Проблема полупустой трубы

Конференция по безопасности в Мюнхене выявила целый ряд противоречий между США и европейскими странами. Только в одном они были едины — Россия представляет угрозу. Это следовало из выступлений всех западных лидеров.

Как следствие, в Москве все больше привыкают к мысли, что плохие отношения с Западом не просто всерьез, а очень надолго. В своем выступлении министр иностранных дел Сергей Лавров в очередной раз предложил как-то договориться, но поддержки не нашел.

Хотя в Белокаменной и любят порассуждать о недейственности санкций, на самом деле они становятся все более чувствительными. В частности, глава «Ростеха» Сергей Чемезов официально подтвердил перенос сроков запуска серийного производства самолета с громким названием «Магистральный самолет XXI века» (МС-21) с 2019 года на конец 2020. Этот шаг связан с американскими санкциями, которые привели к невозможности поставлять композитные материалы для производства крыла МС-21. Аналитик ИК «Фридом Финанс» Анастасия Соснова считает, что процесс замены иностранных композитных материалов российскими займет не менее пяти лет.

Удлиненное крыло из композитных материалов задумывалось как преимущество самолета, которое должно повысить его экономичность и увеличить ширину салона. Из-за санкций отгрузка из Японии и США компонентов для композитов, которые использовались для производства крыла и части киля, прекратилась.

Самолету явно не везет. Начало его серийного производства было запланировано на 2017 год, но было перенесено сначала на 2018, а теперь на 2020 год. Как теперь ясно и этот срок не будет выдержан, несмотря на официальный оптимизм, излучаемый чиновниками.

У другого детища российского авиапрома самолета Sukhoi Superjet 100 (SSJ 100) тоже проблемы. Как писала газета «Ведомости», ирландская компания CityJet приняла решение отказаться от взятых в лизинг лайнеров. Она единственный европейский эксплуатант SSJ 100. В целом ситуация вокруг российской гражданской авиатехники не внушает особого оптимизма.

Весьма неприятные новости для «Газпрома» пришли из Брюсселя. Совет Евросоюза, Еврокомиссия и Европарламент предварительно одобрили ужесточение газовой директивы ЕС. Цель в том, чтобы распространить принципы энергетического законодательства ЕС на все газопроводы, идущие в третьи страны и из третьих стран в ЕС. Одной из важнейших составляющих этого законодательства является допуск третьих сторон к транспортным мощностям, тарифное регулирование, разделение собственности и прозрачность.

Хотя Германии удалось добиться возможности выведения того или иного газопровода из общих правил, на самом деле это мало что дает. Такое исключение должно быть одобрено комитетом из числа представителей всех стран союза. В условиях жесткой оппозиции Польши и других восточноевропейских стран навряд ли получится. Если что-то и удастся сделать, то процесс принятия решений затянется на годы.

Хотя в Москве особо радовались такому исключению, но по мере прочтения документов ЕС начали приходить в уныние. Главное состоит в том, что к газопроводам, которыми должны управлять независимые операторы, допускаются третьи страны и компании. Для «Газпрома» это существенный удар, так как фактически делает трубу «Северного потока-2» наполовину пустой. Допустить другого поставщика в трубу в Москве категорически не хотят, а раз так, то вместо 55 млрд. куб. м. газа по нему будут передавать в лучшем случае 25-27.

Надежды на то, что Германия будет твердо противостоять давлению США, также не оправдываются. Как сообщает РБК-Украина со ссылкой на Bloomberg, в канцелярии Ангелы Меркель отметили, что власти Германии опасаются жестких мер со стороны администрации Трампа, недовольной строительством газопровода «Северный поток-2». В этом администрацию Трампа поддерживают Франция и Бельгия.

Понимая, что этот раунд на обозримый период Россия и с ней «Газпром» проиграли, в Москве решили не особо напрягаться. Не разрешают заполнять «Северный поток-2», возникают проблемы и с «Северным потоком-1» по той же причине, начнем строить «Турецкий поток-2». И тем самым решаются две проблемы.

Во-первых, дополняются полупустые трубы северных газопроводов. И, во-вторых, появляется возможность распилить еще с десяток миллиардов евро. Кто же от этого откажется.

Здесь мы заметим, что планы «Газпрома» строить в Турции новые газопроводы косвенно отразятся и на поставках азербайджанского газа в Европу. Создается дополнительная конкуренция и стоит подумать в Баку о новой газовой директиве ЕС.

Газовые проблемы России связаны не только с непрозрачностью добычи и транспортировки газа, использования углеводородов как политического и геостратегического оружия. В целом мир входит в глобальное противостояние между США, Китаем и Россией. При этом последняя проявляет себя наиболее агрессивной. Естественно, что на конференции по безопасности в Мюнхене этому уделили достаточно большое внимание.

На этот раз не только из-за Украины и Крыма, а вообще за вмешательство в избирательные процессы в европейских странах. Подоспел скандал с делом фонда Baring Vostok и арестом его главы американца Майкла Калви.

Надо  сказать, что удар по иностранным инвесторам нанесен сокрушительный. Если у кого-то еще и оставалось желание инвестировать в российские предприятия и активы, то теперь оно полностью пропало. Даже у самых отъявленных оптимистов.

Дело тут не только во внешнеполитическом резонансе и началом новой торговли с Вашингтоном из-за американского подданного. Это фактор при всей внешней значительности все-таки вторичен.

На первый план выходят сужающиеся возможности чекистов во власти делить уменьшающийся бюджетный и инвестиционный пирог. На всех ресурсов не хватает и их рейдерским способом отбирают и захватывают. Тот факт, что под раздачу попали американец и француз является дополнительным условием. Могли с таким же успехом оказаться и другие.

Если попытаться соединить три упомянутых сюжета, то налицо серьезная обеспокоенность европейских стран своей безопасностью. О чем в несвойственной ей несколько эмоциональной манере сказала германский канцлер Ангела Меркель в своем выступлении в Мюнхене.

По ее словам, после событий в Украине ЕС и НАТО согласились, что в центре внимания должна находиться не только борьба с терроризмом, но и коллективная оборона в рамках Североатлантического альянса. «Поставили цель увеличить расходы каждого члена до 2% (от ВВП — авт.). Мы уже нарастили военные расходы с 1,18% до 1,30%, и это для нас значительно». Даже при таком увеличении германские военные расходы приближаются к российским. Если Германия доведет их до 2% ВВП, то они превысят траты Москвы на оборону примерно на 30%.

Никаких намеков на то, чтобы пытаться решать вопросы глобальной безопасности и мировой политики вместе с Россией, от Ангелы Меркель не прозвучало. И это можно расценивать не только как финальный аккорд конференции, а как переход Европы в новое геополитическое состояние.

До новой холодной войны дело пока не дошло, но приближение очевидно.

| 2019-02-19T20:34:24+00:00 20 февраля 2019, 11:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 9,00 из 10) Загрузка...|