В пятницу Федеральное сетевое агентство ФРГ приняло решение отказать компании Nord Stream 2 AG в выведении проекта из-под требований обновлённой Газовой директивы ЕС. Регулятор немецкого энергорынка постановил, что «Северный поток-2» должен соответствовать европейским нормам конкуренции: поставщик газа («Газпром») не может быть одновременно владельцем трубы.

О судьбе «Северного потока-2», о том, как данный проект будет развиваться далее, почему было принято такое решение и насколько выгодно Германии покупать американские СПГ, рассказал в интервью # профессор СПбГУ Станислав Ткаченко.

 — Как сообщают разные СМИ, Германия отказывается от части проекта «Северный поток-2» и он будет заполняться наполовину. Что собственно происходит с этим проектом?

— На этот вопрос есть четкий формально-юридический ответ, но пока нет никакого другого. С правовой точки зрения Германия долгое время помогала Газпрому реализовывать контракт на постройку второго газопровода по дну Балтийского моря, в котором была и продолжает быть крайне заинтересована. Берлин, например, строго не преследовал Газпром за нарушение запланированных сроков строительства и желание не следовать антимонопольному законодательству ЕС, требовавшему от Газпрома либо продать оператора Северного потока–2, либо зарезервировать половину объема прокачиваемого газа для независимых производителей. Казалось бы, пандемия коронавируса и нарастающий экономический спад дают Германии дополнительные причины для продолжения такого либерального подхода к Газпрому как привлекательному стратегическому партнеру. Но в предыдущие три месяца произошло что-то важное, что заставило Германию следовать букве закона и фактически перейти в число противников Газпрома. Что именно произошло – мы пока не знаем.

Если мы вспомним, что Россия владеет Газпромом на 50,2 процента, а примерно 40 процентов акций этой компании в виде американских депозитарных расписок принадлежат сегодня иностранным компаниям и банкам, то рассмотрение вопроса об отношении Германии к СП-2 еще более усложняется. Например, становится трудно говорить о том, что Германия присоединилась к США, стремящимся наказать Россию (в лице Газпрома), скажем, за присоединение Крыма. Ведь проигравшими в случае замедления строительства СП-2 оказываются множество иностранных, в том числе германских банков и инвесторов. Очевидно, что сугубо формальными причинами решение Германии (кстати, пока еще только анонсированное, но не состоявшееся) объяснить нельзя. Нужно анализировать политический ландшафт, на котором процессы происходят.

— Почему вокруг данного проекта столько шума и Германия отказывается от своей выгоды, ведь данный проект делал эту страну газовым хабом в ЕС?

— Думаю, что на решение Германии усложнить Газпрому реализацию важного для Берлина и Москвы проекта повлияли несколько причин.

Первая – недовольство в ЕС (особенно в Польше и странах Балтии) особыми отношениями Газпрома и Берлина, в результате которых Германия превращается в главный хаб для распределения и торговли российским трубопроводным газом в Европе.

Вторая – снижение финансовой привлекательности проекта СП-2 для Германии в условиях пандемии и наступающего экономического кризиса. Цены на природный газ на европейском рынке экстремально низкие, поэтому сражаться за новые контракты сегодня не логично.

Третья – явное желание не обострять отношения Берлина с Вашингтоном в период политической неопределенности накануне президентских выборов в ноябре 2020 года. США активно расчищают пространство в Европе для своего СПГ, и Германия, видимо, решила, что в США по достоинству оценят ее усилия по снижению предложения на европейском рынке природного газа из России. В более конкретно проблематику СП-2 Берлин будет обсуждать с новой администрацией США.

Думаю, что есть и еще одна, четвертая, внешнеполитическая причина. Одним из последствий пандемии стало усиление позиций Китая в Европе, а также ускорившееся сближение Китая и России. Не многие эксперты обратили внимание на показательный факт – в первом квартале 2020 года объемы мировой торговли падали, а вот показатели торговли России и Китая росли и достигли рекордных объемов – 25,35 млрд долл. за три месяца при увеличении российского экспорта и снижении импорта из Китая. В дипломатическом плане отношения двух стран переживают подъем.

Например, Москва лишила Вашингтон иллюзий усадить Китай за стол переговоров в рамках планировавшегося трехстороннего соглашения о сокращении ядерных вооружений вместо СНВ-3, чей срок действия истекает в начале 2021 года. Идея союза России и Китая на антиамериканской основе, казавшаяся нереальной еще несколько лет назад, уже не представляется несбыточной. Оказание давления на Россию через создание трудностей приближенной Кремлю компании (Газпрому) – вполне в духе современной американской дипломатии, активно использующей санкции для того, чтобы оттолкнуть Россию от Китая.

— Насколько ЕС выгодно покупать американский СПГ?

— Пока сжиженный американский природный газ дороже трубопроводного российского (или норвежского). Но напомню, что в большинстве своем природный газ в США извлекается попутно на месторождениях, где добывают сланцевую нефть. Т.е., для добывающих компаний он фактически бесплатный, его только нужно не сжечь в виде факелов (в США это запрещено), а подготовить к реализации на внутреннем рынке или же экспортировать. К этому следует добавить, что технологии сжижения и транспортировки такого газа не стоят на месте, поэтому в будущем себестоимость добычи и транспортировки потребителям СПГ будет ниже, чем сегодня.

image
(Пока оценок нет)