Интервью с психологом — консультантом Центра Психологии, действительным членом Профессиональной Психотерапевтической Лиги РФ — Аделей Мамедгусейновой.

— Аделя ханум, правда ли то, что процесс похудения непосредственно связан с мозговой деятельностью? Как вообще это работает?

— К счастью или к сожалению (улыбается), практически все жизненные процессы так или иначе связаны с мозговой деятельностью, и одна из них непосредственно связана со сбросом лишнего веса.

— То, есть чтобы сбросить лишний вес, нужно начать прежде всего со своих установок и проработок своих внутренних блоков и страхов?

— Бесспорно, одна из задач — это тщательное изучение причин защитных механизмов, иррациональных установок, обследование организма, в частности уровня сахара в крови, инсулинорезистентности, эндокринной и нервной систем.

— А если по какой-то причине эти устаревшие установки не меняются, что тогда? Сброс веса в таком случае считается невозможным?

— Чтобы изменились установки, их надо обнаружить, и уже после, при условии совместной работы с психологом, можно уверенно сказать, что изменить их возможно. Сброс веса, на мой взгляд, возможен практически всегда, если есть осознанное желание и мотивация.

— Затрагивая тему похудения, не могу не заметить, как шикарно Вы выглядите и как сильно Вы изменились с нашего последнего интервью. Вы немало сбросили в весе, с чего начинали этот нелегкий процесс?

— Я сделала все, что рекомендую и своим пациентам, прошла длительный период психотерапии в разных направлениях, обратилась к эндокринологу-диетологу, сдала анализы.

— За какой период смогли достичь нужного результата?

— За шесть-семь месяцев. Пока не достигла желаемого результата, но я не тороплюсь, и уверена, что достигну своей цели.

— Если не секрет, были ли у Вас те самые установки, мешающие сбросить вес? И сколько понадобилось сил и времени, чтобы их проработать прежде, чем вес начал уменьшаться?

— Вот как раз путь мой к принятию решения о том, чтобы взяться за вес, был очень долог. Конечно, у меня, как и у всех людей, были свои иррациональные установки, блоки и травмы, из за которых я «обросла» защитными механизмами.

— Физическая нагрузка тоже присутствовала?

— Учитывая мою занятость и многие проблемы со здоровьем, я не могла физически активно заниматься спортом, но для того, чтобы не терять скорость сброса веса, нужно поддерживать энергодефицит, поэтому я ходила в среднем темпе.

— А что насчет срывов? Были ли они? Каким образом и как Вы продолжили путь к своей цели и не сдались при первом же случае?

— Я думаю, что осознанное решение сбрасывать вес приводит к специалистам, которые нужны для грамотной поддержки, а без нее в принципе вообще очень сложно добиться успеха в какой-либо сфере деятельности или достижения цели, поэтому работая с эндокринологом-диетологом и моими психологами (а у меня не один, целая команда), срыв был естественным элементом процесса.

— Что нужно делать и чего делать категорически нельзя В момент срыва?

— Сразу скажу, чего нельзя! В первую очередь, категорически нельзя себя бичевать за срыв и, как я уже сказала, надо быть готовым к тому, что это может случиться и считать его частью успешности процесса.

— Ваш результат — до и после — не может не вдохновлять. Какой совет Вы хотите дать нашим читателям, столкнувшимся с этой нелегкой задачей?

— Мой главный призыв к тем, кто столкнулся с проблемой веса, а она, как оказалось, имеется практически у всех — и кого-то в большей, у кого-то в меньшей степени: приняв решение, обязательно надо идти к специалистам, которые не только дадут профессиональные рекомендации, но и окажут поддержку, в которой нуждается каждый, кто начинает этот путь. Свой путь я описала в  «Дневнике моих толстых мыслей».

 

 

(Пока оценок нет)