Turkish exit из НАТО

О ситуации в Сирии, обострении вокруг Идлиба, встрече президентов России, Турции и Ирана, рассказал в интервью # главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу  Алексей Синицын.

В последние недели обостряется ситуация вокруг Идлиба. Как вы думаете, отступит ли Турция от своих интересов в Идлибе?

 — Военная операция в Идлибе по уничтожению последних «непримиримых» боевиков, и установление контроля Дамаска над этой территорией – финальный аккорд «горячей стадии» сирийской войны. По сути, она уже выиграна Асадом, что «скрепя сердцем», признают даже на Западе. Во всяком случае, это уже сделал глава французского МИД Жан-Ив Ле Дриан.

Боевики, существующие на спонсорские деньги арабских монархий и не только их, постоянно обстреливают пригороды Алеппо, готовят прорывы в направлении Хамы, а, что особенно опасно, в горно-лесистую местность Латакии. А это уже угроза российской базе ВКС. Поэтому операция будет реализована, несмотря на все предупреждения Трампа и возможную «химическую» провокацию т.н. «Белых касок», за которыми стоит британская, якобы частная военная кампания «Олива».

За подобной провокацией – «Хлор — против несчастных детей» — последует неизбежный ракетный удар со стороны США и, возможно, их союзников. Но, видимо, Москва и Дамаск просчитали все риски, памятуя, что 14 апреля им удалось отразить подобную атаку практически без потерь.

На счет интересов Турции  в Идлибе. Почему-то многие уверены, что боевики в этой провинции в той или иной степени контролируются Анкарой. Это совсем не так. Главной силой «непримиримых» является Джабхат ан-Нусра, которую Анкара признала террористической организацией. Цель Турции — оторвать от «нусритов» как можно больше их союзников из других оппозиционных группировок. К сожалению, часть турецкой военной креатуры, это, прежде всего, касается мощной организации Ахрар аш-Шам,  по разным причинам перешла на сторону откровенных джихадистов.

Некоторые турецкие источники утверждают, что Анкара просила Москву на две недели отложить операцию в Идлибе, для того, чтобы завершить переговоры с колеблющимися боевиками. Реальные результаты в этом направлении достигнуты. Поэтому я не вижу, как могут быть ущемлены интересы Анкары в этой провинции. Свое влияние на умеренную оппозицию она полностью сохранит.

— Сегодня экспертное сообщество ждет результатов предстоящей встречи президентов  Турции, России и Ирана в Тегеране. Каковы Ваши ожидания от этого саммита?

 — В арабских СМИ предстоящую встречу трех президентов уже сравнивают с Ялтинской конференцией. Но это слишком сильное сравнение. Прежде всего, будут обсуждаться вопросы идлибской операции, но думаю, что и проблемы госустройства Сирии тоже будут затронуты. Но давайте сконцентрируемся на тактике в контексте вашего интереса к действиям Анкары. Она сейчас курирует полтора десятка протурецких военных группировок во главе с Файлак аш-Шам. Они займут позиции на севере Идлиба и возможно в Африне, чтобы не допустить прорыва ан-Нусры и других группировок в сторону турецкой границы.

Тем самым протурецкие формирования не попадут под удары российских ВКС и средиземноморской группировки ВМФ  РФ. Кстати, чтобы не допустить никаких форс-мажоров на северном направлении, турецкие военные уже сконцентрировали мощные бронетанковые силы на сирийской границе и построили там серьезные фальсификационные сооружения.

Но непосредственно операцию будут осуществлять русские и сирийцы при тыловой поддержке иранских прокси. Я думаю, что саммит трех лидеров — это последнее уточнение позиций по завершению «горячей фазы» сирийской войны.

— Отношения Вашингтона и Анкары в последнее время заметно ухудшились. Как  они будут развиваться теперь в контексте сирийского конфликта?

— Давление Вашингтона на Анкару будет только возрастать. Иногда мне кажется, что мы являемся свидетелями странного феномена. Почти весь американский истеблишмент – Белый Дом, Конгресс, экспертное и даже излишне политизированное разведсообщество — находятся под влиянием СМИ. Последние пишут всякую ересь о том, что «Турции придется побираться у Катара», рассуждают о «провале неоосманизма» и пр. и пр. Все это, мягко говоря, преувеличение. Даже если американские санкции будут нарастать, то только через год внешний долг Анкары достигнет трети турецкого ВВП. У самих инициаторов санкций положение гораздо хуже.

Но, давайте, выведем экономику за скобки. Остановимся на ассиметричных политических мерах, на которые может пойти президент Эрдоган. Его  Вашингтон откровенно, но опрометчиво загоняет в угол. И снова вернемся к непониманию американцами возможностей Турции. Американские аналитики согласны с тем, что база Инджирлик будет закрыта для американских ВВС при нанесении удара по Сирии.  Это так.

Однако в американском экспертном сообществе вызвала шок статья профессора университета Оттавы Мишеля Ходусовского. Этот очень авторитетный эксперт, к которому я отношусь с известным уважением, высказал, в общем-то, банальную мысль: если Анкара выйдет из единой системы ПВО «США-НАТО-Израиль», то это будет равносильно NATO’exit по аналогии с «брекситом».

Разве не ясно, что такой процесс уже идет? В 1993 году между США, Турцией и Израилем был заключен некий меморандум, согласно которому стороны обменивались разведданными по всему ближневосточному региону и не только. Сейчас эта конструкция совершенно мертва. Поэтому нетрудно предположить, что в контексте американского давления на Анкару, а оно неизбежно, Турция закроет американские базы на своей территории. А далее недалеко от выхода из военной организации НАТО, как это сделал генерал де Голль шестьдесят лет назад.

2 304 просмотров
| 2018-09-07T15:50:13+00:00 5 сентября 2018, 21:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|