Скандал перед встречей

Москва получила удар там, где и от кого меньше всего ожидала. Уже некоторое время в российской столице по отношению к германскому канцлеру раздавались пренебрежительные высказывания. Скоро уйдет, со здоровьем у нее не все в порядке. Смысл был достаточно прозрачным. Не стоит на нее обращать внимание, роль Германии в политике уменьшается, в лидеры выбивается французский президент Эммануэль Макрон, а с ним в последнее время можно иметь дело.

Добавим к этому и внутриполитические осложнения у Ангелы Меркель. Съезд ее партии ХДС в Лейпциге в конце ноября закончился ничем. Молодым делегатам не удалось добиться, чтобы новый лидер партии выбирался на съезде, а не партийной фракцией в бундестаге. Ситуация остается неясной и к очередным выборам партия рискует подойти не в лучшем состоянии.

Еще больше проблем у партнеров по коалиции — социал-демократов. По итогам письменного голосования председателями Социал-демократической партии Германии (СДПГ) могут стать бывший министр финансов земли Северная Рейн-Вестфалия Норберт Вальтер-Борянс и представитель левого крыла этой политической силы Саскиа Эскен. Формально их должны утвердить на съезде, но за этим дело не станет.

Вальтер-Борянс и Эскен не требуют немедленного выхода из действующей правительственной коалиции в Берлине, хотя и считают целесообразным проведение новых переговоров по коалиционному договору. Задача очень сложная, так как новый руководящий тандем в СДПГ хочет включить в коалиционный договор ряд пунктов, многие из которых неприемлемы для ХДС.

В этих условиях в Москве считали, что на предстоящих переговорах в Париже Меркель будет вынуждена занять более лояльную по отношению к России позицию с учетом откровенного давления своих партнеров по коалиции.

Недооценил Путин бундесканцлерин по всем статьям. Не то государство Германия, чтобы вот так просто сбрасывать ее со счетов. Удар из Берлина последовал, как обычно, в самый неподходящий момент.

В августе текущего года в немецкой столице был убит Зелимхан Хангошвили — этнический чеченец из Грузии. Подозреваемый в убийстве был пойман, но молчит. Паспорт его, похоже, выписан на чужое имя. Российский портал расследований The Insider и независимая исследовательская группа Bellingcat утверждают, что Хангошвили застрелил рецидивист Вадим Красиков, который уже обвинялся в заказном убийстве в России.

Проводимое с августа расследование не привлекало особого внимания до тех пор, пока оно не было передано в Федеральную прокуратуру, когда появились сведения о возможном иностранном следе.

Очевидно, что следователи в достаточной мере прояснили участие российских агентов в убийстве чеченца и прокуроры, которые в Германии не зависят от правительства, вынесли кое-какие материалы в публичную плоскость.

Тот факт, что дело имеет явно политический и международный характер очевиден. Добавим к этому определенные совпадения. Шпионские скандалы, связанные с действиями российской агентуры, разыгрались в Болгарии, а затем в Сербии. Из Софии был выслан российский дипломат, а в Белграде ограничились публичным непониманием. На встрече с Владимиром Путиным его сербский коллега задал вопрос: «Зачем?». Какой ответ он получил пока не ясно, но в Сербии такого от считавшейся дружественной страны точно не ожидали. И это после скандала с российской агентурой, которая из Белграда пыталась устроить государственный переворот в Черногории. Тогда срочно прибывший секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев обещал сербскому президенту Александру Вучичу, что подобного больше не будет. Как оказалось, будет и не один раз.

Не приходится удивляться тому, что в Германии отнеслись со всей серьезностью к таким действиям российской агентуры. Было решено выслать двух российских дипломатов. Как пишет газета Süddeutsche Zeitung, они являются агентами внешней разведки России.

В соответствующей ноте прямо об этом не говорится. Вроде бы их изгоняют из Германии за недостаточную помощь Москвы в расследовании убийства Зелимхана Хангошвили. Об этом говорила канцлер Ангела Меркель. «Я встречусь с российским президентом на следующей неделе (в Париже в нормандском формате — авт.). Мы будем обсуждать эту тему. Прежде всего, мы сделали этот шаг, потому что мы не видели, чтобы Россия поддерживала нас в расследовании убийства. С одной стороны, Россия противодействует НАТО, с другой — она наш сосед. Хорошо бы заглянуть в основополагающий акт Россия-НАТО 97 года, принятый до расширения альянса. Я считаю, что этот документ дает хороший потенциал для того, чтобы подумать, как можно выстроить будущие отношения с Россией».

Немецкая пресса в большинстве публикаций пишет о серьезном характере шпионского скандала. Так газета Frankfurter Allgemeine Zeitung считает, что «В германо-российских отношениях возник политический кризис, масштабы и последствия которого в данный момент невозможно предугадать. МИД ФРГ был обязан четко отреагировать на выводы Федеральной прокуратуры. Высылка двух российских дипломатов по причине отказа в сотрудничестве — это еще самые мягкие из возможных мер».

Реакция Москвы была очень сдержанной. Министр иностранных дел Сергей Лавров заявил на пресс-конференции в Братиславе, что «Мне не известно о том, на чем они такие свои оценки основывают». И пока на этом все.

Положение у Кремля довольно сложное. В отличие от Великобритании, отношения с которой были и так плохими и дело Скрипалей ухудшить их просто не могло, Германия слишком важна, чтобы просто так бросаться камнями в сторону Берлина.

Убитый — не гражданин ФРГ, политического убежища не получил и вообще ожидал депортации. С московской точки зрения нет особых причин такой шум поднимать и кричать на весь белый свет.

Однако, в отличие от дела Скрипалей есть в Берлине конкретный арестованный. Пока он молчит, но сколько это продлится, что он скажет, когда заговорит, неизвестно.

Отсюда первая альтернатива. Попытаться вывести скандал из публичного пространства, отвлечь от него внимание и договориться с немцами тихо с какими-то обещаниями. Сделать это будет очень непросто, но такое предложение от Москвы может поступить.

Второй вариант. Занять жесткую позицию. Все обвинения отвергать, благо не в первый раз, опыт имеется. Более того, пригрозить закрытием в России отделений немецких партийных фондов Аденауэра, Эберта и т.д. Можно поискать еще что-нибудь, чтобы как-то уколоть немцев в ответ. Однако сильно расходиться не получится, потому что от свертывания отношений с Берлином Москва пострадает гораздо больше, как в экономической, так и политической сферах.

К тому же жесткая позиция ударит рикошетом по тем в Германии, кто выступает за более тесные отношения с Москвой и снятие санкций. В первую очередь это относится к социал-демократам. Шпионский скандал и так поставил их в сложное положение и усугублять его Кремлю не очень выгодно.

Пока московское молчание дает больше шансов первой альтернативе, но вторая в запасе остается. Кроме того, весной будущего года Кремль ожидает еще один очень громкий скандал длительного действия.

В Нидерландах начнется суд по делу сбитого самолета МН-17. По нему пока проходит три гражданина России, но не факт, что только ими дело ограничится.

В таких условиях сильно ссориться с Берлином не нужно, но и не отвечать совсем Москва не может. Скорее всего, дело будет отложено до окончания парижской встречи и разговоров между Путиным и Меркель.

Совсем не ответить Кремль не может. Если все ограничится зеркальной высылкой немецких дипломатов из Москвы и на этом все завершится, то можно считать инцидент исчерпанным.

| 2019-12-07T01:20:22+04:00 7 декабря 2019, 10:01|12345 (Пока оценок нет)
|