Меркель вздохнула с облегчением: Эрдоган остается в НАТО

Во вторник 17 марта состоялись анонсированные ранее четырехсторонние переговоры между президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, президентом Франции Эммануэлем Макроном, премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном и канцлером ФРГ Ангелой Меркель. Однако стремительно распространяющийся по планете коронавирус внес коррективы как в формат этого саммита, так и в его тематику. Изначально планировалось, что европейские лидеры приедут в Стамбул для обсуждения важнейшей на тот момент проблемы – новой волны сирийских беженцев, прорывающихся в Европу из зоны идлибского котла и которых Эрдоган решил пропустить к греческой границе, чтобы оказать давление на своих союзников по НАТО, фактически оставивших Турцию один на один с Москвой.

Однако из-за коронавируса было принято решение провести саммит в формате видеоконференции, а на первый план вышли совместные усилия по борьбе с пандемией. Вопрос борьбы с заболеванием оказался более актуален для Евросоюза, где число зараженных превысило отметку в 60 тыс. человек, а количество умерших приблизилось к 3 тыс. Для Турции же, где число больных 98, а умерли всего двое, не менее важным является миграционный кризис, для урегулирования которого Эрдогану пришлось построить многоходовую игру. Но коронавирус спутал карты турецкого президента, который весь последний месяц прилагал колоссальные дипломатические усилия, чтобы остановить продвижение сирийской армии и бойню в Идлибе, добиться режима прекращения огня и привлечь внимание союзников по НАТО к новому миграционному кризису. Эрдоган сначала выдвинул ультиматум властям Сирии и потребовал отвода войск от своих наблюдательных пунктов в Идлибе, потом начал молниеносную военную операцию по вытеснению сирийских правительственных войск из этой зоны, в ходе которой отомстил за 36 своих шехидов и продемонстрировал технологическое и тактическое преимущество турецких Вооруженных сил. Но по ходу он продолжал требовать от своих союзников по НАТО помощи для защиты своих границ, угрожая Брюсселю серьезными последствиями.

5 марта Эрдоган приехал в Москву и добился от Владимира Путина соглашения о прекращении огня. Одновременно он смог получить у США и НАТО заверения в дружбе и поддержке и добро на поставки из США боеприпасов для авиации и дронов, и обязательства по укреплению ПВО, а также гуманитарной помощи США для сирийцев в размере 108 миллионов долларов и от Германии в размере 100 миллионов евро. Вслед за этим 9 марта он поехал в Брюссель с весьма внушительной делегацией, где, имея в рукаве козырь в виде скопившихся на границе с Грецией беженцев, рассчитывал убедить руководителей Евросоюза на подписание новой миграционной сделки. Не получилось. Вмешался коронавирус. Стороны сошлись на том, что создадут рабочие группы для прояснения спорных вопросов и представят предложения для обсуждения очередного саммита лидеров ЕС 26 марта. Пока же Эрдоган закрывать свои границы с Евросоюзом для мигрантов не собирается, продолжая требовать от ЕС выполнения обещаний перед Анкарой по оказанию финансовой поддержки мигрантам. В этой ситуации, да еще перед угрозой коронавируса, Брюссель полностью поддержал усилия Афин, а также направил в Грецию дополнительные отряды Frontex — агентства ЕС по безопасности внешних границ.

И вот вчера состоялись переговоры между Эрдоганом и его европейскими коллегами в режиме видеоконференции. Конечно же, лидеры обсудили в первую очередь возможности по осуществлению совместных усилий по борьбе с распространением коронавируса. Но была также затронута тема урегулирования сирийского кризиса, включая пути оказания гуманитарной помощи населению Идлиба, собеседники обменялись мнениями относительно проблемы беженцев, текущей ситуации в Ливии и ЕС, а также отношений между Турцией и Евросоюзом.

