Не исключено, что ПСР будет торпедировать работу мэра

В воскресенье в Турции состоялись повторные муниципальные выборы мэра Стамбула. На выборах 31 марта победил оппозиционный кандидат от республиканской партии Экрем Имамоглу с минимальным перевесом, разница была менее 14 тысяч голосов.

Партия справедливости и развития президента Реджепа Эрдогана опротестовала итоги выборов, заявив о нарушениях и фальсификациях на нескольких избирательных участках. Пересчёт бюллетеней практически ничего не изменил. 6 мая Центризбирком Турции удовлетворил просьбу Партии Справедливости и Развития и назначил повторные выборы.

На повторных  выборах оппозиционный кандидат победил с еще большим перевесом, набрав 53,6%, против 45,4% кандидата от правящей Партии справедливости и развития Бинали Йылдырыма. Эрдогану и кандидату от ПСР ничего не оставалось, кроме как поздравить оппозиционного лидера.

Говорить о роли мэрии и в целом муниципальной системы и ее важности в Турции даже не стоит. Муниципалитеты в этой стране — это открытый доступ к работе с электоратом на парламентских и президентских выборах. От удачной работы муниципалитетов зависит успешность той или иной партии. Потому муниципалитеты – это все в политической архитектуре Турции.

Передвинем время немного назад: на момент проведения конституционного референдума в Турции и президентских выборов. Именно эти даты, можно и нужно брать как начало постепенного падения популярности правящей партии Эрдогана. Именно во время референдума и президентских выборов Эрдоган начал проигрывать. Жители Стамбула были «против» изменений в Конституции и во время президентских выборов не малое их количество проголосовало также против него.

Кроме этого, против изменений и кандидатуры Эрдогана на президентских выборах выступали практически все крупные экономически важные города, которые более чувствительны к улучшению или ухудшению экономического состояния страны. Поэтому данный результат нельзя считать неожиданностью, скорее он легитимно зафиксировал реальность, то, что Стамбул, Анкара, Измир, Анталья выступают против данного курса, означает, что есть нужда в более глубоких экономических реформах, а также снижения градуса политической активности вокруг Турции.

В Турции, после становления Республики, всегда в большей степени придерживались прозападного вектора развития. Правда, исторически левые партии были сильны, но в целом большинство населения Турции всегда было за демократию, за либеральную экономику и либеральные ценности. Хотя нужно отметить, что в экономических успехах Турции последних лет, сделавших ее 17 экономикой мира, не всегда применялись либеральные методы, порой это происходило за счет дотаций госсектора.

Сейчас же, когда в Турции полностью сформировался местный, национальный буржуазный кластер, который сам же и инвестирует в экономику Турции, демократические институты способны работать более эффективно, чем это было  ранее. То есть местные финансовые элиты способны «заказывать» тот или иной политэкономический вектор развития, который приведет к обогащению Турции, что очень важно, если говорить о современной демократии, так как при нестабильной финансовой модели, внешнее вмешательство может сыграть роковую роль.

В последние годы, с учетом всех конституционных изменений и продолжительностью правления, правительство Партии и Справедливости обвинялось и считалось авторитарным для западных СМИ и либерального сообщества. Данные выборы, в  которых, по сути, Эрдоган проиграл все свои экономические, и даже политические столицы, показали, что «черт не настолько страшен, как его малюют». Если бы он был классическим авторитарным лидером, то Экрем Имамоглу скорее был бы договорным кандидатом, а не реальной оппозицией.

Правда, многие эксперты, аналитики и обозреватели опасались, что победа Бинали Йылдырыма, благодаря циковским «фокусам», может привести к гражданскому противостоянию. Был риск того, что оппозиция не признает итоги выборов, будет опротестовывать результаты, и в самом сердце Турции – Стамбуле —  произойдет социальный взрыв. Этого не произошло — победила демократия. Сейчас существует общественный запрос на изменение курса, а именно на потепление в отношениях с Западом и некоторого дистанцирования от России. Эрдоган это понимает, но отступить сам по понятным причинам не может.

Победа Имамоглу еще не означает полный уход Эрдогана с турецкого политического олимпа. Правда, шестеренки уже заработали в этом направлении, но списывать его со счетов преждевременно, все еще большинство рычагов сконцентрированы у него в руках и было бы наивно полагать, что он ими не воспользуется.

А перед оппозиционным мэром стоят большие задачи. Одно дело победить на выборах, это возможно в силу харизмы, другое дело суметь не сломаться под грузом ответственности. Поэтому мэрию для Имамоглу нужно рассматривать, как шанс показать, на что он способен. Плюс ко всему, нужно также добавить, что не исключено и то, что правящая партия будет торпедировать работу мэра. Он все-таки мэр, а не министр экономики Турции.

| 2019-06-24T16:30:41+00:00 24 июня 2019, 16:30|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|