел, и вот отношения холодеют. Вчерашние обещания вместе и навсегда сегодня забыты. Появляются новые друзья, которые еще вчера были почти врагами.

Вот такие ассоциации вызывают итоги визита премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в Москву. После обвинений в том, что израильские летчики подставили российский самолет Ил-20 под ракеты сирийских систем ПВО, трудно было ожидать, что этот неприятный инцидент скоро забудется. Оказалось, что события на Ближнем Востоке и теперь в Южной Азии настолько быстро изменяют геополитическую ситуацию, что не время вспоминать прошлое, хоть и очень близкое.

Вообще сложившийся на политической и военной ситуации в Сирии треугольник Тегеран-Анкара-Москва изначально выглядел как противоестественный. Общий интерес состоял только в том, чтобы вытеснить из Сирии американцев и саудитов вместе с другими монархиями Персидского залива. Однако на этом общность кончалась, так как будущее сирийского государства в каждой из названных столиц представляли очень по-разному.

Разногласий было так много, что их остроту не могли сгладить даже общие военные цели. Да и общность последних была больше поверхностная, так как даже по стратегическому вопросу об отношении к террористам и противникам президента Асада, три столицы договориться не могли. Несмотря на встречи лидеров трех стран в разных местах.

Сложностей добавляет и экстремальный антиизраильский настрой Тегерана. Отношения с Иерусалимом у России и Ирана принципиально разные. Нам уже приходилось приводить слова заместителя министра иностранных дел России Сергея Рябкова (Зеркало,  31 января 2019), который четко заявил, что безопасность Израиля является одним из главных приоритетов для российского руководства. И никаких союзнических отношений между Россией и Ираном нет, так как страны лишь «работали вместе» в Сирии.

Сказанное чиновным российским дипломатом четко высветило продолжающееся охлаждение между Москвой и Тегераном. И здесь проблема Сирии, иранского присутствия в ней является одной из многих, которые осложняют двусторонние отношения.

Стратегическим расхождением для Тегерана является отношение между Москвой и Иерусалимом. В одиночку воевать с Израилем Иран не может. Тем более, что есть все основания полагать отсутствие единого мусульманского и арабского антиизраильского фронта. По крайней мере, монархии Персидского залива за исключением пока Катара не склонны не только противостоять Израилю, а видят в нем естественного партнера в борьбе с Ираном.

Как раз Тегерану следует озаботиться проблемой приобретения союзников. Причем не международных маргиналов типа венесуэльского президента Мадуро, от которых толку никакого, а реальных. В условиях сжимающихся американских санкций и падения экспорта нефти, соответственно притока иностранной валюты иранскому руководству следует быть более осмотрительным.

Пока же мы наблюдаем прямо противоположный процесс. Агрессивная риторика и угрозы становятся все более сильными, что по очевидным причинам вызывает соответствующую реакцию. Израиль неоднократно заявлял, что не допустит закрепления Ирана и проиранских формирований типа Хезболлы в Сирии вообще и тем более у своих границ.

Следствием улучшения российско-израильских отношений является визит Биньямина Нетаньяху в Москву. Он планировался еще на 21 февраля, но был перенесен по внутриполитическим израильским проблемам.

В Москве крайне неприятно были удивлены, когда президент Асад поехал в Тегеран, не соизволив даже просто проинформировать своих российских союзников. Эта встреча высветила целый ряд проблем как внешних, так и внутренних иранских.

Сирийский президент встретился не только с президентом Роухани, но и верховным лидером Али Хаменеи. Ни на одной встрече не присутствовал министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф, но, по крайней мере, в одной участвовал руководитель Корпуса стражей исламской революции (КСИР) генерал Касем Сулеймани. Не удивительно, что задетый Зариф тут же написал заявление об отставке, которая не была принята. Тем не менее, как говорится, unpleasant aftertaste of the event remains — неприятный осадок после события остался.

Москва должна была ответить. И визит израильского премьер-министра нужно рассматривать именно в этом качестве. В израильской и российской прессе, в последнем случае явно не случайно, а намеренно появились сообщения о создании совместной рабочей группы по выводу иностранных войск из Сирии. По практически единогласному мнению экспертов и обозревателей это означает неуклонное увеличение разрыва между Москвой и Тегераном.

Создание отмеченной группы не случайное действие, принятое под влиянием момента. В дипломатии такое встречается крайне редко. Дело к тому шло уже некоторое время. Бывший посол Израиля в России Цви Маген во время конференции Валдайского клуба в Москве отметил, что Россия уже предлагала США и Израилю значительно уменьшить иранское присутствие в Сирии, однако стороны не пришли к соглашению. «Если кто-то делает такие предложения, это значит, что он может их реализовать, а, значит, возможности для компромисса есть». Очевидно наличие большого взаимного желания Москвы и Иерусалима, по крайней мере, серьезно потеснить Иран. Сначала в восточной части Средиземного моря, а затем и дальше. Насколько получится. На данный момент замена Ирана на Россию в Сирии входит в тактический интерес Израиля. Дальше видно будет.

О том, что российско-иранские противоречия нарастают свидетельствуют столкновения в районе сирийского города Шата на равнине аль-Гхаб (провинция Хама). Там произошел бой между двумя подразделениями правительственной сирийской армии. Четвертой дивизией (фактически корпусом) и Пятым корпусом. Первой командует брат президента Махер Асад и она подконтрольна Ирану. Как писал немецкий журнал Der Spiegel, российская сторона в попытке помешать закреплению Махера в стратегически важном регионе перебросила туда Пятый корпус. Выиграла столкновение Четвертая дивизия, что еще больше охладило отношения с Тегераном и добавило желание Москвы как можно быстрее вытеснить его из Сирии.

Есть еще один фактор. Пусть и не сегодняшнего дня, но важный в долгосрочной перспективе. После значительного ухудшения российско-американских отношений уход Москвы от Тегерана и формирование международной группы по сирийскому урегулированию может быть той единственной ниточкой, которая в будущем позволит хоть как-то улучшить отношения с Вашингтоном. Не случайно антиамериканский в отношении Сирии тон прокремлевской прессы несколько снизился. Американцы уходят, и возникает вполне естественный вопрос об их замене. Иран явно рассчитывает на заполнение внезапно образовавшегося политического и военно-стратегического вакуума. Россия сама хочет занять вакантное место.

Второй фактор. Учитывая очень тесные связи Израиля и США, Москва попытается их как-то использовать. По крайней мере, в будущем.

У Кремля в Сирии в отношениях с Ираном есть одна очень большая проблема. Российское присутствие по большей части в воздухе, а на земле полный приоритет у Ирана. Для реализации московских планов необходима поддержка хотя бы части сирийской армейской элиты и контроль ее над боеспособными подразделениями. Столкновение на равнине аль-Гхаб показало, что пока преимущество и значительное у Ирана.

Конечно, хорошо, что своими налетами израильская авиация подрывает военные возможности Ирана, но этого явно недостаточно, а вторгаться наземными силами в Сирию Израиль явно не будет.

Вполне вероятный развод Ирана и России не добавит спокойствия на Ближнем Востоке. Война в Сирии будет продолжаться. Изменится ее конфигурация и состав  игроков в продолжении конфликта.

| 2019-03-02T21:44:24+00:00 2 марта 2019, 21:55|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 9,00 из 10) Загрузка...|