И хотя по итогам переговоров не было сделано никаких конкретных заявлений, повышенная активность европейских лидеров по вопросу миграционной политики, даже несмотря на более важную на текущий момент проблему с распространением коронавируса, позволяет  сделать вывод, что Эрдогану удалось привлечь их внимание к ситуации, пусть и ценой таких жестких мер. И, вероятно, к очередному саммиту, назначенному на 26 марта, стороны придут с какими-то конкретными предложениями.

Неожиданным стало сообщение канцлера Германии Ангелы Меркель на брифинге после телеконференции о том, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил о желании оставаться в НАТО. «Мы говорили о НАТО. Турецкий президент подчеркнул, что он хочет оставаться членом НАТО. Мы это подтвердили и приветствовали. Поэтому тем более важно обсуждать политические разногласия. Для этого была хорошая возможность сегодня»,- сказала Меркель. К месту будет в связи с этим упомянуть и про созванный  Эрдоганом экстренный саммит Североатлантического альянса в Брюсселе. За всю 70-летнюю историю НАТО это был всего лишь шестой раз, когда участник Альянса, в данном случае Турция, задействовал четвертую статью Устава, дающую право на созыв чрезвычайного саммита для обсуждения коллективного отражения военной агрессии против союзника по военному блоку. И четвертая статья сработала. На встрече с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом турецкий лидер потребовал «конкретной, незамедлительной и без каких-либо дополнительных условий поддержки» от союзников турецкой военной операции в Сирии и решению проблемы беженцев. Столтенбергу пришлось признать, что «ни один другой союзник не пострадал больше от хаоса в Сирии, и ни один другой союзник не имеет больше беженцев» и рассказал о поддержке Турции системами ПВО на границе с Сирией и военном присутствии в воздушном и морском пространстве региона. В очередной раз поддержку Турции выразил 17 марта и госсекретарь США Майк Помпео. Обвинив в гибели десятков турецких военных в сирийском Идлибе конкретно Россию, он сообщил о возможности новых мер помощи Турции в Идлибе и «прекращению насилия на остальной территории Сирии».

На сегодня в идлибской зоне официально действует режим прекращения огня, естественно, периодически слышны звуки выстрелов и быть уверенным, что это конец военным действиям, что в регион пришел мир, что правительственные войска откажутся от восстановления своего контроля над Идлибом, что Россия откажется от поддержки сирийской армии и оставит Турцию «один на один» с Сирией, как предложил Путину президент Эрдоган, и что турки забудут русским гибель 36 военнослужащих, было бы простодушием. Но открыто обвинять Россию и идти на конфронтацию Эрдоган тоже не станет. Покидать НАТО в угоду Москве – тем более. Последние события в Сирии стали проверкой на прочность отношений России и Турции. Но и к США особого доверия Анкара не испытывает, слишком часто американские друзья, мягко говоря, подводили Турцию, где все еще не забыта попытка госпереворота, которую пытались осуществить из-за океана, отказ поддержать Турцию в ситуации со сбитым российским Су-24, исключение из программы F-35. Список можно продолжить.

Вместе с тем, вопрос выхода Турции из НАТО на официальном уровне и не стоял. Об этом говорили эксперты, политологи, некоторые политики в самый разгар событий 2015-16 годов, Россия прилагала максимум усилий, чтобы отдалить Турцию от НАТО и ослабить южный фланг альянса. И в какой-то момент казалось, что Путину это удалось. Но, похоже, что Эрдоган просто совершил тактический ход — пошел на сближение с Москвой, чтобы союзники по блоку поняли значимость Турции. А теперь демонстрирует готовность даже купить американские противоракетные комплексы Patriot. И США скорее всего удовлетворят запрос Анкары. Как говорит российский журналист Константин Эггерт – «Эрдоган показал всему миру, что Турция — настолько важный член Североатлантического альянса, что может заставить американцев прислушиваться к ней». Итак, турецкий президент может торжествовать: европейцы рады, что Турция остается в НАТО, кроме того — в случае конфликта с Москвой его, вероятно, поддержат и Вашингтон, и НАТО.

| 2020-03-19T01:37:09+00:00 19 марта 2020, 10:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|